WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 57 |

Как-то раз одному довольно опытномуколлеге предложили поучаствовать в трехдневном тренинге по психодраме. Это былов тот краткий и богатый возможностями период нашей профессиональной жизни,когда “звезды” мирового сообщества заезжали запросто то в Москву, то в Питер, амастерские и семинары сыпались как из рога изобилия и казалось, что так онотеперь и будет... “Да я пятнадцать лет веду психодраму!” — ответил коллега и, разумеется,предложением пренебрег. Конечно, он никак не мог “пятнадцать лет вестипсиходраму” — простопотому, что ни один живой сертифицированный психодраматист его этому не учил,минимальные 400—500часов в психодраматической группе тогда отработать было негде. Короче говоря,он не получил метод и его традицию как положено, “из рук в руки”, а просто взялда и приписал тому, что делал, приблизительно подходящее название. Ситуация этаотнюдь не уникальная, “психоаналитиком” себя тоже именует кто угодно, и чемметод старше и больше повлиял на более поздние разработки, тем менее корректныбывают те, кто упоминает его. Иногда, читая на первом учебном цикле маленькуюлекцию по истории психодрамы, я сравниваю ее с великолепной, умной и живойстарой дамой с очень богатым прошлым: бурная молодость, некоторое легкомыслие,не раз случавшиеся скандалы... Будучи воистину старейшим методом групповойпсихотерапии, психодрама оставила многочисленные следы в более позднихподходах, при этом “ не беря расписок”: техники или идеи сменили имена,рассыпались буквально по всей “карте” современной психотерапии и практическойпсихологии без всяких ссылок на первоисточник.

С точки зрения российского профессионала,прошедшего несколько циклов повышения квалификации, всякое ролевое разыгрываниеситуаций — это“что-то вроде психодрамы”. Не удивительно, что такая “дикая психодрама” частооказывается неуспешным, разочаровывающим опытом как для самого профессионала,так и для его клиентов или учеников. Вспоминается, к примеру, история почтидвадцатилетней давности, случившаяся с автором этих строк на цикле повышенияквалификации в очень почтенном учреждении, специализирующемся по групповойпсихотерапии. На третьей сессии “разговорной” психодинамической группы былосказано: “А сейчас мы займемся разыгрыванием значимых ситуаций”. Каждыйучастник группы лабораторного тренинга должен был вспомнить эту самую “значимуюситуацию” и не сходя со своего места в кругу (!) выбрать партнера и“изобразить” ее содержание. Партнер, само собой, действовал — то есть говорил — по своему разумению, никакогообмена ролями не было и в помине, ведущий группы сидел себе спокойно на своемобычном месте в кругу, а завершилось все это обсуждением — интерпретацией того, “какиепроблемы членов группы отразились в ролевом разыгрывании ситуаций”. Ничего,кроме неловкости, все это не вызывало и вызывать не могло, поскольку былинарушены буквально все требования психодраматического сеттинга, произвольноотменены все процедуры — от разогрева до шеринга. Не было ни сцены, ни протагониста, нивведения в роли вспомогательных лиц, ни малейшего намека на действие... Боюсь,что те из наших коллег, которые считают психодраму чем-то поверхностным,чрезмерно условным и искусственным, участвовали в чем-нибудь подобном и по сейдень считают, что это она и была. Собственно, двадцать лет назад и автору былобы нечего возразить: уж слишком скупы и отрывочны были тогда подлинные сведенияо методе.

Сейчас-то уже многим профессионалам вполнеясно (благодаря многолетнему обучению у западных тренеров, систематическойработе первых российских психодраматистов, опубликованным книгам и статьям),что НАСТОЯЩАЯ ПСИХОДРАМА — это годы интенсивного клиентского опыта, четкие стандарты вотношении процедуры ведения сессии, совершенно особое обращение спространством, даже если это всего лишь пространство обычного рабочегокабинета... У психодраматиста должны сформироваться совершенно особые рабочиенавыки — от уменияпостоянно видеть краем глаза, что происходит в группе, наблюдающей задействием, до готовности мгновенно среагировать на неожиданно изменившеесядыхание протагониста. Учиться психодраме трудно и долго (хотя и оченьинтересно — с этим,пожалуй, не спорит никто). Что же дает это обучение, кому и зачем стоитзаниматься именно психодрамой

Как показывает опыт первых российскихгрупп, получивших полную девятисотчасовую психодраматическую подготовку узападных тренеров, далеко не все их участники впоследствии избрали психодрамусвоим основным рабочим инструментом. Для того чтобы успешно работать только врамках “настоящей”, “большой” психодрамы, нужно достаточно много дополнительныхусловий — преждевсего, нужно иметь возможность набирать и достаточно долго вести группы вподходящих для такой работы условиях. Такую возможность имеют далеко не все, издесь дело не столько в методе, сколько в общем контексте нашейпрофессиональной жизни: групповая психотерапия или тренинги личностного ростапока не стали частью массовой психологической культуры, профессионалы в своейдеятельности больше зависят не от реальной потребности того или иногоклиентского контингента, а от того, какие формы работы может себе позволитьорганизация, к которой они принадлежат. Тем не менее, все, кто прошел серьезноепсиходраматиче­скоеобучение, считают, что дело того стоило — даже если возможность проводитьпсиходраматические группы выпадает им не каждый день.

Во-первых, обучение в полном объеме даетполноценную “клиентскую” проработку, что само по себе представляет безусловнуюценность и остается с участниками учебной группы безотносительно к ихдальнейшему профессиональному пути. При этом психодра­ма способна достигать значительнойглубины и работать практически со всем спектром предъявляемых проблем: отспецифического раннего опыта до экзистенциальных кризисов, от семейных исоциальных отношений до ворвавшейся в жизнь недавней травмы.

Разумеется, обучение в рамках длительной программы в качестве прямогорезультата дает владение “духом и буквой”, теорией и практикой метода, а такжеумение свободно и осмысленно применять его элементы и модификации в различныхконтекстах. Учиться психодраме обычно приходят вполнезрелые люди, имеющие не только базовое образование, но и конкретные рабочиеперспективы, сложившиеся ранее теоретические предпочтения. Надо отметить, чтопсиходрама на редкость “веротерпима” и дает прекрасные “работающие” сочетания сдругими подходами. Более того, наличие психоаналитической или, допустим,юнгианской, экзистенциально-гуманистической, а то и когнитивно-бихевиоральнойподготовки делает и психодраматиста лучше “оснащенным” для решения будущихпрофессиональных задач. Можно только пожалеть, что лишь немногие профессионалымогут позволить себе роскошь приобретения нескольких специализаций в рамкахсертификационных программ — во всяком случае, с точки зрения психодраматических ценностей иприоритетов здесь все в порядке. Например, серьезная психоаналитическаяподготовка и практика явно добавили сложности и глубины работе такихблистательных мастеров психодрамы, как Анн Анселин Шутценбергер или болеемолодой Пол Холмс, Хельмут Барц и Эллинор Барц практикуют замечательную исвоеобразную версию юнгианской психодрамы, а Энтони Уильямс работает на стыкепсиходрамы и системной семейной терапии. Да и давний спор психоаналитиков ипсиходраматистов о том, благом или злом является прямое отреагирование вповедении, совершенно иначе выглядит сегодня, когда более молодые и “скорые наруку” подходы невольно выявили в “старых терапиях” гораздо больше сходства,нежели в свое время признавали их признанные авторитеты.

Таким образом, любая предшествующая илибудущая специализация в индивидуальной, семейной или групповойпсихотерапии — как ив смежных разделах психологических или образовательных практик — может только обогатитьпсиходраматическую подготовку. Что касается базовогообразования, то в обучении по данной программепредпочтение отдается медицинскому или клинико-психологическому, но и тут всене так просто. Консультанты по зависимостям, социальные работники, дефектологии представители других “помогающих профессий” во всем мире широко используютпсиходраматические техники, и у большинства российских тренеров уже естьоснования считать, что возможности терапевтического применения психодрамы шире,чем это может показаться на первый взгляд. По моим наблюдениям, присутствие вучебной группе людей разных “миров” только делает процесс более эффективным, аконфликт интересов вполне разрешим (скажем, врачам важнее углубиться в тонкостиведения сессии с протагонистом, страдающим фобическим неврозом, школьныйпсихолог хочет разработать проект психодраматической группы для родителейтрудных подростков, а сотрудники местного телефона доверия собираютсяразработать систему подготовки добровольцев).

Следует отметить, что данная программа принципиально ориентирована на использованиелюбых элементов психодраматического “инструментария” в реальных обстоятельствахна рабочем месте. Но для того чтобы это сталовозможным, в первой половине обучения особое вниманиеуделяется классической психодраме, техническим навыкам обращения спространством, временем и реальностью, развитию собственной спонтанности икреативности участников тренинговой группы. Взрослыелюди, профессионально делающие довольно тяжелую и ответственную работу,попадают в особые условия постоянного обращения к ресурсам творческого,“авторского” отношения к ситуации и самим себе. Иногда бывает достаточнонепросто изменять даже элементарные двигательные стереотипы: ведьроль — это всегданечто действующее, находящееся в движении; психодраматист не может ни ходить,ни смотреть, ни говорить так, как это делает врач на обходе или преподаватель удоски. О прямых учениках Дж.Л. Морено говорили, что “он не учил ведущихпсиходраму, он учил вспомогательные “я”. Работа в этом качестве — десятки вспомогательных ролей вдрамах разных протагонистов — требует порой почти невозможного и сама по себе являетсяпрекрасной школой, расширяющей рамки представлений о своих профессиональных иличностных особенностях. По мере того, как психодраматические навыки входят “вплоть и кровь” участников тренинга, становится заметно, что они начинаютиспользоваться в самых разных практиках. Психотерапевт, предпочитавшийбеседовать со своими пациентами, рискнул встать со стула и предложитьдействие — оказалось,что результат достигнут быстрее, а уж “психодрама” ли это действие в точномсмысле слова, не так важно. Психолог, ради хлеба насущного проводящийбизнес-тренинги, разработал и провел ролевую игру — собственно, ничего принципиальнонового тут нет, и все отличие от его предыдущего опыта состояло в том, что былвведен “психодраматически грамотный” обмен ролями и элементы дублирования, чтоповысило качество тренинга. Несколько врачей-психиатров, работающих в разныхотделениях одной больницы, провели совместную психодраматическую сессию, вкоторой протагонистом была пациентка одного из них, а остальные служили“обученными вспомогательными лицами”. Обратим внимание на интересный факт: всеэти успешные, эффективные профессиональные действия совершенно не требовалиобъявления во всеуслышание, что, мол, такие-то проводят ПСИХОДРАМУ. Это былопрямое использование результатов психодраматического обучения, адекватное своимрабочим обстоятельствам и полностью интегрированное в ранее полученныепрофессиональные навыки.

Таким образом, учебная программаориентирована не только на овладение методом как таковым, но и на максимальное“вживление” нового опыта в сложившийся. Именно поэтому в начале обучения нарядусо знакомством с классической психодрамой и социо­драмой особое вниманиеуделяется “малым формам” — в частности, тем техникам,которые могут использоваться в индивидуальной психотерапии, психологическомконсультировании. Самостоятельная работа участниковгруппы строится следующим образом: уже на первом цикле формируются “тройки” дляпроведения учебных сессий, подробно обсуждается их структура, и в промежуткемежду тренинговыми циклами “тройки” встречаются еженедельно для самостоятельнойработы, процесс и результаты которой фиксируются в дневнике. “Расклад” по ролямэтих мини-сессий стандартный: протагонист, директор, наблюдатель.

Темой индивидуальной работы может бытьвсе, что протагонист готов доверить “терапевту” и что может быть проработано вкороткой сессии. Для поддержания принципа равенства участников на каждойвстрече все трое обязательно должны побывать во всех трех ролях: при всем своем“духе вольности” психодрама требует от профессионала огромной дисциплины и нетерпит капризов типа “Ах, я еще вся в своих чувствах, я не могу бытьдиректором”. Короткая учебная сессия тренирует такое ролевое переключение,заставляет распоряжаться временем максимально экономно. Впоследствии две“тройки” объединяются — с тем, чтобы продолжить самостоятельную работу уже в контекстемалой группы, проводя полные психодраматические сессии. В дальнейшем к этимформам самостоятельной работы прибавляются семинары по рекомендованнойлитературе и обязательное присутствие друг у друга на сессиях, проводимых среальными клиентами (взаимная супервизия). Все сложности, возникающие в этихвидах самостоятельной работы, обязательно выносятся на общее обсуждение в“большой” группе и могут быть своевременно разрешены.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.