WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

И тут же ловишь себя на мысли: ничего случайного в осуществленном Замысле мечети быть не может, думать иначе было бы странно, а коли так, значит, это искажение линий в одном фрагменте также часть Замысла. Это удивительно! Я часто думаю об этом мельчайшем искаженном фрагменте, и это меня потрясает настолько, что мысли у меня путаются, и я пытаюсь в них разобраться: 1. ошиблись все-таки укладчики плитки, но ведь этого не может быть! 2. укладчики плитки ошиблись в высшем смысле, ибо рукой человека водило Божественное Провидение; 3. храмостроители намеренно исказили узор, ибо таков был Замысел, и нет тут никакой ошибки в укладке; 4. в любом случае утверждаешься в мысли, что незначительное несовершенство или искажение детали целого есть такая же неотъемлемая часть Замысла, как и общая гармония и красота целого.

Внутренние пространства.

Достаточно их перечислить – разумеется, те, которые удовлетворяют хоть сколько-нибудь взыскательный вкус. И я не касаюсь здесь храмов с их внутренним пространством.

Самое большое внутреннее пространство – это Гостиный двор.

Оригинально организованным внутренним пространством может похвастать дворец профсоюзов – там во внутреннее пространство выходят окна части кабинетов чиновников.

Неброский внешний вид здания Социнвестбанка контрастирует с великолепным внутренним пространством, где циркулируют вверх-вниз два прозрачных лифта.

Скошенный фасад – не единственное оригинальное архитектурное достоинство молодежного театра («непараллельность общему контексту» - так отозвался об этом фасаде уфимский поэт Алексей Кривошеев). Организация внутреннего пространства в театре также производит прекрасное впечатление.

Внутренний балкон по периметру всего торгового зала характеризует книжный магазин «Знание». С балкона – со многих точек – прекрасный вид вниз, где – в силу ракурса и полноты обзора – хаотическое движение покупателей на фоне стеллажей с книгами выглядит умиротворяющее.

Странно, что уфимские художники не оседлали еще эту тему больших живописных внутренних пространств, а материал весьма благодатный.

Медитативные концентрические круги

можно описать ногами вокруг и внутри Гостиного двора в определенном порядке.

Предлагаю систему из 5 сужающихся кругов.

Первый круг надо пройти по внешней галерее снаружи здания, для пущей медитативности можно считать арочные проемы, всего их снаружи 148, по 43 с каждого из больших фасадов и по 31 с двух меньших (если, конечно, я не сбился со счета). Начинать и заканчивать внешний круг следует от места центрального входа в Гостиный двор с улицы Ленина. Направление – по часовой стрелке или против – выбирайте по вашему усмотрению, затем меняя его на противоположное при каждом следующем круге.

Закончив внешний круг, следует зайти внутрь Гостиного двора и начать (в противоположном направлении) второй круг по внутренней галерее, там 108 арочных проемов, по 33 и 21 с каждой из большей и меньшей стороны соответственно.

Третий круг (опять сменив направление) надо описать по внутренней площади.

На этом, впрочем, можно остановиться.

Но можно и продолжить. Следующие два круга совсем небольшие. Чтобы их описать, следует подняться на эскалаторе на второй этаж в центре внутренней площади.

Четвертый круг в таком случае – на втором этаже – можно сделать с выходом на дальние балконы, в направлении, перпендикулярном линии эскалатора.

И пятый, финальный, круг надо описать там же на втором этаже (не забывая все время менять направление движения на противоположное), уже не теряя эскалатор из виду, вокруг его проема. Также можно практиковать вышеописанные круги в обратном, расширяющемся порядке.

Такая прогулка весьма успокаивает и настраивает на весьма метафизический лад, агрессивных людей лишает избытка злой энергии, а девушка, практикующая такие круги постоянно, будет иметь крепкие ноги и не останется незамеченной, весьма возможно, она встретит юношу, предающегося такому же, как и она, занятию, а значит, во многом с ней совпадающего.

Дивные лифты

Вечером, когда уже темно, прозрачные и освещенные внутри лифты высотного здания банка «Уралсиб» смотрятся с улицы, как ползающие по вертикали светящиеся жуки. Особенно красиво, когда все лифты движутся одновременно на разной высоте.

Внутри лифта – при подъеме – это обзорная площадка с расширяющимся горизонтом обзора. Вид прекрасный.

Когда здание банка было построено, и я обнаружил эти дивные лифты, специально повел своего ребенка покататься на них. Охраннику я нес совершенную чушь, городил страшную околесицу, нагло врал, чтобы он нас пустил вдвоем. Нельзя же было ему сказать, что мы просто хотим покататься на ваших классных лифтах и посмотреть, что из них видно. Вот тот случай, когда ложь необходима и служит во благо. Только зачем меня к этому вынуждать Следует сделать доступ в эти лифты совершенно свободным для всех, ибо ничего подобного в Уфе больше нет.

Подземелья

Говорят, их под Уфой много.

Мне известно одно. Это бывшие штольни, где добывали, кажется, гипс или что-то еще. Отправляли добытое из недр земли по реке Уфе на баржах.

Пройти к штольням можно, спустившись от ВДНХ к переправе, и там взять направо между частными домами. Дорожка пойдет между заборами, затем следует держаться тропы, ведущей вправо и чуть вверх.

Вход в штольни малоприметен.

Сначала попадаешь в три параллельных коридора, пересеченных более короткими перпендикулярными ходами. В этой ближней части штолен достаточно чисто и вряд ли опасно. Высокие потолки. Много места. Экзотично поиграть здесь в догонялки или прятки с фонариками в руках.

В дальнюю часть штолен – более опасную, странную, гораздо больших размеров – можно попасть, преодолев насыпь, доходящую чуть не до потолка – там некое подобие купола. И оказываешься в поразительном месте: мрак, полная тишина, брошенные вагонетки, остатки рельсов, проржавевшее железо, целые комнаты управления, двери в стенах, зловещие ходы, напоминающие гигантский, теряющийся в темноте из виду скелет

из-за огромного количества полусгнивших бревен-подпорок, внезапные тупики, продолжение которых засыпано. Целая заброшенная цивилизация под землей – такое ощущение. Антиутопия наяву. Как бы подземный вариант атмосферы фильма «Сталкер».

Были люди и приложили столько усилий, чтобы прорыть эти пространства, потом все бросили и ушли. Зачем Куда Что это были за люди

Зловещая тайна чудится во всем этом.

Огромное облегчение испытываешь, выбравшись, наконец, наружу, на дневной свет.

Мосты

Летом, в жаркий день, следует прийти на пляж напротив Монумента Дружбы и, войдя в реку Белую, плыть на спине.

Скоро течение приносит тебя под автодорожные мосты, сначала новый, потом старый. Ты попадаешь в тень, и шум от машин сверху вдруг пропадает, как пропадает и вид всяческой суеты, и только видишь, как высоко над тобой, на обратной стороне моста – сначала нового, затем старого – птицы вьют гнезда и летают вокруг них. Не суть важно, ласточки это или стрижи. Их немного, этих птиц, но они есть, можно рассмотреть их деловитую суету. И вибрация им нипочем. И эти гнездовья, и их обитатели, крылатые любители урбанизма, медленно плывут над твоим взором со скоростью течения реки…

Удивительное умиротворение охватывает внезапно душу от этого зрелища.

Проплыв мосты, снова попадаешь в зону суеты: солнце, жара, шум, люди, непрерывный поток машин. Однако ощущение покоя, тишины, прохлады и умиротворения остаются с тобой еще надолго.

Эти впечатления я вынес из лета-2002. 4 августа 2003 г. я не обнаружил под мостами птиц. Только покинутые гнезда…

Летние кафе

Последние годы в Уфе их множество. Упомяну одно, на площади перед торговым центром «Башкирия», примечательное тем, что отсюда в конце августа – начале сентября, часов около девяти вечера в ясную погоду можно наблюдать закат, сидя за столиком и не предпринимая никаких пространственных перемещений.

Огромное солнце спускается напротив, за бульваром Молодежи и линией леса, торжественно уходя за изрезанный очертаниями дальних домов горизонт. Весьма благодатное зрелище.

Возможно, уличные кафе, откуда открывается вид непосредственно на закат до самой линии горизонта, есть в Уфе еще, но мне неизвестны.

Общественные городские бани.

Старая баня на улице Рязанской (остановка транспорта «Улица Ростовская») находится в совершенно уединенном месте. Какие-то заборы вокруг производственных территорий. Ни жилых домов, ни потоков машин, только редкие прохожие.

Предбанники мужской и женский находятся на расстоянии друг от друга.

Зимой, темным вечером (баня работает до 22 часов), когда выпал свежий чистый снег, можно спокойно выходить нагишом из парной на улицу в снег и, встав в сугроб по колено, обтираться или при желании осторожно лечь в снег. Никто не смутится, ибо смущаться на улице некому. И при возвращении в тепло бегут по телу блаженно покалывания иголочками от прикосновения снега.

И такое укрепляющее бодрость духа оздоровительное мероприятие практикуют в этой бане немало парильщиков.

Женщины, впрочем, в сугробе отчего-то не бывают замечены. Хотя видно: из бани многие из них идут распаренные и с вениками. Женщины устроены слишком иначе.

«И блеском золотым весь город одержим…»

Эту часть улицы Калинина от пересечения с улицей Ульяновых в направлении дворца им. Орджоникидзе следует посетить в солнечную погоду в начале сентября, часов около шести вечера.

Этот короткий отрезок улицы совершенно не суетен. Редкая машина завернет сюда. Дома здесь не выше деревьев, а деревья вровень с домами. Воспринимается это очень гармонично.

Улица здесь делает поворот чуть налево, и солнце бьет в створ улицы навстречу тебе, находясь прямо над крышами, и тут понимаешь, что строки из стихотворения Шелли «и блеском золотым весь город одержим в неистовом предсумрачном сияньи» (Д. Тухманов, пластинка «По волне моей памяти») – никакое не преувеличение.

Это удивительно. Мне встретилась еще девочка на роликовых коньках. Она буквально выплывала из расплавленного золота мне навстречу, и золотое свечение колыхалось, как вода в бассейне, в стенах улицы.

Ничего подобного я в Уфе не наблюдал.

Дело, видимо, в определенном ракурсе, в высоте и непрерывности фасадов домов, в их облицовке, высоте солнца над горизонтом и его яркости.

Хочу также добавить, что я бываю совершенно трезв и вменяем, когда предпринимаю романтические прогулки по улице Калинина.

Туман

осенним утром от памятника Салавату Юлаеву весьма впечатляет.

Молочная пелена скрадывает пространство, краски, звуки и присутствие других людей. И вдруг раздается близкий шум поезда, идущего по железнодорожному мосту. Шаришь глазами в том направлении, а самого моста и поезда нет! Есть только шум и пелена тумана. Очень необычное ощущение.

Смотришь вперед, и просматривается часть реки, и видны в ней отражения высоких деревьев с того берега, чуть поднимаешь взор – а ни того берега, ни деревьев нет!

Есть только отражение. Это удивительно!

И все вокруг тонет в тумане, и все обманчиво, нереально, будто мир навсегда изменился и никогда уже не станет прежним…

Необычный ракурс II.

Необычные ракурсы всегда впечатляют, ибо неожиданны.

Мне известно место, откуда открывается весьма неожиданный вид на памятник Салавату Юлаеву.

От телецентра следует пройти вдоль фасада школы № 35 (ул. Гафури, 7) до арки здания. Напротив арки есть проход между гаражей.

Зайдя в этот проход за гаражи, обнаруживаешь себя над совершенно заросшим деревьями конусообразным оврагом в форме получаши. Наиболее эффектный вид – в ноябре, когда все уже чуть припорошено снегом.

Ноги попирают свалку, уходящую в овраг, которую устраивают тут местные жители и владельцы гаражей, справа – вид на пару недавно отстроенных особняков, прямо видна река, слева – непрерывная масса переплетающихся ветвей деревьев, отчетливо подчеркнутых припорошившим их снегом, и там, над этим диким черно-серо-белым орнаментом возвышается гордый каменный всадник, устремленный вперед и взметнувший руку над головой, и все деревья – настоящие заснеженные джунгли – как шлейф за движением всадника.

Очень возвышенно помочиться в этом уединенном месте лицом к Белой. Живописность этого акта слияния – через струю урины – с окружающим пейзажем возрастет, если вдруг на реке в этот момент появится проплывающее мимо судно – движущийся объект (в случае, когда навигация еще не закрыта на зиму).

Сочетание свалки, вида на реку, на особняки, на памятник Салавату Юлаеву сзади и сбоку, буйное, неистовое переплетение тысяч и тысяч ветвей под снегом делают это место весьма оригинально-живописным.

Утраченные места силы

всегда были, есть и будут. Ибо таков ход времени. Уходит одно, приходит другое.

1

Вышка нового, самого высокого трамплина в Уфе была несколько лет великолепной смотровой площадкой с круговым обзором. Наверх вела металлическая лестница с перилами. Вход не возбранялся. Подняться мог любой желающий. Трамплин стоит и ныне. Ветрозащитный колпак на вышке напоминает снизу гигантский космошлем с поднятым забралом, однако полный обзор вокруг явно пропал, как и свободный доступ наверх. А это была всем доступная самая высокая точка на самом высоком месте берега реки Уфы (недалеко железный тригопункт) в районе торгового центра «Башкортостан». Пейзаж сверху открывался весьма впечатляющий во все стороны, как днем, так и ночью.

Была смотровая площадка – не было трамплина (не был закончен). Трамплин не достроен и поныне, а смотровой площадки нет уже давно. Парадокс: иногда нечто недостроенное в некоторых специфических своих проявлениях может быть оригинальнее, чем в завершенном состоянии. Некоторые черты Замысла явно проявляются в его незавершенном виде и скрадываются его завершением.

Под этой смотровой площадкой была канатная дорога. Такие же двухместные кабинки я обнаружил, например, в центре Ялты. В самой канатной дороге нет ничего необычного, но в Уфе она была единственной.

Фактически это – движущаяся смотровая площадка. И в некотором роде аттракцион. Кроме, разумеется, своих транспортных качеств.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.