WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |

Заражение ивнушение имеют определенные отличия. При заражении осуществляетсясопереживание боль­шой массой людей или диадой общего психологического состояния. Внушение же не предлагает такого "равен­ства" в сопереживании идентичныхэмоций. Следователь­но, внушение — персонифицированное, активное воздей­ствие одного человека на другогоили на группу. Внуше­ние, как правило, носит вербальный характер, тогда какпри заражении кроме речевого воздействияиспользуют­ся ииные средства (восклицания, ритмы и пр.)

Внушениеотличается и от убеждения. В.М. Бехтеревпоказал, что внушение непосредственно вызываетопре­деленноепсихологическое состояние, не нуждаясь в до­казательствах и логике.Убеждение же построено на том, чтобы с помощьюлогического обоснования добиться согласия отчеловека, принимающего информацию. При внушениидостигается не согласие, а просто принятие информации, основанное на готовом выводе. В случае убеждения вывод должен быть сделан принимающим ин­формациюсамостоятельно.

Следовательно, убеждение — преимущественноин­теллектуальное,а внушение —преимущественно эмо­ционально-волевое воздействие.

В последнем из вариантов психологическоговоз­действия— подражании — осуществляется не простоепринятие внешних черт поведения другого человекаили массовых психологических состояний, новоспроизве­дениеиндивидом черт и образцов демонстрируемого по­ведения Различают несколько видов подражания:

—логическое и внелогическое;

—внутреннее и внешнее;

—подражание-мода и подражание-обычай;

—подражание внутри одного социального класса и подражание одного класса другому (Андреева, 1988).

В процессе психологическогоконсультирования, по-видимому, проявляются всевышеназванные механизмы воздействия, Например, напервой стадии консультирова­ния существенен механизм эмоционального заражения. На второй и третьей стадиях — механизмы внушения,убеждения и подражания. Благодаря действию данныхмеханизмов возникают феномены расширениярепертуа­ракогнитивных схем, изменения поведения, обучения навыкам и т.п.

Таким образом, в консультировании, как ив психо­терапии,действуют сходные факторы, определяемые об­щими механизмамипсихологического воздействия.

2.4. Модель"картины мира" и ее значение в консультативно-психотерапевтической практике

Модель картины мира — репрезентация нашегоопы­та мира.Являясь личной моделью "реальности", она своя,отличная от других у каждого человека в зависимо­сти от неврологическойконституции, а также от социаль­ного и индивидуального опыта (Пуселик, Люис, 1995).

Можно говорить о том, что мы постоянноотделены от мира вне нас. Сенсорные входыпреобразуются в элект­рохимические импульсы по мере их передачи в централь­ную нервную систему.Следовательно, мы воспринимаем не реальность, аскорее неврологическую модель реаль­ности. Из-за сходства вневрологических механизмах каждого из нас мы можемиметь и сходный опыт. Этот факт в сочетании ссовместным социальным и культур­ным опытом дает возможность создать совместные мо­дели, образующие основу нашихсоциальных структур.

Язык — это основной пример такоймодели. Однако нет универсальной репрезентацииопыта, а также никакой единой модели мира, точноподходящей для каждого

(там же).

Сказанное имеет самое прямое отношение кконсуль­тативно-психотерапевтической практике.

Оказывается, то, что может казаться"серым" кон­сультанту, является "коричневым" в восприятии клиента.И это было бы небольшой проблемой, если бы несуще­ствовалосоциальных и индивидуальных фильтров, кото­рые являются вторым и третьимуровнями в построении "картины мира". Основнымпримером социальных огра­ничений является язык. Язык кодирует воспринимаемые феномены в слова, которыми манипулирует ум, пытаясь выделить смысл из опыта. Например, эскимосы имеют семьдесят различных слов для выражения понятия"снег", потому что это в значительной мереспособству­етвыживанию культуры эскимосов. Все развитие лично­сти отражает широкое общество,в котором живет чело­век, — общественные институты, традиции, ценности,

идеи и т.д.

Социальные правила образуют определенныеграницы между тем, во что мы верим, как в возможноеи невоз­можное,хорошее и плохое, подходящее и неподходящее и т.д.(там же. С. 31).

Можно сказать, что картина мира в этомсмысле скла­дывается из ряда "мифологических систем". Конечно, "миф" здесь понимается не как ложь и выдумка, но какнекий способ структурирования и осмыслениядействи­тельности(Цапкин, 1992).

Каким бы ни был концептуальный подход,кон­сультант-психотерапевт неминуемо сталкивается с про­блемой представления клиентусобственной концепции психотерапии, с введениемнекой единой системы поня­тий, однозначной "мифологии", известной и терапевту иклиенту. Термин "психотерапевтический миф" ужедавно употребляется в западной психологии. Под мифом пони­мают специальносформулированные для клиента психо­логические знания, объясняющиесуть проблемы и про­цесс лечения. И хотя в литературе подвергается критикетак называемая индоктринация, то есть навязываниете­рапевтомклиенту тех или иных концептуальных идей врезультате жесткой установки, вызывающей сопротив­ление клиента и мешающейпсихотерапевтическому про­цессу, ненамеренная индоктринация обязательно присут­ствует в любой психотерапии.Более того, практически всегда клиент, окончивлечение, усваивает теорию психо­терапии, предъявляемую ему терапевтом (Огинская, Ра­зин, 1991. С. 10).

Тем не менее все было бы достаточнопросто и ясно, если бы клиент представлял собойнекую "tabularasa". На деле жеклиент, как правило, приходит к консультан­ту-психотерапевту со своей"мифологией". У него есть не только свой"самодиагноз", но и нередко цельная интраконцепцияего страдания и соответствующая ей форма избавленияот него.

Точнее будет сказать, что впсихотерапевтическом про­цессе скрещиваются пути как минимум трех ми­фологических систем:профессиональной мифологии психотерапевта иличностных мифологий пациента (кли­ента) и психотерапевта(Цапкин, 1992. С. 28).Причем со­временная российская действительность такова, чтоин-траконцепции клиентов, как и массовое сознание вце­лом, содержатбольшую, разнородную, во многом противоречивуюмассу идей, взглядов, представлений и иллюзий. Вэтом мутном потоке совершенно неудиви­тельно всплывание наповерхность различных концепций представителей"оккультной" психотерапии и других "це­лителей" человеческойдуши.

Изучение рынка психотерапевтическихуслуг, прове­денное московским врачом-психотерапевтом Н.Н.Нарицыным (1994), показало, что примерно 60% представителей "оккультной" психотерапии — это люди, прослы­шавшие о будто бы большихзаработках психотерапевтов и в целях личной наживыобъявившие себя биоэнерготерапевтами, магами,колдунами, экстрасенса­ми, целителями, а также "психологами" и "врачами". Какправило, это вполне здоровые психически,предприимчи­выеграждане, умело жонглирующие наукообразнымифразами...

Еще примерно 30% таких "психотерапевтов"сами на­ходятся загранью психопатологии. К сожалению, есть и группаврачей и психологов, потерявших, видимо, веру в возможность выжить в условиях "смутного времени". Отчаявшись, они пытаются на свои профессиональные знания напустить туман оккультизма. И плодятсясочета­ния типа:"врач-энерготерапевт", "врач-экстрасенс, ма­гистр оккультных наук","маг-психолог" и т.п. (Нарицын,1994. С. 177).

В последнее время заметна еще однатенденция —появление (а точнее возрождение) христианскойпси­хотерапии, втом числе и уход отдельных врачей в хрис­тианство, пересечение религиии психотерапии {Каган,1993. С. 31).

Крайне распространенными стали иразличные вос­точные философско-религиозные концепции (йогизм, дзен-буддизм и т.п.), широко предлагающие исцеление души и тела.

Гораздо ближе к мистицизму, чем к науке,несмотря на проникновение в серьезныепсихологические журналы, по-прежнему стоитпарапсихология, но и она берется за лечениестраждущих. Предложение же и спрос всегда былисторонами одной медали. Личностно-профессиональнаямифология "помогающих" — лишь обо­ротная сторона личностной мифологии ищущих помощи. Тем более, что наше время дало возможность вчерашне­му клиенту сегодня назватьсебя "терапевтом" или "кон­сультантом". Не умножая далее количество примеров, допытаемся классифицировать концепции, формирую­щие, составляющие мифологиюклиента нашего времени. В современной Россиивыделяется по меньшей мере семь основных "мифов опомощи" (интраконцепций, ми­фологий клиента):

—житейский;

—философский;

—религиозный;

—оккультный;

—медицинский;

—психологический;

—псевдонаучный.

Естественно, что каждый из них может бытьразбит еще на ряд "подмифов", на которых мы пока небудем останавливаться.

Каждую интраконцепцию (миф) можно описатьс по­мощью рядапостоянных характеристик. В наиболее об­щем виде таких характеристиктолько две: во-первых, это ответ клиента на вопрос:"Что со мной происходит", его представление оприроде страдания, другими словами, формулировкавторичной потребности, часто следующей заблокировкой первичной потребности (в безопасности, любви и т.д.); во-вторых, это имя субъекта, избавляющегоот страдания, указывающего путь к избавлению, посути — имясубъекта, удовлетворяющего потребность.

Используя данные константы, кратко опишемкаждый из семи вышеназванных мифов.

Итак, житейский миф. Формулировкапотребности в данном мифе часто заключается в такой фразе: "Мне ну­жен совет..." или "Мне нужновыговориться...". Субъек­том же, удовлетворяющим эту потребность, может быть взависимости от ориентации клиента или обстоятельств друг, мудрый сосед (внесемейный подмиф), либо родите­ли, супруг (супруга) (семейныйподмиф), а иногда и слу­чайный вагонный попутчик.

В философском мифе формулировка потребности можетзвучать так: "Я не понимаю чего-то в жизни...

нуждаюсь в объяснении...". При болеематериалисти­ческой, рациональной ориентации клиента субъектом мифа становится ученый (западный подмиф) или объект,приобретающий значение субъекта — книга, журнал, тоесть по сути то же философское знание,фиксированное в языке, слове (письменном,печатном). При более идеа­листической, эмоциональной ориентации клиента субъек­том скорее становится некийгуру-учитель (восточный

подмиф).

Религиозный миф представляется клиентом в таких конструкциях: "Я нуждаюсь ввере... меня наказал Бог... спасение в Боге".Субъект же мифа здесь может быть как индивидуальным(священнослужитель), так и коллектив­ным (община, религиозноеобщество). Кстати, здесь чаще, чем в других мифах,возможно существование ир­реального субъекта мифа, "прямой" контакт с субъектом,избавляющим от страдания, но не представленным в ре­альности.

В оккультном (мистическом) мифеязыковая кон­струкция может быть следующей:"Меня сглазили... на­слали порчу...". Субъектом же, избавляющим от "сглаза",естественно становится колдун, знахарь, ясновидящийи

т.п.

Во многом медицинский подход, особеннокасаю­щийся неорганических, а так называемых функ­циональных нарушений, такжемифологизирован. Клиент заявляет себе: "Я болен..."и требует врача (врачебный подмиф) или целителя(подмиф народного целительства).

В психологическом мифе формулировка потребности звучитпримерно следующим образом: "У меня психоло­гическая проблема...",соответственно нужен психолог, который может в нейразобраться.

Псевдонаучный миф сам по себе крайне неодноро­ден, однако наиболее мощнымиего ветвями являются, пожалуй, парапсихология иастрология. Соответственно страдание объясняется вбиоэнергетических, сенсорных и иных псевдонаучныхтерминах, либо "проще": "Сегод­ня неблагоприятное расположение звезд... Марс вошел вЛуну" и т.п.

Конечно, все интраконцепции клиентов нашеговреме­ни не могутбыть строго изолированными и зачастую пересекаютсяи объединяются. К тому же к ним немину­емо начинают примыкать и болеематериальные вещи — социальная, правовая и иные видыпомощи.

Следует добавить, что индивидуальныеограничения также сказываются на построенииопределенной карти­ны мира человека, на формировании его системы веры иценностей (Пуселик,Люис, 1995. С. 34). В частности, на представлении (мифе) о помощи. Индивидуальные огра­ничения являютсянепосредственным результатом лично­го опыта, частью личностной истории.

Так, некто, оказавшийся в минуту личнойдрамы ря­дом сосвященнослужителем (колдуном и т.д.), оказав­шим ему непосредственнуюпомощь, вряд ли в следую­щую минуту душевного разлада примется искать психо­лога-консультанта. Часть егокартины мира, касающаяся представления обизбавлении от душевного страдания, уже построена. Иэто не хорошо и не плохо. Это всего лишь означает,что психологическое консультирование, если онохочет быть востребовано, должно быть пред­ставлено как в социальнойжизни, так и в индивидуаль­ном опыте.

Глава 3. КЛАССИФИКАЦИЯ ТИПОВ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

3,1. Типы консультирования

До обсуждения типов собственнопсихологическо­гоконсультирования необходимо заметить, что кон­сультирование как таковоесуществует и в ряде дру­гих профессиональных областей, крайне отличных от психологии(например, технических), а так же более близких к ней — естественнонаучных игума­нитарных. Кним относится врачебное консультиро­вание, юридическое,управленческое консультирова­ние и т.д.

К классификации собственнопсихологического консультирования, под которым, какуже было ска­зановыше, имеется в виду оказание психологичес­кой помощи психическинормальным людям для достижения ими целейличностного развития, можно подходить, опираясь на разные критерии.

Так, взяв в качестве классификационногокрите­рия возраст,мы должны прежде всего рассмотреть возрастную периодизацию, принятую вРоссии:

—младенчество (от рождения до 1 года);

—преддошкольное детство (1—3 года);

—дошкольное детство (3—6 лет);

—младший школьный возраст (6—10 лет);

—подростковый возраст (10—15 лет);

—юность:

I период(старший школьный возраст 15—17 лет),

II второй период (17—21 год);

— зрелыйвозраст:

I период (21—35 лет),

II период (35—60 лет);

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.