WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 42 |

Стал почти хрестоматийным эпизод последнихдней Александра Блока: предчувствуя приближающуюся смерть, тяжело больной поэтв неистовстве разбивает кочергой находившуюся в его квартире статую Апполона -мифологический образ, ассоциирующийся с архаичной эротической чувственностью,"темной стихией астартизма" (В.Соловьев). Этот аффективный поступок приобретаетявную символичность в контексте поэтического мировоззрения и обстоятельствличной жизни Блока. Казалось, вся его судьба была предопределена некиммистическим знаком непрестанной борьбы двух противоположных начал, образовавшихроковые зигзаги его биографии: то одержимость соловьевской идеей "белой любви"и крайний половой аскетизм, то посещение вошедших в декадентскую модуоргиастических хлыстовских радений. И в конце жизни - снова отказ отсексуальности, распространяющийся уже далеко за пределы личной судьбы. Следуетособо отметить, что этот последний жизненный этап Блока совпал с периодомреволюционных потрясений, коренной ломки старого мира. Совпадение двух этихобстоятельств и дало, преломившись в творчестве поэта, "Двенадцать" -уникальный по своей новизне мировоззренческий дискурс. Уникальный в томотношении, что именно в "Двенадцати" впервые (скорее всего, непроизвольно) былисоединены темы сексуальности и социума, предвосхищая появившиеся лишь в 20-хгодах теоретические построения позднего Фрейда и неофрейдистов.

Любопытно, что в ряду персонажей"Двенадцати" (буржуй, поп, писатель-вития и др.) непропорционально большоеместо отведено проститутке Катьке. По сути, основная интрига поэмы и строитсявокруг ее гибели. Кроме того, озадачивает сам факт, что в поэме, посвященнойпролетарской революции, гибнет в общем-то безобидная с классовой точки зренияпроститутка, а не, казалось бы, более заслуживающие этой участи буржуй, попили, скажем, предатель-Ванька. Пуля красногвардейца настигает именно уличнуюблудницу, тем самым именно её отождествляя с подлежащим отмене "старым миром".Неслучайность произошедшего подтверждается и тем, что сожалению о содеянном,пробудившемуся в невольном убийце ("Эту девку я любил...") противопоставляютсянеукоснительные императивы восстания: "Шаг держи революцьонный!", "Над собойдержи контроль". Тончайшее поэтическое прозрение Блока подводит к неожиданномуи потрясающему сопоставлению Эроса и Революции, обнажая глубинные коллизии,конфликты, разломы человеческого бытия...

В 1930 г. известный теоретик марксизма КарлКаутский выступил с резкой критикой активиста германской компартии ВильгельмаРайха - автора доктрины "сексуальной революции". Главным основанием критикипослужило то, что сексуальная революция с ее тезисом о достижении "сексуальногосчастья" отвлекает пролетариат от классовой борьбы, лишает рабочих их"идеалов". Однако ни Каутскому, ни другим лидерам рабочего движения не удалосьсклонить  Райха к отказу от "вредных" воззрений, и в 1933 г. он был исключен изГерманской коммунистической партии. Весьма показательно, что одновременно сжесткой критикой, исходящей из марксистской среды, родоначальникфрейдомарксизма подвергся не менее решительному остракизму и со стороны кругов,представляющих другой компонент его учения - психоанализ. Райх, прямой ученикФрейда, был исключен и из Международной психоаналитической ассоциации. В чем жепричина столь единодушного отвержения сексуальной революции Попытаемсяответить.

Довольно спорным представляется расхожеемнение о гонениях и запрете на психоанализ в нацистской Германии. Некоторыепритеснения действительно имели место, но касались они не психоаналитическогодвижения как такового, а его конкретных деятелей. Дело в том, что большая частьведущих германских психоаналитиков того времени были евреями, и в силуначавшейся при Гитлере расовой дискриминации они были вынуждены покинутьстрану. В остальном же психоанализ нашел в Третьем Рейхе благодатную почву длясобственного развития. На месте Международной психоаналитической ассоциации,распавшейся из-за эмиграции большинства своих руководителей, было создано иуспешно функционировало новое Международное медицинское общество психиатрии,возглавлял которое стопроцентный ариец небезызвестный Карл Густав Юнг.Собственно каких-либо идеологических препятствий для существования психоанализав национал-социалистическом государстве не было. Напротив, основные его максимыпредельно соответствовали духу ницшеанского нацистского этоса. И психоанализ, инордическую доктрину Третьего Рейха пронизывал общий пафос волевого преодоленияинертной человеческой данности - того, что Ницше презрительно именовал "слишкомчеловеческим". Известно восклицание, вырвавшееся из уст Фрейда уже в преклонномвозрасте после первого прочтения А.Шопенгауэра, одного из предтеч философиисверхчеловечества: "Сколькими открытиями я обязан моей недостаточнойначитанности!". Закономерно поэтому, что один из апологетов "нацистскогопсихоанализа" Мюллер-Брауншвайг характеризовал психоаналитический метод какинструмент для "выращивания героического человека".

Практически с момента своего появленияпсихоанализ преследуем сложившимся о нем представлением как о некомниспровергающем нравственные устои сексуально-эмансипаторском течении. Стоит лиговорить о крайней поверхностности и необоснованности такого взгляда - в чем, вчем, а в пропаганде животной инстинктивности заподозрить почтенного венскогоневролога никак нельзя. "На месте Ид должно быть Эго", - этот емкий императивсам Фрейд неоднократно называл центральным для своего учения. Вопрекираспространенному мнению, психоанализ (в своей ортодоксальной форме) - вовсе неапология сексуальности, но ее критика. Осознание в ходе психоаналитическогопроцесса глубинных либидиозных комплексов выступало как обретение субъектомнезависимости от них посредством катарсической силы Эго: "психоанализосвобождает невротика от оков его сексуальности" (Фрейд). Либидо воспринималоськак нечто демоническое, как то, что следует преодолеть. Собственно концепция"отказа от инстинкта" и явилась одним из основных камней преткновения междупервоначальной формой психоанализа и его поздними модификациями.

Неслучаен резонанс, полученный учениемФрейда в кругах модернизма, пронизывавшего мировоззренческую атмосферу началаХХ века. В контексте революционно-новаторских притязаний модерна, выступавшегокак радикальная альтернатива всему ветхому, природно- косному,"неусовершенствованному", психоанализ виделся необходимым средствомпреобразования самого человека, его освобождения из-под власти инертногофизиса. Адепты дада и сюрреализма, всерьез говорившие об обустройстве жизни пообразцу своих эстетических фантазий, погружались в тревожную стихиюбессознательного, извлекая из нее шокирующие параноидально-патологическиевидения. Все "естественное", "здоровое", "нормальное" ставилось под вопрос,отрицалось, абсурдировалось в навязчивых гротескных образах разъятой,деформированной плоти, в вызывающем генитальном натурализме. Приверженцыпоявившегося позднее "боди-арта" довели эту линию до крайности, превративистязающие манипуляции с собственными телами в экстремальное эстетическое шоу.Телесность, плотское начало воспринимались как нечто лишнее, как досадныйбалласт, препятствующий заветному прорыву в новую, необыкновенную реальность.Пьер Клоссовски, участник авангардистского "Союза борьбы революционныхинтеллектуалов" (наряду с А.Бретоном и Ж.Батаем), писал об иллюзорном характеререальности тела, понимавшегося как психологическая фикция - комплекс социальнои лингвистически обусловленных представлений. Сходные интуиции без трудаобнаруживаются и в теоретических построениях психоанализа: широко известныслова Юнга о том, что пенис есть всего лишь фаллический символ. Умы и"декадентов", и психоаналитиков были захвачены головокружительной маниейэйдетического максимализма, опровергающего всякую природно-материальнуюпричинность и зависимость. Все бурлило, пульсировало в волнующем предвкушениивеликого бунта, трансцендентного рывка в притягательную неизвестность Иного.

В 30-х годах в среде политически активногонемецкого пролетариата зарождается движение под странным названием "Секс-пол".Идеологическим стержнем нового движения выступала так называемая "сексуальнаяэкономия" - альтернатива традиционной политэкономии, потерявшей, якобы, своюактуальность. В.Райх, идейный вдохновитель "Секс-пола", определял его цели как"осознание и развитие жизнеутверждения", а также развитие "положительногоотношения рабочих к сексуальному наслаждению" как необходимому условию "рабочейдемократии".

Движение, как уже говорилось, было крайнекритически воспринято и политическими, и научными кругами того времени. И этопонятно: охранительные ценности "жизнеутверждения" и "сексуального счастья"явно диссонировали с принимающей глобальные масштабы контр- натуралистическойавантюрой модерна.

Характерно, что идеи "сексуальнойреволюции" получили настоящую известность и распространенность лишь в 60-хгодах, уже после смерти своего автора. Реанимированные маргинальными радикаламинью-лефта, они, как не странно, практически сразу были восприняты идеологами"мэйнстрима", превратившими "сексуальную революцию" в расхожее клише западноймасскультуры. И дело тут не только в последовавшей за "sex-revolution"легализацией сверхприбыльного порнобизнеса. Сам социальный настрой, "духвремени" способствовал воскрешению райхианства, для которого появилсяблагоприятствующий контекст в виде капитулянтской этики постмодерна. К 60-мгодам стал абсолютно очевидным окончательный провалреволюционно-обновленческого проекта модернистов, что открыло дорогувсевозможным формам постмодернистской реакции, суммирующим итогом которыхявилось так называемое "экологическое сознание" - антиподприродо-нигилистической идеологии модернизма.

Сексуальная экономия Райха, не имеющая,казалось бы, отношения к экологистской риторике последних десятилетий, на самомделе послужила первой экспликацией упадочно-реакционного по своей сутиинвайронменталистского дискурса современных "зеленых", этих "ревматическихдрузей природы" (Т.Маринетти). Разница лишь в векторе: в случае райхианства,выдвигающего ценности сексуально-психического здоровья и избавления отневрозов, мы имеем дело с экологизмом, так сказать, внутренним - своеобразнымселф-инвайронментализмом.

Небезынтересно привести оценку экологизма вэтногенетической теории Л.Н. Гумилева. Ученый-евразиец видел в подобныхявлениях настораживающий симптом этнического упадка, бесплодного пассионарноговакуума. Сильным же, продуктивным этносам свойственна активная, подчиняющая,насильственная установка в отношении окружающей природосферы. Именно онивырубают леса, сдвигают горы, осушают водоемы, заменяя все это реальностью,созданной по зову собственной созидательной воли: городами и дорогами, каналамии многомильными стенами. Таков неодолимый императив Абсолютной Субьектности,постулат сакрально- демиургического противостояния cultura versus natura.

Примечательно, что несмотря на внешнийреволюционизм, доктрина Райха представляет собой сугубо консервативное,реакционное явление. За три десятилетия до появления "Секс-пола" знаменитыйрусский консерватор В.Розанов приобрел шумную известность своими статьями пополовому вопросу. В связи с этим Розанова часто называли "русским Фрейдом" -эпитетом громким, но чрезвычайно поверхностным. В действительности, ничегоблизкого Фрейду у Розанова нет. Да, их обоих занимала половая тематика, ноотношение к ней было диаметрально противоположным: у одного - утвердительное,апологетическое, у другого - негативное, резко критическое. Любопытно отметить,что даже Л.Троцкий строил свою критику Розанова на противопоставлении егоФрейду: "...парадоксальнейшие преувеличения Фрейда куда более значительны иплодотворны, чем размашистые догадки Розанова, который сплошь сбивается наумышленное юродство и прямую болтовню, твердит зады и врет за двух".

Другое дело - Розанов и Райх. Внутреннее,коренное родство идей тут совершенно очевидно. В обоих случаях - благоговейныйнатурофилический настрой, культ сексуальности, трепетный пиетет рода, естества.Ценности суть ветхие, языческие, исконные. Вполне закономерна поэтому сменаРайхом в конце жизни собственных левых убеждений на реакционныеправорадикалистские воззрения.

Столь свойственная модернистскому сознаниюэкзистенциальная оптика совершенно чужда сексуальной революции.Индивидуальность, единичная экзистенция растворяются тут в эссенциалистских,промискуитетных императивах высвобождения животной сексуальности. Характеренявный антисексуализм глубоко экзистенциальной по своей сути антиутопии Хаксли:"...попробывать бы, что получится, если застопорить порыв, отложить исполнениежелания...". Экзистенциальной проблемы пола, трагической раздвоенности,половинчатости человека, для Райха не существует. Она просто не укладывается вгрубые рамки обезличивающей либидоцентристской идеологии секс-экономизма. Инапротив, проблематика пола до крайности обострена, акцентирована впространстве модернизма. Предельно выразительно в этом отношении футуристское"Облако в штанах" с его кульминационным:

Мария -

Не хочешь

Не хочешь!

Ха!

В этом "Ха!" - лучшее опровержение всейсексуальной экономии. Ведь неспроста выкрикнуто в Первом Манифесте футуризма:"Долой женщин!".

Дело не в категорическом отрицаниисексуальной свободы, не в оправдании отдающей рессантимантом брачной морали.Так, еще до появления идей сексуальной революции лондонский эстет и оккультистАлистер Кроули основывает свой "антимонастырь" - знаменитое Телемскоеаббатство, в котором половая раскрепощенность и избавление от навязчивогосексуального морализирования выступали главными принципами его обитателей. Ночто общего между дешевым бэби-бумеровским "make love" и магическим кроулианским"love under will"!

Сексуальная революция - постмодернпсихоанализа. Упадок, исчерпанность, тупик. Sex, лицемерно названный счастьемвместо страдания, благом вместо трагедии, истиной вместо мучительногосамоотчуждения. И в это поверили, обессилено отдавшись вязкой, тянущей в безднуинерции тела, инстинкта, материи. Дух содрогнулся, мир качнуло в новом виткевселенской гностической драмы...

Вильгельм Райх закончил свои дни в тюрьме.Исследования, которые он проводил, сочли опасными, запретили применение егометода, большинство его книг изъяли и уничтожили. Жаль, что эпоха не распозналав нем своего истинного пророка. Кажется, она не распознала его до сих пор.

Hegel & Дети

Лев Тетерников

Вильгелм Райх о сексуальности, религии,фашизме и коммунизме.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.