WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 42 |

Многие изложенные утверждения не имеютсолидного фундамента обоснований, поэтому автор будет благодарен законструктивную критику иконструктивныепредложения.

 

Источники информации:

  1. Эстерле О.В. Догмы против «аномальных» явлений. ФЕНИД, вып. 1,1990, Калининград-Гомель.
  2. Oesterle, O. Die Physik des Jenseits (физика загробногомира). "Die andere Realität", Nr- 4, 1999.

Приспущенный оргазмстолетья

Э.Семирадский

Фрейду не везло сучениками. Самые талантливые из них, вместо того чтобы развивать и уточнятьидеи мэтра, уходили в сторону от проложенного им пути. Так случилось и сВильгельмом Райхом. Начав как восторженный поклонник Фрейда, он довольно скоростал высказывать еретические с точки зрения ортодоксального фрейдизма идеи. Втечение 20-х годов Райх публикует ряд работ, вызвавших резкое неприятие инасмешки коллег, а в 1934 году его изгоняют из Международногопсихоаналитического объединения.

С тех пор Райх предпочитает избегатьтермина "психоанализ", называя собственный подход "вегетотерапией","оргонотерапией", "терапией с помощью оргазма" и т.д. В чем, собственно,состояло размежевание Райха со школой Фрейда

Прежде всего, в понимании сутипсихоаналитической работы. Райх настойчиво стремился превратить психоанализ внауку. Психотерапии надлежало обрести методическую и процедурную строгость,сопоставимую со строгостью естествознания. Во Фрейде, на взгляд Райха, чересчурмного от "метафизика". А уж о Юнге и юнгианцах и говорить не приходится. Еслиим следовать, научный концепт - "либидо" - теряет всякие очертания, растворяясьв поэтико-мифологических фантазиях.

Райх пришел к психоанализу от сексологии.Именно в сексологической практике сформировались интеллектуальные новацииРайха, обрекавшие его на маргинальность по отношению к сложившемуся вокругФрейда сообществу. Если Фрейд и его последователи имели дело с выходцами изобразованного класса, то пациенты Райха в большинстве своем - представителинизших слоев. Райх посвятил себя лечению, как он сам выражался, неврозовтрудящихся, проработав восемь лет в Венской психиатрической амбулатории длябедных. Это означает, между прочим, что за свои сеансы Райх не мог брать денег(и тем самым соответствовать этосу психоаналитика), а также что психическиерасстройства, с которыми сталкивался Райх, были вызваны чем угодно кромесамокопания "испорченных культурой" индивидов. Из своего практического опытаРайх вынес убеждение, что неврозы - это "не каприз дам из буржуазногообщества", а массовое заболевание. Райх ставит вопрос о его причинах. Ответ Фрейда его неустраивает. Указание на неосознаваемые (подвергшиеся вытеснению) влеченияоставляет проблему в плоскости психического конфликта, тогда как невроззатрагивает человека в целом. Он имеет не психическое, а психосоматическоепроисхождение. Тело как организм живет своей собственной жизнью, и Фрейддопустил непростительную ошибку, психологизировавтелесное.

Критика Райхом Фрейда за спекулятивность("метафизичность") очень напоминает критику Плесснером Хайдеггера. Райхупрекает психоанализ за то же, за что Плесснер упрекал экзистенциальнуюфеноменологию: за психофизический дуализм, или, говоря проще, за отрыв души оттела, за отделение "духовного", "культурного" от "материального","природного".

Поиск связующего звена между телесным ипсихическим приводит Райха к теории оргона. Оргон - единый источник всехчеловеческих импульсов, имеющий (не пугайтесь) электрическую природу. В своем стремлениик последовательности Райх позволял себе самый экстравагантный радикализм. Есличеловек есть существо естественное, т.е. часть мира живого, то он может идолжен быть понят естественным (естественно-научным) образом. Есличеловеческому индивиду присущ определенный биоэнергетический потенциал, топоследний должен поддаваться измерению. Мы, стало быть, вправе изучать индивидакак машину. Ассоциации с Ламетри вполне уместны. У Ламетри машины былимеханические, у Райха - электрические. Энергия оргона в отличие отрасплывчатого "эроса" (которому поздний Фрейд уподобил либидо), может бытьизмерена.

Но не стоит спешить причислить Райха кзаконченным материалистам. "Электричество" понимается им скорее в духепостшеллинговой натурфилософии, чем в смысле современной физики, а "живое" и"жизнь" - скорее в бергсоновском, чем в позитивно-научном ключе. Между прочим,Бергсона Райх высоко чтил, изрядно, правда, приправляя бергсонианствобуддизмом.

Энергия оргона имеет космическую природу (издесь нельзя не вспомнить об антиподе Райха - Юнге). "Электрические машины",каковыми являются человеческие существа, не просто "по особому организованы",но еще и "взаимодействуют с космической энергией". Характер и способ этоговзаимодействия Райх, к сожалению, не уточняет. Неясным остается и то, как онсобирался связать электричество с космосом, соединив тем самым научное, т.е.опирающееся на клинические наблюдения и эксперименты, исследование человека скосмологией.

Источником невроза, по Райху, являетсязастой энергии. Застоявшаясясексуальная энергия влечет за собой не просто переформирование психикииндивида, но и изменения в его организме. Психотравма неизбежно сопровождаетсяпоражением того или иного органа. Невроз может привести, например, к горловомуспазму и, соответственно, к немоте (действительный случай из клиническойпрактики Райха). Или к мышечной блокировке других органов (сердца, вчастности). Наконец, болезнь века - рак - представляет собой, по Райху, прямоеследствие мышечных зажимов, вызываемых хроническим застоем сексуальной энергии.Поэтому оргонотерапия лечит, наряду с сексуальными, органическиерасстройства.

Характеризуя различные случаисексопатологии, Райх настаивает на органической неспособности пациентаиспытывать удовольствие. Именно в органической сфере следует искать препятствияк выздоровлению от невроза. Там, где Фрейд говорит о неосознанном желании (т.е.о психических процессах), Райх ведет речь о биологических процессах - о таких,в частности, моментах функционирования живого организма, как "расширение подвоздействием наслаждения" и "сокращение под воздействием страха".

Читателя ждет немало веселых минут, если ондойдет до пассажей книги, относящихся к практическим опытам Райха, например,научению пациентов путем снятия зажимов в области таза направлять своюсексуальную энергию в русло, ведущее к оргазму. Над райховской простодушнойпрямолинейностью много иронизировали. Но прямолинейность - прямолинейностью, арезультаты - результатами. А они у Райха были.

Демократический гуманизм Райха подкупает.Нельзя без симпатии отнестись и к его озабоченности социальной функциейпсихоанализа. Психоаналитики, подчеркивал теоретик оргонотерапии, боятсяотвечать себе на вопрос, каковы социальные последствия их метода. Ведь самапсихоаналитическая ситуация изначально заключает в себе конфликт. Больногопринуждают перестать быть тем, чем он был. Его заставляют поверить в истинностьтого, что говорит о нем другой человек, о котором известно только одно, аименно: это субъект, который знает.

Здесь Райх подходит к проблеме, эксплицитнопоставленной уже после него - в "антипсихиатрии". Это проблема властныхотношений, продуцируемых самим психоанализом, и психоанализа как частирепрессивной машины современного общества. Когда Р. Лэйнг (а чуть позже иФ.Гваттари) стали утверждать равноценность психотика и психиатра, они лишьсделали следующий шаг в направлении, каким шел в свое время Райх. Именно Райхвпервые заявил, что невротик в известном смысле не менее значим, чемпресловутый "нормальный" индивид. "Человек, тяжело пораженный душевнымзаболеванием, в человеческом отношении более ценен, чем мещанин с егонациональными идеалами! Первый по крайней мере чувствовал, что такоекосмос!".

В этой связи показательна роль, которую винтеллектуальном становлении Райха сыграла ибсеновская пьеса "Пер Гюнт". ПерГюнт имеет для Райха метонимическое значение. Он есть воплощение творческогоиндивида, вступившего в конфликт с не терпящим творчество обществом. Пациентыпсихиатрических клиник - своеобразные пер гюнты, мятежники, восставшие против"убийства души". Больной прав: мир враждебен индивиду. Он ломает всякого, ктоотказывается подчиниться навязанным извне правилам.

Если глубинная причина болезни - страх, толечение должно быть нацелено на освобождение от страха. На обратный переводэнергии страха в энергию возбуждения.

Эмансипаторский потенциал райховской теорииостро чувствовали "новые левые", придавшие студенческому бунту 60-х характер"сексуальной революции". "Болезни молодежи вызваны конфликтами вокруг онанизма.Здоровью не вредит только самоудовлетворение без чувства вины. Молодежь имеетправо на счастливую жизнь в оптимальных условиях. Продолжительное половоевоздержание, безусловно, вредно. Болезненные фантазии исчезают только приполовой жизни, приносящей удовлетворение. Боритесь за это право!". Это нестуденческая листовка мая 68-го. Это фрагмент антифашистского резюме,составленного Райхом в начале 30-х. Освобождение от вины и "новаячувственность", критика патриархальных основ буржуазных порядков и идеализацияматриархата - все это неомарксисты той поры почерпнули или непосредственно уРайха, или у вдохновленного им Маркузе.

Но Райху не суждено было порадоватьсяренессансу своих идей. Он умер в 1957 году (кстати, от рака) (непонятно откуда автор это взял, т.к. во всех остальныхисточниках говорится, что Райх умер от сердечного приступа - прим. редакциисайта), не увидев попыток практического воплощениясобственной сексуально-революционной утопии.

Расцвет теоретической активности Райхаприходится на 30-е и 40-е годы, в связи с чем, не убоявшись банальности,заметим, что Райх - дитя своего времени. Пиетет, с каким он относится кестественным наукам, его недоверие ко всякого рода "метафизике" вполне созвучнычрезвычайно модным тогда исследованиям в области этологии (Конрад Лоренц).Типично для той эпохи и внимание к телесности. Первые десятилетия ХХ в. вАвстрии и Германии (а начало 20-х - и в России) отмечены бурным протестомпротив "буржуазной морали". Союзы гимнастов и молодежные спортивные организации(к слову, весьма активные и влиятельные) имели своей идейной основой культ телаи телесного здоровья.

Как ни парадоксально, в некоторых пунктахсвоего мировоззрения Райх перекликается с идеологией, ярым критиком которой онбыл, - с фашизмом. И Райхом, и ранними идеологами фашизма культура понимается вкачестве своего рода порчи, как институт, враждебный здоровому инстинкту,биологической сущности человека.

Биологический редукционизм Райха как нельзялучше просматривается в том, что он сводит желание к удовольствию. Желаниеинтересует его лишь постольку, поскольку оно составляет момент "оргастическойпотенции" и "оргастического возбуждения". Желание, таким образом, есть лишьфункция удовольствия. В этом утверждении он, между прочим, отказываетсязамечать то, что было очевидно многим его коллегам, а именно: сфера, называемаяжеланием, не может быть адекватно описана в сексуальных терминах. Не зря Фрейдизбрал для характеристики базовых импульсов латинское слово. Не случайно влексиконе последующего психоанализа наряду с термином Lust (немецкий эквивалент"либидо") появляется Begehren (соответственно desire и desir ванглийском и французском). Begehren - это желание как таковое. Желание власти, например, иличестолюбие, или стремление к славе. И мы не много продвинемся в объяснениичеловеческого поведения, пытаясь найти основу всех этих вещей в генитальнойсфере.

Райх, кстати, не просто дитя, а именно сынсвоего времени. Как бы много ни говорил автор о женской сексуальнойэмансипации, его текст явно принадлежит мужскому дискурсу. Символ оргазма,витающий перед его мысленным взором, - это семяизвержение (хотя, повторимся,Райх много раз подчеркивал, что говорит о человеке как таковом, а не о мужчинетолько).

Когда в конце прошлого века был открытфеномен женской сексуальности, возникла новая идеологема. С одной стороны, с женскоговлечения был снят запрет. Было громогласно заявлено, что женщина есть субъектудовольствия, а не его объект, не пассивный инструмент удовлетворения мужчины.Женщину наделили правом на удовольствие и, соответственно, правом на оргазм. Сдругой стороны, это право было мгновенно идеологизировано. Оно сделалось своегорода обязанностью, принудительной необходимостью. Новый императив требовал отженщины, во-первых, непреложного хотения и, во-вторых, столь же непреложногопереживания оргазма. Все, кто этому требованию не соответствовал, тут жепопадали в разряд не совсем полноценных. Не хотеть или хотеть не так, как тополагалось новым представлением о здоровом и правильном, означало отклонятьсяот нормы. Дискуссии вокруг вагинального (как нормального) и клиторального (какненормального) оргазма - характерное тому подтверждение. Понадобилось несколькодесятилетий упорной борьбы, чтобы вскрыть идеологическую подоплеку такойпостановки вопроса и дезавуировать сами эти дебаты в качестве элементамеханизма власти.

Высказывания самого Райха в этой связипоказались бы теоретикам феминизма 70-х весьма реакционными. Еще бы: кдвадцатым годам среди психоаналитиков утвердилось положительное отношение кклиторальному типу возбуждения. Райх же воюет с этим подходом, поскольку онпротиворечит его генитальной теории.

Бросается в глаза огромныйсоциально-критический пафос книги Райха. В ее авторе больше говоритпросветитель и гуманист, чем ученый. Очевидно, что райховские панегирикиоргазму имели скорее политическое, чем научное значение (см. выше о сексуальнойреволюции). Нельзя не заметить и того, что своей апелляцией к чистойчувственности Райх усиливает дихотомию, которую намеревался преодолеть:дихотомию естественности и искусственности, природного и культурного. Он хотелбы освободить ("правильную") человеческую природу от ("неправильных",извращающих эту природу) социальных предписаний и условностей. Но условностейполно уже в природе. Любое существо животного мира (если, конечно, это неодноклеточное) живет по правилам. Его поведение регулируется - как инстинктом,так и образцами, прививаемыми ему сородичами. Львенок научается правильно вестисебя благодаря урокам воспитания, которые ему дает сначала мать, а потомвзрослые львы. Иными словами, формы социальности, свойственные животным,показывают, что удовольствия абсолютно естественного не бывает. Его нет вприроде. Тем более это относится к человеку, удовольствие которого всегдакультурно нагружено. Нет наслаждения как такового. Есть пользованиенаслаждением - в зависимости от представлений о том, что может, а что не можетслужить удовольствием.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.