WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 42 |

Затем будет Карен Хорни, в первую очередь еекнига “Невротическая личность нашего времени”. Карен Хорни двигалась с другойстороны, но пришла практически к тому же выводу, что и В. Райх, а именно:хотите вы или не хотите, но в этом обществе вы будете невротиком, вы не будете невротиком только втом случае, если вы будете сознательно противостоять обществу. Причем Райх впервую очередь обращал внимание на психологический и политический моменты– вплоть до того, чтоон создал организацию “Секспол” (от слов “секс” и “политика”) в Германии, акогда он попытался в эмиграции в США эту организацию воссоздать, его, бедного,посадили в тюрьму –времена были маккартистские, его за эти, с сегодняшней точки зрения, невинныедействия, посадили в тюрьму, где он и умер, – такая жертва Системы. Хорни жепоказала, что то же самое происходит, если рассматривать культурный механизм воздействия, чтосовременная буржуазная культура до такой степени невротизирует личность, чтонужно ей, этой “культуре”, сознательно противостоять, для чего необходимовыработать собственные критерии культуры. Если не выработаешь, то всё,“официальная” культура тебя раздавит, изуродует, травмирует, оглупит– и ты обязательностанешь невротиком, больным, ущербным. Можешь лечиться, можешь включаться вшоу-бизнес, пытаться свои комплексы в какой-то форме компенсировать за счетчего-то, но это все равно уже не подлинное существование, а искаженная,изломанная, извращенная, вымороченная жизнь.

Дальше, думаю, будет “школа праксиса”.Целиком или, может быть, будут два занятия: первое будет посвященопреимущественно Петровичу, второе – Филипповичу. Это очень интересное явление, это неомарксистскаяшкола, впитавшая в себя как раз идеи Грамши, Лукача, Корша, Розы Люксембург,Троцкого, отчасти даже и Маркузе с Фроммом, школа, возникшая в титовскойЮгославии. Нам сейчас любят морочить голову, рассказывая, что Тито был такойтиран, все гайки закрутил, всех подавил. На самом деле Тито был выдающийсяпартизанский руководитель, который единственный во всей Восточной Европе смогпротивостоять Сталину и создать свой вариант “реального социализма”. При этом унего не было миллиардного Китая и не было ядерного оружия. Он смог, балансируяна противоречиях между крупными державами, остаться независимым. Более того,Тито смог воспротивиться тем схемам экономико-политического устройства, которыеему навязывал из Москвы Сталин, – и при Тито в Югославии в жизнь была воплощена иная схема тогостроя, который по недоразумению называют “социализмом” и который, как я уверен,является самостоятельным общественным строем (я называю его суперэтатизмом), – так называемый югославскийсамоуправленческий социализм Эрнеста Карделя. В данном случае не важно, чтоэтот вариант – с точкизрения подлинных социалистических идеалов и требований – так же далек от социализма, как исталинский (советский) вариант. В те времена, собственно, никто еще не понимал,что крупнотоварное машинное производство, индустриальный способ производства иполное самоуправление, прямая демократия несовместимы, что индустриальноепроизводство требует иерархии – и,следовательно, экономический механизм, как всегда, победит и подчинит себелюбые политические “извращения”. Это, в конце концов, можно выяснить толькоэкспериментальным путем. В этом смысле абсурдно, ненаучно осуждать титовскийэксперимент – как,впрочем, и советский.

Итак, при этом самом Тито существовала целая“школа праксиса”, сложившаяся вокруг журнала “Праксис”. Эти люди занималисьизучением современного им общества и в конце концов пришли к ряду оченьинтересных выводов. Например, что современное им общество так называемыхсоциалистических стран с теорией Маркса не совпадает. С этого момента началисьтрения между “школой праксиса” и югославским партруководством, потому что режимТито утверждал, что в Югославии “правильный социализм” – в СССР “неправильный”, а вЮгославии как раз “правильный”. Тут появляются люди, которые вежливо говорят:“Вы знаете, мы тут кое-что сравнили – и получилось, что ни там, ни тамнет правильного социализма”. В результате большей части представителей “школыпраксиса” в 80-е уже годы пришлось эмигрировать – например, Филиппович живет вЛондоне. И многие представители “школы праксиса” и сегодня продолжаютплодотворно работать.

Дальше будет Ортега-и-Гассет. Ортегатрадиционно считается представителем консервативной общественной мысли, но намон интересен двумя своими достижениями. Во-первых, он открыл, вскрыл, показал,охарактеризовал современного “массового человека”. Фактически он описал того жесовременного западного обывателя, то есть то же явление, которое Маркузе назвал“одномерным человеком”. Маркузе это явление рассматривал с точки зренияпсихологической и политической – как социолог и психолог, а Ортега-и-Гассет рассматривал его сточки зрения эстетической, культурной. И именно по “массовой культуре”, каксейчас бы сказали (а тогда еще не было такого термина), Ортега нанес своейкритикой жесточайший удар: он показал, что “массовая культура” – это тупик, тупик не для человекавообще (что это тупик для человека вообще, показал Маркузе), а для культуры,для искусства, для художников. Если художник залезает в это болото, онперестает быть художником. Маркузе это как-то не интересовало, его заботилиинтересы общества и общественный прогресс, а не судьба отдельного художника, аОртегу интересовало именно это, его, в частности, интересовали механизмы,которые в данном случае срабатывают, – и он нашел, что это механизмынивелирования. Происходитнивелирование и снижение творческих потенций и у “массового человека”, и ухудожника (то есть художник перестает быть художником). Если творческиепотенции сведены все к одному – низкому –уровню, тогда получается, что творец, художник не отличается уже от не-творца,не-художника, а следовательно, он в традиционном европейском пониманиине художник, не творец, не представитель искусства, он ужерядовой потребитель псевдоискусства, только на него наклеен особый ярлык,поэтому, образно говоря, он не сидит в зале, а находится на сцене. Но на самомделе это все видимость, он просто из одного кресла временно пересел в другое,завтра вернется назад. В современном буржуазном обществе этот якобы-художник ирядовой обыватель оказываются совершенно взаимозаменяемыми, поэтому,естественно, в их “искусстве” нет прорыва, нет движения вперед. А на кой черттогда нужно искусство, если нет прорыва и движения вперед

Дальше, думаю, будет Чарльз Райт Миллс. Вдвух важнейших ипостасях. Первая – как человек, сформулировавший понятие “властвующей элиты”. До неговсе теории элит были, в основном, консервативны и исходили из того, что так идолжно быть –существует “элита” и существует “толпа”, и неважно, откуда взялась элита,– как сложилась, так исложилась, так и должно быть. Она по природе своей – аристократия, либо по рождению,наследственно, либо по имущественному статусу, денежному; и якобы сам фактпринадлежности к элите свидетельствует в пользу тех, кто к ней принадлежит: развошел в состав элиты, значит – человек необыкновенный, заслуживающий этого, прошедший тщательныйотбор и т.п. Чарльз Райт Миллс показал, что существует такое явление, как“властвующая элита”, и вхождение в эту элиту носит характер случайный, апринадлежность к элите вовсе не является свидетельством каких-то исключительныхкачеств, элита по своим качествам может быть даже хуже того общества, которымуправляет, а самое главное – чем дальше, тем больше элита склонна отторгать от себя людей,которые пытаются извне в нее включиться. То есть в конце концов складываетсяследующая ситуация: если элита достаточно уверенно управляет обществом, она ненуждается в расширении, а если она не нуждается в расширении, развитиеполностью блокируется, а это называется застой, как мы все помним.

Второе важнейшее достижение Райта Миллса– создание “социологиивоображения”. Он практически независимо от Адорно пришел к тем же точновыводам, а именно, что классическая социология – это не наука, а лженаука, потомучто общественная наука должна изучать то, что есть, и указывать пути кизменению, а лженаука занимается оправданием того, что существует, не ставяперед собой никаких сверхзадач, в частности, задач по изменению исовершенствованию мира.

Далее, я думаю, будет лекция (или нескольколекций) по “новым левым” и контркультуре 60-х. Я думаю, по предшествующемулекционному циклу, по вашим вопросам и т.п. станет ясно, в какой степени нуженбудет общий обзор этих феноменов, насколько подробно нужно будет рассказывать околлективно выработанных канонах и специально о том, что себя оправдало, а что– нет (тоже, чтобыможно было сделать выводы и не повторять чужих ошибок, ну, например, сегоднялюбому дураку понятно, что наркотики и психомиметики не освобождают вас от“гнета буржуазной действительности, а, напротив, подчиняют ей – в лице наркобизнеса – и делают вас безопасными для Системы; и кто говоритобратное – тот поопределению либо агент наркомафии, либо агент спецслужб, что кое-где одно и тоже, и с таким человеком надо не дискутировать, а делать ему дырку междуглаз).

А возможно, я сосредоточусь на определенныхтеоретиках “новой левой” и контркультуры – на Роззаке, в первую очередь, наБрауне, Слейтере, возможно, Гудмане… Тут тоже потребуется большое количествоиллюстраций, хотя бы даже для того, чтобы показать, что оправдало себя, а чтоне оправдало, что показало свою жизнеспособность, что прокралось в “большоймир”, в существующую систему, – и выгнать оттуда это уже не удается. Например, вы смотрите этотпроклятый телевизор и видите, что там интервьюируют какого-то человека, ачеловек сидит в кожанке и свитере и что-то умное такое говорит… не важно даже,что он говорит, предположим, что он несет какую-то ахинею… Но дело в том, чтоесли бы не было феномена контркультуры, этот человек в таком виде просто на TVне смог бы появиться, он обязан был появиться в пиджаке и галстуке, если этогонет, то этого человека как бы не существовало. Если он скажет: “А у меня нетгалстука”, – то его неткак специалиста и тем более нет как человека, который мог бы в качествеэксперта появился на экране телевизора, – так выглядела ситуация до эпохиконтркультуры.

Возможно, отдельную лекцию придетсяпосвятить так называемому поколению 68-го года – со специальным упором на РудиДучке, Кон-Бендита, Тома Хайдена, Элриджа Кливера, Эбби Хоффмана… Я вижу повашей реакции, здесь есть заинтересованные, я закончу эту лекцию, и мы с вамипобеседуем. Может быть, по результатам этой беседы я и скорректирую корпусбудущих лекций.

Потом будет, я думаю, Ноам Хомский (он жеЧомски), выдающийся лингвист и параллельно с этим – представитель радикальнойполитической мысли. Ноам Чомски и его предвосхищение “нового мирового порядка”и критика “нового мирового порядка”. Хомский интересен тем, что он довольнодавно понял, что то, что сейчас называется “новым мировым порядком”, неизбежновозникнет, и начал критиковать этот “порядок” еще до того, как тот появился.Хомский, следовательно, сделал за нас значительную часть нашей работы.

Потом, наверное – о ситуационистах и, особенно, о ГиДеборе, его критике “общества зрелища” или, в другом переводе, “обществаспектакля”, поскольку это, строго говоря, единственно ценное, что уситуационистов было, –и ценное лишь потому, что современный капитализм пытается все болеевиртуализировать наше существование, чтобы обезопасить себя от нас, чтобызаставить нас не совершать конкретные действия в реальной жизни – не создавать революционную теорию,не вести революционную пропаганду, не организовывать забастовки, не создаватьподполье, не вести вооруженную борьбу, не казнить растлителей и палачей, неотбирать их собственность, а играть в виртуальные игры, воображая себя при этом“революционерами” – какПелевин. Что, разумеется, для Системы совершенно безопасно.

Затем перейдем уже непосредственно кполитическим радикальным теориям, обобщающим реальный опыт революционнойборьбы. Начнем, я думаю, с Че Гевары, с “теории очага”, теории народнойпартизанской войны как формы современной революции и теории “нового человека”Че. В этой же лекции, раз речь пойдет о “теории очага”, неизбежен будетразговор и о Режи Дебре. Может быть, здесь надо будет поговорить и осандинистском теоретическом наследии.

Дальше, я думаю, пройдемся по теоретикамгородской герильи, начиная с латиноамериканцев – с “тупамарос”, с Маригеллы– и кончая европейскимитеоретиками городской партизанской войны, коллективными документами РАФ,Хорстом Малером, теоретическими документами “Красных бригад” и т.д. Опять-таки,сейчас уже видно, что у них получилось, что не получилось, в чем онизаблуждались, что они поняли правильно – если они не смогли воплотить это вжизнь, то не потому, что они теоретически заблуждались, а по иным объективнымпричинам.

Далее, полагаю, отдельную лекцию придетсяпосвятить Тони Негри, уже хотя бы потому, что этот человек сделал очень многодля осознания реальной трансформации современного капитализма в сторонумобилизационной – тоесть, если хотите, тоталитарной – структуры “всеобщего согласия” и “всеобщего подавления”. Негри,возможно, первым осознал, что включение традиционной левой оппозиции вбуржуазную политическую систему (парламентскую или даже внепарламентскую, нолегальную) дало возможность Системе перейти к стратегии тотального подавления радикально несогласных инавязыванию всему обществу узкоклассовых интересов и представлениймонополистического капитала – под прикрытием внешнего “полевения” Системы, признания требований“зеленых”, цветных, религиозных и сексуальных меньшинств и т.п. То есть все эти“зеленые”, “голубые”, “розовые” и прочие “цветные” послужили бутафорией,массовкой, создателями шумовых эффектов, под прикрытием которых реальнаяэкономическая машина капитализма стала закручивать гайки в экономическойобласти, разрушать Welfare State, “социальное государство”, возвращаться к“дикому” капитализму. Негри также был первым, кто разоблачил “неолибералов”,показав, что они, собственно, даже не либералы, а использующие либеральныйжаргон фашисты.

Потом, наверное, поговорим о Гундере Франкеи его концепции “зависимого капитализма”. Это для нас сегодня важно потому, чтовсе концепции круга концепции “зависимого капитализма” созданы как будтоспециально для сегодняшней России. Гундер Франк опирался в своих изысканиях наопыт Латинской Америки. Сейчас на периферию капиталистического мира отброшенаРоссия. Всё то, что он изучил на опыте Латинской Америки, всё это – или значительная часть– уже сейчас есть унас, и скоро будет у нас в полной мере, раз мы превратились в капиталистическуюпериферию.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.