WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 42 |

Райх подробно исследовал, как эта мощнаязащитная система, "броня" характера, проявляется на всех уровнях человеческогоповедения: в речи, жестах, специфических позах, характерных телесных привычках,мимике лица, стереотипах поведения, способах общения с аналитиком и т. п. Он непонимал, почему его коллеги пренебрегают анализом поведения пациентов. Почему ванализ вводится исследование словесных оговорок, помогающих лучше понятьбессознательные процессы, но игнорируются "телесные" и "поведенческие"оговорки, во многих случаях более информативные, чем речевые ошибки. Райхпервым из психоаналитиков акцентировал внимание на тонких, еле уловимыхпроявлениях сопротивления. Так как бессознательные защиты активны, онипорождают видимые для профессионального взгляда характерные физические,эмоциональные, поведенческие реакции. То, "как" рассказывает пациент обэмоционально тяжелом для него событии, часто гораздо важнее того, "что" онрассказывает. Это "как" может дать много важной информации не только одействительных эмоциях, желаниях и страхах пациента, но и о тех защитныхприемах, которые он использует, чтобы не допустить осознания опасных для негопереживаний.

Постепенно логика исследований привела Райхак пониманию экономической функции "брони" характера — поддержанию психическогоравновесия (хотя оно может быть и невротическим), связыванию свободной тревогии поглощению не нашедшей выхода энергии. Тревога, возникающая под воздействиемугрожающих внутренних и внешних стимулов, может быть заблокирована путемусиления определенной части "брони" и в результате этого будет обнаруживатьсяне в невротических симптомах, а в невротических чертах характера. За иллюзиюблагополучия приходится платить двойную цену. Невротические черты характеравоспринимаются человеком как врожденные и, следовательно, неизменные— "такой уж у меняхарактер", — в отличиеот невротических симптомов (например, боязни замкнутого пространства,навязчивых мучительных мыслей и т. п.), которые отчетливо видны и побуждаютчеловека искать пути их устранения.

Райх противопоставлял свои исследованиядоминировавшей в то время в психоанализе точке зрения, разделявшей неврозыхарактера и психоневрозы. Он считал, что между ними не существует различий, иутверждал, что все невротики обладают невротическим характером с наличием симптомов или при ихотсутствии. В случае психоневроза симптом порождается невротическим характером,а при неврозе характера "симптомами этого невроза являются черты характера"(Ч.Райкрофт). Симптомы, по Райху, не могут развиться без невротическогохарактерологического базиса, который формируется постепенно, начиная с первыхлет жизни. Чтобы понять, как возникают черты характера, необходимо"представлять себе, какие усилия должен был затратить пациент в детстве и черезкакую внутреннюю борьбу должен был тогда пройти, чтобы успешно социализироватьсвои инстинкты и вместе с тем в какой-то мере сохранить их" (Кремериус,1984).

В ходе постоянной выработки компромиссовмежду собственными импульсами и социальными требованиями может сформироватьсяневротическая структура характера, "одетая" в еще более крепкую защитнуюоболочку — "панцирь",или "броню", которая сводит потенциально многообразное поведение человека котносительно небольшому набору жестких и стереотипных реакций. Тревожностьудерживается на приемлемом уровне, невротическое равновесие сохраняется, ноцена этого — обеднениеличности, потеря естественной эмоциональности и в конечном счете невозможностьполучать наслаждение от жизни и работы.

Так как, согласно Райху, психоневрозыосновываются на невротическом характере, в ходе их лечения всегда проявляетсясопротивление характера. "Броня" характера, удерживающая невротическоеравновесие, является главным фактором, питающим различные формы возникающего ванализе сопротивления. Придя к такому пониманию, Райх дополнил свою теориюанализа сопротивления следующим логическим этапом — любая аналитическая работа должнаначинаться с анализа сопротивлений и двигаться в направлении анализа характера.Это явилось фундаментальным открытием Райха и оказало значительное влияние наразвитие психоаналитической науки и практики. "Райх систематизировал теориюзащитных механизмов с точки зрения терапевтической техники в своем тщательноманализе сопротивления, который в конце концов нашел свое завершение в егострогой теории характероанализа"[14].

Действительного, а не временноготерапевтического успеха, по Райху, невозможно достичь без тщательной проработкисопротивлений и характера пациента. 3. Фрейд в начале 30-х годовдистанцировался от нововведений Райха, но позднее, в 1937 году, призналпервоочередную необходимость анализа защитных тенденций Я (Это). "Такимобразом, Фрейд принял идеи, которые Анна Фрейд включила годом раньше в своюкнигу "Эго и механизмы защиты" (1937). Райх указывал еще в 1933 году, чтокоренящееся в характере индивида сопротивление, рассматриваемое какприобретенный панцирь Я, часто стоит на пути прогресса в анализе. Перемены,происшедшие в психоанализе после введения структурной теории и теории защитныхмеханизмов, наряду с возросшим, благодаря влиянию В. Райха, значением анализасопротивления и анализа характера, привели к увеличению продолжительностианализа"[15].

Я так обильно привожу цитаты изфундаментального труда по современному психоанализу для того, чтобыпродемонстрировать место открытий Райха в психоаналитической науке.

Райх считал, что психоаналитик не долженсразу же доверять откровениям пациента, которые могут быть в действительностине более чем красивыми защитными рисунками на "броне" характера. Пациентбессознательно "мимикрирует" в аналитической ситуации, вызывающей у негоповышенную тревожность. Необходимо обращать тщательное внимание на подлинностьего чувств и переживаний. В характероанализе Райх еще дальше ушел от пассивнойаналитической техники и роли терапевта как простого интерпретаторапредоставляемого пациентом материала.

Его активная техника[16] включала в себя анализ сопротивленияи переноса в ситуации "здесь-и-теперь", анализ характерной "брони" и в целомхарактера пациента. Райх учил: "При характероанализе мы задаемся вопросом,почему пациент обманывает, говорит путано, аффективно отгорожен и т. д., и мыпытаемся пробудить его интерес к особенностям своего характера, чтобы с егопомощью аналитически выяснить их смысл и происхождение. Таким образом, мыпросто поднимаем ту черту характера, от которой исходит кардинальноесопротивление, над уровнем личности, показываем пациенту, если это возможно,поверхностные связи между характером и симптомами... При этом мы в принципедействуем не иначе, чем при анализе симптома; при характероанализе добавляетсялишь то, что мы должны неоднократно изолированнопоказывать пациенту черту его характера до тех пор,пока он не обретет к ней дистанцию и не настроит себя к ней, как, скажем, кмучительному симптому навязчивости. Потому что благодаря дистанцированию иобъективированию невротического характера последний начинает восприниматьсяпациентом как некое инородное тело и наконец образуется некоторое пониманиеболезни"[17].

Еще один значительный вклад В. Райха впсихоаналитическую теорию и технику связан с новым (по отношению к теории 3.Фрейда) пониманием контрпереноса. В 20-е годы у практикующих специалистовсуществовала сильная тенденция слишком буквально следовать фрейдовскимрекомендациям по технике анализа пациентов. Одним из самых суровыхпсихоаналитических табу в то время был запрет на проявление контрпереноса ваналитическом процессе. Фрейд считал, что личность пациента и его переживаниямогут активизировать у психоаналитика его собственные непроработанные комплексыи активизировать контрперенос, под которым понимались любые формынеблагоприятного влияния терапевта на пациента. Задача психоаналитика состоялав том, чтобы исключить саму возможность такого контрпереноса, нарушающеговведенный Фрейдом "принцип зеркала": врачу следует быть непроницаемым для своихпациентов и, подобно зеркалу, ему не следует показывать ничего, кроме того, чтопоказывают ему. В. Райх и здесь был одним из первых психоаналитиков, дерзнувшимпосягнуть на святая святых и в определенном смысле поплатившимся за это. Онописывал связь контрпереноса и эмпатического восприятия — переживания аналитиком тех жеэмоциональных состояний, которые испытывает пациент. Эта же взаимосвязь былаотмечена и в работах Дойч (1926), Ференци (1919), ференци и Ранка (1924),Штерна (1924). Тем не менее еще в течение более 20 лет публикации на темупозитивного использования контрпереноса в психоанализе могли дискредитироватьисследователя и подвергнуть сомнению его профессиональный статус. Страх передконтрпереносом заставлял многих психоаналитиков подавлять свои собственныечувства и механистично реагировать на пациентов в соответствии с предписаннымитеорией правилами и нормами. Однако в реальной аналитической практике именножелание устранить контрперенос и вследствие этого блокирование естественногоповедения часто дают обратный эффект и вызывают появление "слепых пятен назеркале".

Контрперенос был реабилитирован только в50-х годах благодаря работам П. Хаймаын, Анни Райх, Д. Винникотта, А. и М.Балинтов и др. Со статьи Паулы Хайманн "О контрпереносе", опубликованной в 1950году[18], ведется отсчет"новой жизни" контрпереноса. "Сопоставляя чувства, возникающие в нем самомблагодаря ассоциациям и поведению его пациента, — пишет Хайманн, — аналитик владеет наиболее ценнымисредствами для проверки того, понял ли он пациента или нет"[19].

Согласно Фенихелю, страх передконтрпереносом может привести к подавлению любой естественной человеческойэмоции в реакциях аналитика на пациента. Фенихель отмечает, что пациенты,прежде находившиеся на лечении у другого аналитика, часто выражали удивление поповоду его свободы и естественности. Они считали, что аналитик — это некая особая личность и чтоему не позволено быть человечным, хотя должно было бы преобладать прямопротивоположное впечатление. Необходимо, чтобы пациент мог положиться начеловечность своего аналитика[20]. В этих аргументах Фенихеля нетрудно увидеть влияние Райха, длякоторого естественность эмоциональных проявлений была краеугольным камнем какклинической, так и теоретической работы. Те же ростки, посеянные Райхом, мывстречаем позднее у Хайманн (1978), которая в работе "О необходимости дляпсихоаналитика быть естественным со своим пациентом" признает терапевтическуюценность естественного поведения наряду с нейтральностью ианонимностью.

Здесь хотелось бы вернуться к рассказу ожизненном пути и творческой биографии Райха, который я прервал, чтобыакцентировать определенные теоретические положения, постепенно сложившиеся унего в концепцию характероанализа.

В 1926 году от туберкулеза умирает братРайха, Роберт. Чтобы оценить влияние этого события на Райха, следует принять вовнимание несколько обстоятельств.

Ранее соперничество братьев за любовь материи признание отца порождало их амбивалентное отношение друг к другу. В 1918году, когда братья осталисьбез средств к существованию, они приняли совместное решение, что Вильгельмбудет учиться первым, а Роберт будет зарабатывать деньги на их проживание.После того как старший брат закончит учебу, он поможет младшему получитьобразование. Первые, самые тяжелые годы учебы Райха младший брат был рядом ивыполнял свои обязательства. Затем он переехал к родственникам в Румынию, гдеженился и у него родился ребенок. В 1922 году Райх закончил университет, а к1924 году его психоаналитическая практика начинает приносить значительныйдоход. После рождения дочери Евы семья переезжает в большую квартиру, которуюРайх обставляет дорогой и элегантной мебелью. В 1925 году без приглашения состороны Райха в Вену приезжает Роберт с женой и ребенком, больной туберкулезоми без денег.

Относительно того, какими быливзаимоотношения между братьями после приезда Роберта, достоверно ничего неизвестно. По этому поводу Ильза Оллендорф отмечает[21], что, согласно одним источникаминформации, Райх помогал брату деньгами и следил за тем, чтобы он получалдолжное медицинское лечение; по другим сведениям, он, напротив, отказал брату впомощи.

Выше уже было отмечено, что в жизни Райхапрослеживается устойчивый стереотип взаимоотношений с близкими людьми: ониспользует их, а позднее, когда их помощь и поддержка теряют для него значение,бросает или отдаляет их от себя. Бессознательное чувство вины, которое он приэтом испытывает, часто выносится вовне: виноватым становится или сам человек,или окружающая его реальность. Так, в случае с братом Райх обвинял румынскихродственников, которые не обеспечили Роберту безбедного существования, что ипривело к развитию заболевания.

Смерть брата, по-видимому, активизировалаглубинные внутренние конфликты Райха, тем более что она ассоциативно воскрешалак жизни тяжелые переживания (отец Райха также умер от туберкулеза). Возможно,именно смерть брата в действительности и повлияла на решение Райха в том же1926 году прекратить личный анализ. Сопротивление осознанию активизировавшегосядраматического опыта ранних лет резко возросло и привело к уходу изаналитической ситуации. Это, по всей видимости, не осознавалось Райхом какбегство от проблем, а рационализировалось как протест против неспособностиработавшего с ним аналитика понять глубину его внутренних конфликтов. Топонимание, принятие и прощение, которые Райх бессознательно желал получить отматери и отца, а позднее от брата и которые он уже не мог получить от них, онпытался найти у своего психоаналитика.

Фрейд был для такого переноса самойподходящей фигурой. Не возникает сомнений, что Райх относился к Фрейду как ксвоему отцу[22]. В отличиеот многих близких к Фрейду аналитиков, он имел свободный доступ в дом Фрейда имог посещать его в любой момент, когда ему требовалось обсудить с Фрейдомвозникающие проблемы. Фрейд высоко оценивал выдающиеся способности Райха иговорил о нем как о "любимом сыне" и одном из своих самых блестящихучеников[23]. Возможно, неосознавая этого, именно на Фрейда, ставшего замещающей отца фигурой, Райх ивозлагал надежды на "искупление своих грехов".

Наверное поэтому, прекратив личный анализ,Райх сразу же, в начале 1927 года, просит Фрейда стать его аналитиком. При этомон прекрасно знал правило, которое Фрейд никогда не нарушал, — не анализировать никого из своегоближайшего окружения. Тем не менее — и это обстоятельство, возможно,значительно обострило проблемы Райха — Фрейд в течение некотороговремени раздумывал о возможности сделать исключение из правил. Как вспоминаетАнни Райх, одно время это казалось возможным, но затем Фрейд принялокончательное решение — не нарушать правило и отказал Райху[24]. Отказ Фрейда был крайне болезнендля Райха — у негоначалась глубокая депрессия.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.