WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 42 |

После смерти отца Райх взял на себя егообязанности по работе на ферме и продолжал учиться. В 1914 году разразиласьпервая мировая война, а в 1916 году Вильгельм был призван в армию, где сталофицером. Вернувшись с войны в 1918 году, Райх поступил на юридическийфакультет Венского университета, но, разочаровавшись к концу первого семестра всделанном выборе, перевелся на медицинский факультет. Как у ветерана войны, унего было право пройти шесть лет обучения экстерном за четыре года. В 1922 годуРайх закончил университет и получил медицинскую степень. В последующие два годаон продолжил обучение на психиатра.

Это были трудные годы для Райха и его брата.Их ферма была разрушена. Война уничтожила все сбережения. Все время обучения вуниверситете Райх носил военную форму, так как не мог позволить себе купитькостюм. Братья вместе с еще одним студентом снимали небольшую квартиру и частонедоедали.

Во время учебы на первом курсе Райх посетиллекцию по психоанализу. С этого момента начинается отсчет бурного, интенсивногои плодотворного психоаналитического периода его жизни. Присущая ему энергия,живой ум и работоспособность резко выделяли его из студенческой среды. Одна изстуденток, учившихся вместе с ним, позднее вспоминала, что он был лидером встуденческих дискуссиях и многие стремились быть его друзьями. Но некоторые нелюбили Вильгельма, по ее мнению, завидуя его яркой личности. Творческаяактивность Райха привела к тому, что он, будучи студентом первого курса, былпринят в члены Венского психоаналитического общества, несмотря на то, что, поправилам, на это мог рассчитывать только старшекурсник.

В 1921 году Райх победил многих соперников вборьбе за сердце одной из самых красивых студенток университета, Анни Пинк. Ихсемейный союз продлился с 1921 по 1933 год и по сути совпал спсихоаналитическим периодом жизни Райха. (В 1934 году его исключили изМеждународной психоаналитической ассоциации.) Райх вовлек Анни впсихоаналитическое движение, и впоследствии она стала одним из известныхортодоксальных психоаналитиков[4].

Первый доклад в Венском психоаналитическомобществе Райх сделал 14 декабря 1921 года. Его выступление было посвященопсихоаналитической интерпретации истерических симптомов. Фрейд сравнил тогдадоклад Райха с несущимся на большой скорости поездом, пассажиры которогопытаются бежать рядом, чтобы запрыгнуть на него, но не успевают сделать этого.Поразительно, насколько эта первая метафора Фрейда, обращенная к Райху,схватывала и предвосхищала главную жизненную, во многом, видимо,бессознательную н защитную стратегию Райха. Взаимоотношения с близкими для неголюдьми, как с женами (Райх был трижды женат), так и с друзьями и сотрудниками,всегда подчинялись у него одному-единственному критерию — способности этих людейсоответствовать интересам Райха и идти в фарватере его идей. Используя метафоруФрейда с поездом, можно сказать, что люди могли стать близкими для него толькотогда, когда у них хватало сил бежать рядом с ним, с его скоростью и в егонаправлении или, что часто случалось, когда они просто делали вид, что движутсярядом. Если у бегущего рядом с Райхом человека заканчивались силы — он хотел передохнуть или пойти вдругую сторону, — тоРайх расценивал это как слабость или предательство, и такой человек переставалдля него существовать. Этот начальный опыт взаимоотношений воспроизводился уРайха раз за разом с юности и до последних лет его жизни.

С 1921 года Райх регулярно выступал сдокладами в Венском психоаналитическом обществе и публиковал статьи в"Международном журнале психоанализа". В 1922 году Фрейд открыл в Венепсихоаналитическую клинику, и Райх стал его первым клиническим ассистентом.Фрейд высоко оценивал Райха не только как практикующего врача, но и какподающего большие надежды молодого ученого. В разговоре с Анной Ангель,подругой своей дочери Анны Фрейд, он охарактеризовал Райха как "умнейшую головув ассоциации"[5]. С 1928года Райх занимал должность вице-директора этой клиники, которую оставил в 1930году в связи с переездом в Берлин.

В течение этого же периода — с 1924 по 1930 год — Райх был директором Техническогосеминара по психоаналитической терапии, являвшегося тренирующим институтом дляпсихоаналитиков. Идея организации Технического семинара принадлежала В. Райху.Он обсудил ее с Фрейдом и получил его полное одобрение. Многие американскиепсихоаналитики, приезжавшие в Вену, не только проходили обучение у Райха, но,следуя совету Ш. Ференци, видного последователя Фрейда, работавшего с 1926 годав Нью-Йорке, шли к Райху для прохождения своего личного анализа и супервизии(корректирующего консультирования). Аналитики, посещавшие в те годы семинарРайха в Вене, вспоминают об этом обучении как об одном из наиболеепровокационных и увлекательных моментов в своем психоаналитическом образовании.Жизненная энергия Райха, быстрота его ума и проницательность захватывали всех.Умение имитировать характерные для различных психических заболеваний стереотипыповедения, телесные позы и невротические выражения лица помогали Райхудобиваться лучшего усвоения студентами нужного материала. Для многихпсихоаналитиков характероанализ, которому они обучились на этом семинаре, сталнеотъемлемой частью их дальнейшей аналитической работы с пациентами[6].

К функциям Технического семинара, которымруководил Райх, относилось не только обучение, но и проведение научныхисследований, разработка методик аналитической терапии. Под влиянием Райхаобсуждения на семинаре стали все больше сосредоточиваться на проблемах анализасопротивления. Это было вызвано реакцией Райха на "интерпретационный фанатизм"(термин Ференци и О. Ранка), которым, с его точки зрения, были охвачены многиепрактикующие аналитики. По Райху, стремление путем интерпретаций сновидений иассоциаций пациента восстановить драматические моменты его жизни способнопривести в лучшем случае к "психоаналитическому образованию" пациента и крациональному пониманию им причин своих проблем. Более того, готовностьпациента принять интерпретации сама по себе часто свидетельствует о наличиисильного сопротивления встрече с бессознательным содержанием. В одних случаяхпациент может свободно ассоциировать или рассказывать свои многочисленныесновидения, поставляя аналитику "богатый" материал для интерпретаций. Пациентможет соглашаться с ними, но при этом он ничего не чувствует — эмоциональная составляющаявоспоминаний остается вытесненной, и лечебный эффект полностьюотсутствует[7]. В другихслучаях он "плачется в жилетку" аналитика, выговариваясь и эмоциональноразряжаясь, но при этом он остается на поверхностном, безопасном уровне своихпереживаний. В обоих случаях аналитик, подверженный интерпретационномуфанатизму, может быть доволен — терапия идет интенсивно, материала много, рабочие отношения спациентом успешно построены. Но это не более чем иллюзия, и, когда спустязначительное время аналитик понимает, что пациент все время движется по кругу,не уходя вглубь, он уже обычно бессилен чем-либо помочь пациенту. Положительныйили отрицательный перенос[8]достигает такой интенсивности, которая мешает его проработке. Эмоциональныепереживания захватывают пациента, и у него возникает сильное сопротивлениеаналитической работе, вплоть до решения прекратить лечение. "Райх и его коллегипо Техническому семинару вырабатывали в себе подозрительность по отношению клечению, которое шло слишком успешно. Они часто обнаруживали, что изобилиеснов, ассоциаций и ясных символов скрывало сильное сопротивлениеанализу[9]. Сопротивлениепсихоаналитическому процессу наблюдается как сопротивление переносу,бессознательное противодействие "оживлению прошлого в психоаналитическихотношениях" (Sandler, 1973).

В.Райх рекомендовал в начале анализаинтерпретировать только сопротивление переносу и не давать глубинных игенетических интерпретаций, так как последние, какими бы они ни были верными,не имеют никакого смысла до тех пор, пока не осознано поверхностноесопротивление. Вместо оказания помощи пациенту в его воспоминаниях о событияхего детства Райх настаивал на большей активности при анализе сопротивления"здесь-и-теперь". На первых же аналитических сессиях Райх, замечая видимыепроявления сопротивления, обращал внимание пациента на связь междусопротивлением и переносом, говоря ему, что тот имеет что-то против него, но неосмеливается об этом сказать. Если интерпретировать материал, относящийся кглубинным уровням бессознательного, до проработки и осознания возникающегосопротивления переносу, то пациент не осознает интерпретации и либо защитнымобразом принимает ее, делая "подарок" аналитику в надежде получить ответный дар(позитивный перенос), либо отвергает, с детским упрямством мстя и поступаяназло (агрессивный перенос). Прежде чем помочь пациенту осознать своивнутренние конфликты, аналитик должен показать ему, как он от них защищается,что он для этого делает, и объяснить, почему эта защита и сопротивление могутбыть ослаблены.

Пионерские исследования Райха относительнофункции сопротивления и переноса в терапевтических взаимоотношениях"пациент—аналитик"возродились в современном психоанализе в работах Гилла, Клаубе-ра, Кохута,Сандлера, Томэ, Кэхеле и др. Перечисленные психоаналитики сходятся в том, что"с терапевтической точки зрения очень важно распознать сопротивление переносукак можно раньше" и что для успешной работы "аналитик должен исследоватьситуационный аспект сопротивления"[10]. Этот подход продолжает линию исследований Райха, в соответствии скоторой анализ необходимо начинать с тщательного изучения и интерпретациисопротивления и переноса в ситуации "здесь-и-теперь".

Интересно, что в 80-е годы на новом уровнезнаний между ведущими современными психоаналитиками возобновился старый спор офеноменах сопротивления в аналитической технике, который в 30-е годы вели междусобой А. Фрейд, О. Фенихель, М. Клайн, В. Райх. Для Рэнгелла, последователяАнны Фрейд, аналитическая работа в первую очередь направляется на активизациювоспоминаний, оставляя в стороне аспекты реального взаимодействия аналитика ипациента. Сандлер противопоставляет позиции Рэнгелла новую теорию переноса:"Анализ того, что происходит "здесь-и-теперь" в аналитическом взаимодействии,стал предшествовать по времени интерпретирования реконструкции инфантильногопрошлого. Если пациент использовал защиту внутри аналитической ситуации,включающей его и аналитика, — это рассматривалось как перенос и все больше становилось центромвнимания аналитика. Вопрос "Что сейчас происходит" стал задаваться преждевопроса "Что материал пациента говорит о его прошлом"[11]. Такое подчеркивание важностианализа сопротивления переносу в ситуации "здесь-и-теперь", как справедливоотмечают Томэ и Кэхеле, не представляет собой ничего принципиально нового поотношению к теориям Ференци и Райха.

Эти принципы психоаналитической техники,которые кажутся такими естественными сейчас для профессиональных и обучающихсяпсихоаналитиков, в то время представлялись не просто спорными, но вопределенной мере крамольными. Провозглашая кроме этого конечной цельюпсихоаналитической терапии достижение пациентом оргастической потенции, то естьобретение способности к полноценному оргазму, Райх еще больше усугублял своеположение в ортодоксальных кругах. Осознавая это, он "в течение нескольких летвел себя тактично по отношению к своим оппонентам, избегая слишком прямой формывыражения своих идей"[12].

В декабре 1926 года Райх выступил наТехническом семинаре с очередным докладом, посвященным анализу сопротивления.На этом заседании присутствовал 3. Фрейд. Позднее Райх вспоминал: "В качествеузловой проблемы я выделил вопрос "Следует ли интерпретировать инцестныестремления пациента при наличии негативного латентного отношения с его стороны,или нужно ждать до тех пор, пока недоверие пациента не исчезнет". Фрейдпрервал меня: "А почему бы нам не интерпретировать материал в том порядке, вкотором он появляется Конечно, нужно анализировать и интерпретироватьинцестные фантазии (сны), как только они появляются". Этого я не ожидал. Япродолжал аргументировать свою точку зрения, но вся идея была целиком чуждаФрейду. Он не понимал, почему нужно анализировать сопротивление вместо самогоматериала. В частных беседах о способах лечения он, кажется, думал по-другому.Атмосфера встречи была неприятной. Мои оппоненты на семинаре злобно смотрели наменя или жалели меня. Я оставался спокоен"[13].

Клиническая практика, теоретическая исеминарская работа, которые проводил Райх, проложили дальнейший путь от анализасопротивления к анализу характера. В отличие от академической психологии, впсихоанализе под характером понимается совокупность таких свойств человека(черт характера), которые являются "производными определенных фаз развитиялибидо и Эго или аналогом симптомов, то есть защитным образом действия" (Ч.Райкрофт). В первом случае различают оральный, анальный, фаллический игенитальный характеры, во втором — различные типы невротического характера (например, истерический,фобический, фаллически-нарциссический, мазохистский и др.). Именно второйаспект психоаналитического понимания характера сформировался отчасти благодаряработам Райха.

По мере изучения различных способовпроявления сопротивления и переноса в анализе Райх все больше убеждался, чторазличные защитные стереотипы не существуют изолированно и независимо друг отдруга, а представляют собой единую защитную систему - "броню", "панцирь"характера, —обладающую качественно новыми системными свойствами. Эта "броня" характера,подобно биологической гидре, имеет свойство регенерации. Ослабив какую-либо еечасть (определенное сопротивление), можно получить некоторое временноеоблегчение и инсайт (эмоциональное осознание глубинных причин своих проблем),но через некоторое время "броня" залатает брешь в своей "кольчуге". Безосознания этих характерных черт "брони", принципиально не сводимых к функциямотдельных защит, по Райху, очень сложно добиться действительно устойчивогоизменения личности.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.