WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 60 |

Мне пришлось пользоваться словами"терапия", "психотерапия", "пациент". Но в действительности я ненавижу все этислова, как и медицинскую модель, которую они предполагают. Ведь эта модельисходит из того, что приходящий к консультанту человек болен и нуждается влечении. Мы же надеемся, что консультант будет помогать самоактуализации людей,а не лечению болезни.

Однако и модель помощи также не подходит.Она заставляет нас думать о консультанте как о профессионале, знатоке, которыйсо своей привилегированной позиции снисходит к беднягам, темным людям,нуждающимся в его помощи. Не выступает консультант и учителем в обычном смыслеслова потому, что учителя специализируются и достигают больших успехов во"внешнем научении" (подробнее об этом см. в главе 12). Процесс же роста,становления того наилучшего человеческого существа, каким только может статьданный индивид, представляет собой, напротив, "внутреннее научение".

Экзистенциальные психотерапевты многозанимались этим вопросом о моделях, и я бы порекомендовал книгу Дж.Бьюдженталя"Поиск подлинности" (Bugental, 1965), в которой обсуждается эта тема. Бьюдженталь предлагаетназывать консультирование или психотерапию "онтогогикой", что означаетстремление помочь людям вырасти до своей максимально возможной высоты. Пожалуй,это лучшее название, чем заимствованный мною у одного немецкого автора термин"психогогика", что означает воспитание души. Каким бы словом ни пользоваться, яполагаю, что в конечном итоге мы придем к понятию, давным-давно предложенномуАльфредом Адлером, когда он говорил о "старшем брате". Так он называл любящегочеловека, берущего на себя ответственность, как это делают по отношению кмладшему брату-ребенку. Конечно, старший брат знает больше, он дольше жил, ноон качественно не отличен от младшего, он не живет в сфере другого мышления.Мудрый и любящий старший брат старается, чтобы младший стал лучше и дажепревзошел его самого, но действуя при этом в своем собственном стиле. Насколькоэто отлично от модели "Учи того, кто ничего не знает"!

Консультирование не предполагаеттренировки, или формирования, или обучения в обычном смысле, когда указывают,что и как делать. Оно не означает пропаганды. Речь идет о даосском раскрытии илишь затем – опомощи. Даосский подход означает не мешать, "позволить быть". Но это нефилософия невмешательства, или пренебрежения, или отказа в помощи и заботе. Вкачестве модели этого процесса мы можем представить себе психотерапевта,который, если он достойный терапевт и достойный человек, никогда не помыслит опропаганде себя в той или иной форме, о том, чтобы "навязать" своим пациентамсобственную модель или сделать их копией самого себя.

Хороший психотерапевт помогает каждомусвоему клиенту раскрыться, разрушить защиты, препятствующие самопознанию. Видеале та система эталонов, которой руководствуется терапевт, учебники, которыеон прочел, школа, которую он прошел, его мировоззрение – все это не должно замечатьсяпациентом. Уважая внутреннюю природу, бытие, сущность "младшего брата",терапевт исходит из того, что наилучший путь к достойной жизни – это в наиболее полной мере бытьсамим собой. Люди, которых мы называем больными, – это те, кто не являет себя миру,кто выстроил всевозможные невротические защиты против своей человеческойсущности. Так же, как для розового куста неважно, будет ли садовник итальянцем,французом или шведом, так и для младшего брата несущественно, как тот, ктопомогает ему, научился это делать. Тот, кто помогает, должен предоставитьопределенную помощь, которая не зависит от того, швед ли он или католик,магометанин или фрейдист, или кто-либо еще.

Эти базовые понятия находятся в полномсогласии с базовыми понятиями фрейдизма и других систем психодинамики. Ведь этоименно фрейдистский принцип – вытеснение неосознанных сторон своего Я, так что нахождениеподлинного Я требует их раскрытия. Неявно здесь присутствует вера в то, чтоистина лечит. Научиться преодолевать барьеры вытеснения, познавать себя,слышать голоса импульсов, открывать торжествующую природу, достигать знания,инсайта и истины –таковы требования.

Лоуренс Кьюби в статье "Забытый человек вобразовании" (Kubie,1953-1954) указал, что конечная цель образования и воспитания – помочь индивиду стать человекомв той полной мере, в какой он только способен.

По отношению к взрослым людям (и вособенности к ним) мы отнюдь не находимся в положении, когда не с чем работать.Старт уже состоялся; уже есть в наличии способности, таланты, направленность,миссия, призвание. Дело в том (если мы серьезно воспринимаем описанную модель),чтобы помочь людям достичь большего совершенства в том, чем они уже есть,помочь им реально более полно, более действенно раскрыть в себе тепотенциальные возможности, которые они имеют.

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Библиотека Фонда содействия развитиюпсихической культуры (Киев)

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Часть II.ТВОРЧЕСТВО

4. ТВОРЧЕСКАЯУСТАНОВКА

У меня сложилось ощущение, что понятиекреативности (творческой способности) и понятие здоровой,самоактуализирующейся, полностью человечной личности сходятся все ближе и ближеи, возможно, окажутся одним и тем же.

Другой вывод, к которому я склоняюсь(будучи даже не вполне уверенным в имеющихся в моем распоряжении фактах),состоит в том, что художественное образование или, лучше сказать, образованиепосредством искусства значимо не столько для появления художников илипроизведений искусства, сколько для появления лучших людей. Если мы четкоориентируемся на гуманистические цели образования, если надеемся, что наши детистанут в полной мере людьми и будут продвигаться к воплощению своихвозможностей в действительность, то, насколько я могу судить, единственныйсуществующий сегодня вид образования, содержащий хотя бы слабый намек на такиецели, – этохудожественное образование. Итак, образование посредством искусства интересуетменя не потому, что благодаря ему возникают картины, а потому, что неисключено, что при правильном его понимании оно станет парадигмой для всегоостального образования. Если вместо того, чтобы рассматривать его как украшениеи относиться к нему потребительски, как это сейчас принято, мы подойдем к немудостаточно серьезно и будем работать над ним достаточно упорно, и если оноокажется тем, чем, как предполагают некоторые из нас, оно может быть,– тогда, возможно, мыначнем однажды учить арифметике, чтению и письму в этой парадигме. Вот почему яинтересуюсь образованием посредством искусства: оно представляется мне примеромправильного образования. Я говорю здесь об образовании в целом.

Еще одним основанием моего интереса кхудожественному образованию, креативности, психологическому здоровью и т.п.служит сильное ощущение изменения ритма истории. Мне кажется, что мы находимсяв точке истории, не похожей на что-либо, происходившее раньше. Жизнь движетсягораздо быстрее, чем когда-либо. Подумайте, например, о громадном ускорениинакопления фактов, знаний, методик, изобретений, достижений в технологии.Кажется вполне очевидным, что это требует изменить наш подход к человеку, к егоотношениям с миром. Грубо говоря, требуется иной тип человека. Я чувствую, чтодолжен гораздо серьезнее, чем двадцать лет назад, отнестись кпроповедовавшемуся Гераклитом, А.Уайтхедом, А.Бергсоном взгляду на мир как напоток, движение, а не как на статичную вещь. Если этот взгляд верен (а ныне онгораздо более верен, чем в 1900 или даже в 1930 году), то мы нуждаемся в иномтипе человека, способном жить в непрерывно изменяющемся мире. Я могу отважитьсяобратиться к учебным заведениям с вопросом: какой толк в обучении фактам Ведьони устаревают с бешеной скоростью! Какой смысл учить техникам Ведь они тожебыстро устаревают! Понимание этого буквально разрывает на части инженерныешколы. Массачусетский технологический институт, например, более не сводитинженерное образование к приобретению набора умений, поскольку практически всеумения, которые в годы своего учения приобрели тамошние профессора, кнастоящему времени устарели. Как говорится, сегодня ни к чему готовить кучеров.Насколько я понимаю, некоторые профессора Массачусетского технологическогоинститута отказались от обучения хорошим и испытанным, но устаревшим методам ипопытались вместо этого сформировать новый тип человека, который чувствует себякомфортно при переменах, которому перемены нравятся, который способен наимпровизацию, на то, чтобы уверенно и смело встретить совершенно непредвиденнуюситуацию.

Похоже, что сегодня меняется все, в томчисле международное право, политика, вся сцена международной жизни. Измененияпроисходят очень быстро. В ООН ведут беседы люди, принадлежащие как бы разнымстолетиям. Один выступает с позиций международного права XIX в. Другой отвечаетему в совершенно ином духе: он стоит на другой платформе, созданной в другоммире.

Возвращаюсь к моей теме. Я говорю о работе,цель которой – люди,не нуждающиеся в неподвижном и устойчивом, "замороженном" мире, в том, чтобыжить так, как жили их отцы. Такие люди будут уверенно смотреть в завтрашнийдень, даже не зная, что произойдет, но рассчитывая на свою способностьимпровизировать в ситуации, никогда ранее не возникавшей. Это означает новыйтип человека – егоможно было бы назвать Гераклитовым. Общество, которое сможет воспитать такихлюдей, выживет, а те общества, которые с этим не справятся, погибнут.

Можно заметить, что я обращаю вниманиеглавным образом на способность к импровизации и вдохновению, а не на творчествов смысле получения завершенных произведений искусства, больших творческихдостижений. По сути, я сегодня вообще не касаюсь завершенных творческихрезультатов. Почему Дело в том, что психологический анализ процесса творчестваи творческих индивидов свидетельствует о необходимости различать первичную ивторичную креативность. Первичная креативность соответствует фазе вдохновения,а вторичная – фазеразработки. Эта последняя требует не только творческой способности как таковой,но во многом опирается также на простую тяжелую работу, на дисциплинухудожника, тратящего порой полжизни на овладение инструментами, умениями,материалами, пока он, наконец, не сумеет полно выразить то, что видит. Яуверен, что очень многие люди просыпаются среди ночи, полные вдохновения поповоду романа, который они напишут, или поэмы, или пьесы, или еще чего-либо.Однако большинство этих актов вдохновения так ни к чему и не приводит. В этомсмысле вдохновению грош цена. Между вдохновением и конечным продуктом, например"Войной и миром" Л.Толстого, лежит ужасающее количество тяжелой работы,дисциплины, тренировки, упражнений, практики, повторений, выбрасывания первыхчерновиков и т.д. Вторичная креативность, находящая выражение в реальныхпродуктах, в том числе в великих произведениях живописи, в великих романах, вмостах, в изобретениях, в той же мере, что и на творческих данных личности,основывается на других добродетелях: упорстве, терпении и тяжелой работе.Поэтому для чистоты рассуждении мне кажется необходимым сосредоточиться наимпровизации при первой вспышке вдохновения и пока что не думать о конечныхрезультатах, понимая, что многие такие вспышки не приводят ни к чему. Отчастипо этой причине, в число лучших испытуемых для изучения фазы вдохновения входятмаленькие дети, чью изобретательность и креативность часто нельзя определить втерминах продукта. Когда маленький мальчик сам открывает десятичную систему,это может быть высшим полетом вдохновения и творчества, от которого не следуетотмахиваться ссылкой на априорное определение, связывающее творчество ссоциальной полезностью или новизной, тем, что никто раньше такого непридумывал, и т.п.

Из тех же соображений я решил неиспользовать в качестве примера научное творчество и предпочел другие примеры.Многие современные исследования посвящены ученым, доказавшим свои творческиеспособности, –нобелевским лауреатам, крупным изобретателям и т.п. Однако, знакомясь сомногими учеными, вы вскоре обнаруживаете, что ученые как группа не так склоннык творчеству, как можно было бы предположить. Это касается и людей, реальноосуществивших открытия, внесших творческий вклад в науку, опубликовавшихработы, двинувшие науку вперед. Такое положение дел больше говорит нам оприроде науки, чем о природе творчества. Допуская некоторое озорство, я мог быопределить науку как метод, позволяющий творить нетворческим людям. Это вовсене насмешка над учеными. По-моему, замечательно, что люди, возможности которыхвсегда ограничены, могут быть поставлены на службу великим делам, даже еслисами они не относятся к числу великих. Наука представляет собой социальнообусловленный и институционализированный метод, дающий возможность даже людям,не блещущим интеллектом, служить прогрессу знаний. Я намеренно предельноутрирую и драматизирую ситуацию. Поскольку каждый конкретный ученый в оченьбольшой степени опирается на историю, стоит на плечах множества своихпредшественников, выступает членом огромной команды, его собственные недостаткимогут не проявиться. Он заслуживает цитирования, внимания и уважения какучастник большого и славного предприятия. Я пришел к пониманию того, что когдаон открывает нечто, –это продукт социального института, продукт сотрудничества. Если он не совершаетоткрытия, его вскоре сделает кто-нибудь другой. Учитывая все это, я полагаю,что отбор ученых, даже достигших творческих результатов, – отнюдь не лучший путь разработкитеории творчества.

Полагаю также, что мы не сможем изучитьтворчество в подлинном смысле, пока не поймем, что почти все расхожиеопределения творчества и большинство используемых нами примеров по сутимужские. Мы почти полностью исключили из рассмотрения женскую креативность спомощью простого семантического приема – определив в качестве творческихтолько продукты, производимые мужчинами, и полностью проигнорировав такимобразом творчество женщин. Я убедился недавно (в ходе изучения пиковыхпереживаний), что женское творчество – это перспективное полеисследований, поскольку женщины меньше заинтересованы в результатах, вдостижениях, а больше в самом процессе – текущем процессе, а не еговысшей точке триумфа и успеха.

Вот тот фон, на каком я рассматриваюконкретную проблему, о которой пойдет речь ниже.

В основе проблемы, которую я пытаюсьрешить, лежит следующее наблюдение: творческая личность в фазе вдохновенияутрачивает свое прошлое и свое будущее и живет только данным моментом. Онаполностью погружена в него и поглощена настоящим, текущей ситуацией, тем, чтопроисходит здесь и теперь, служит объектом действия. Можно воспользоватьсяточной фразой из "Старой девы" Сильвии Эштон-Уорнер. Учительница, поглощеннаяновым методом обучения детей чтению, говорит: "Я полностью потеряна внастоящем".

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.