WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 60 |

Это означает, что различие между Я и не-Яснято (или превзойдено, трансцендировано). Теперь между миром и человекомсуществует менее выраженная грань, поскольку человек вобрал в себя часть мира ичерез это себя определяет. Можно сказать, что он становится расширенным Я. Еслисправедливость, правда или законность приобрели для него такую важность, что онотождествляет с ними свое Я, то где же они существуют В человеке или вне егоПодобное различие в этом случае становится практически бессмысленным, посколькуфизическая оболочка человека перестает быть его границей. Свет внутреннийтеперь не отличается от света внешнего.

Обычный эгоизм, несомненно, теперьтрансцендируется и требует определения более высокого порядка. Так, мы знаем,что такой человек может получать большее удовольствие (эгоистическоенеэгоистическое) от пищи, когда ее ест его ребенок, а не он сам. Его Ярасширилось настолько, что вобрало в себя и ребенка. Причинив боль его ребенку,вы причините боль ему самому. Я более не может отождествляться с биологическиминдивидом, снабжаемым кровью через сердце и сосуды. Психологическое Яперерастает рамки тела.

Подобно тому, так объект любви может статьчастью Я, его определяющей характеристикой, так же могут становиться его частьюи любимое дело, любимые ценности. Многие люди, к примеру, столь страстноотождествляются с борьбой против войны, расовой несправедливости, противбедности и нищеты, что готовы идти на большие жертвы, рисковать своей жизнью.При этом они, конечно же, жаждут справедливости не просто для своегобиологического тела. Справедливость для них выступает всеобщей ценностью; этосправедливость для всех, справедливость как принцип. Нападки на Б-ценностистановятся также нападками на человека, вобравшего эти ценности в свое Я.Подобные нападки становятся личным оскорблением.

Отождествление высшего Я с высшимиценностями внешнего мира означает, по крайней мере в определенной степени,слияние с не-Я. Однако последнее относится не только к миру природы, ноохватывает и других людей. Другими словами, наиболее ценностная часть Я такогочеловека будет подобна наиболее ценностной части Я других самоактуализирующихсялюдей. Такие Я частично совпадают.

Включение ценностей в Я имеет и другиеважные последствия. Так, можно любить справедливость и правду в мире или же вдругом человеке. То, как ваши друзья движутся к правде и справедливости, можетдоставлять вам радость, и, наоборот, если друзья удаляются от этих идеалов, выбудете ощущать печаль. Это легко понять. Но, предположим, вы чувствуете, чтосами успешно движетесь к правде, справедливости, красоте, добродетели. Тогда вывполне можете обнаружить, что вы полюбите себя и будете от себя в восхищении,будете испытывать чувство, подобное здоровой любви к себе, описанной Э.Фроммом{Fromm, 1947). Это проявление особой отстраненности и объективности поотношению к себе, для чего в нашей культуре нет места. Вы будете уважать себя ивосхищаться собой, заботиться о себе и себя поощрять, чувствовать себядобродетельным, достойным любви и уважения человеком. Таким же образом человек,обладающий незаурядным талантом, может оберегать его и себя, так, будто онноситель чего-то, что одновременно есть и не есть им самим. Образно говоря, онможет стать своим собственным хранителем.

Х

Похоже, что менее развитые индивидыиспользуют свою работу скорее для достижения удовлетворения базовыхпотребностей, невротических потребностей, как средство существования, выполняютее из привычки или в качестве реакции на культурные ожидания. Однако столь жевероятно, что разница здесь может быть количественной, а не качественной.Возможно, в той или иной степени все люди (потенциально) обладаютметамотивацией.

Эти люди, работая конкретно во имя законаили семьи, науки, психиатрии, педагогики, искусства, то есть какого-либообщепринятого вида трудовой деятельности, будучи мотивированы этим и преданыэтому делу, в большей степени мотивированы внутренними или конечными ценностями(или высшими фактами или сторонами действительности), по отношению к которымпрофессия служит не более чем носителем (Maslow, 1970; 1962). Таково впечатление,сложившееся у меня в результате наблюдения за этими людьми, интервьюированияих, например, в виде вопроса о том, почему им нравится работа доктора, или чтов домашнем хозяйстве, руководстве комитетом, воспитании ребенка, творчестведоставляет им наибольшее удовольствие. Если вывести из сотен конкретных,специфических ответов то, к чему они стремятся, что доставляет имудовлетворение, что они ценят, ради чего изо дня в день работают, почемуработают, десяток внутренних ценностей (или ценностей Бытия), то вполнеосмысленно можно будет сказать, что они работают ради истины или красоты, радизаконности и порядка, ради справедливости, ради совершенства. (Конечно же,помимо ценностей более низкого порядка.)

Я не работал специально с конкретнойконтрольной группой, то есть с несамоактуализирующимися людьми. Я могу сказать,что большая часть человечества есть такой контрольной группой. У менядостаточно опыта, касающегося отношения к работе у обычных, незрелых людей,людей, страдающих неврозами или пограничными расстройствами, психопатов и т.д.,и не подлежит никакому сомнению, что их отношение основано на стремлении кденьгам, удовлетворении базовых потребностей (а не Б-ценностей), на простойпривычке, реагировании на стимулы, на невротических потребностях, подчиненииобщепринятым нормам, инерции (неосознанной и неосмысленной жизни), навыполнении требований других людей. Тем не менее, данный интуитивный здравыйсмысл или естественное умозаключение, конечно же, может легко быть подвергнутоболее тщательной, контролируемой и спланированной проверке, которая может еголибо подтвердить, либо опровергнуть.

У меня сложилось твердое убеждение, чточеткого различия между моими испытуемыми, выбранными в качествесамоактуализирующихся личностей, и другими людьми не существует. Уверен, чтокаждый самоактуализирующийся человек, с кем я работал, в той или иной степенисоответствует приведенному мной здесь описанию. Однако, представляется, что инекоторый процент других, менее здоровых индивидов, также в некоторой мереметамотивирован Б-ценностями. В первую очередь это касается людей, обладающихособыми способностями, и людей, попавших в особо удачные обстоятельства.Возможно, все люди и некоторой мере метамотивированы [24].

Привычные категории карьеры, профессии илиработы могут служить каналами различных других типов мотивации, не говоря ужеоб обычной привычке, выполнении общепринятых норм или функциональной автономии.Они могут удовлетворять, или безуспешно стремиться удовлетворять, любые избазовых потребностей, равно как и различные невротические потребности. Онимогут служить каналом "отреагирования" или осуществления защитных механизмов стем же успехом, что и средством подлинного удовлетворения.

Мое предположение, основывающееся как на"эмпирическом" опыте, так и на общей психодинамической теории, заключается втом, что наиболее верным и наиболее полезным для нас будет считать, что этиразнообразные привычки, детерминанты, мотивы и метамотивы действуютодновременно в форме очень сложной структуры, в которой центральную роль можетиграть тот или иной из подобных типов мотивов или детерминант. Другими словами,наиболее развитые личности в большей мере движимы метамотивами и в меньшей меребазовыми потребностями, чем люди обычные, менее развитые.

Другой догадкой есть необходимостьучитывать смешение ценностей. Я уже рассказывал (Maslow, 1954, глава 12) о своемвпечатлении, что наблюдаемые мной самоактуализирующиеся люди довольно просто ирешительно определяют, что для них правильно, а что нет. Это резкоконтрастирует с повсеместной путаницей ценностей. Мало того, нередко это непросто путаница, а поразительная тенденция превращать черное в белое, активноенеприятие хороших (или старающихся быть таковыми) людей, совершенства,превосходства, красоты, таланта и т.п.

"Политики и интеллектуалы мне скучны. Онипредставляются мне нереальными; реальными же мне видятся те, кто меня насегодняшний день окружает: шлюхи, воры, наркоманы и т.д." (Из интервью сНельсоном Алгреном.)

Данное неприятие я называю"контрценностным". С равным успехом я мог бы окрестить его ницшеанским термином"ressentiment".

XI

Полное определение человека иличеловеческой природы должно, таким образом, включать внутренние ценности.

Если попытаться определить глубочайшие,самые подлинные, самые фундаментальные составляющие истинного Я, самобытности,подлинной личности, то окажется, что для полноты этого определения необходимовключить не только конституцию и темперамент, не только анатомию, физиологию,неврологию и эндокринологию, не только способности, биологический стиль, нетолько базовые инстинктиноидные потребности, но также и Б-ценности, которые приэтом служат и личными Б-ценностями. (Это следует понимать как полное отвержениесартровского произвольного экзистенциализма, в котором Я создается волевымрешением.) Они есть частью "природы" человека, его определения или сути в неменьшей степени, чем его более "низкие" потребности – по крайней мере у наблюдаемыхмной самоактуализирующихся личностей. Эти ценности следует включать в любоеполное определение человека, полной человечности, "личности". Действительно, убольшинства людей они не вполне очевидны или актуализированы (то естьдействительны и функционально действенны). Тем не менее, насколько я это наданный момент себе представляю, они не исключены как потенциальные у любогочеловека, рождающегося в этом мире. (Конечно же, можно предположить, что вбудущем будут обнаружены данные, противоречащие этому взгляду. Также тутдействуют и чисто семантические и категориальные соображения – например, какое значение следуетпридавать понятию "самоактуализация" в случае умственно неполноценногочеловека.) В любом случае, я считаю, что это предположение верно по крайнеймере для части людей.

Всеобъемлющее определение полностьюразвитого Я или личности включает подобную систему ценностей, котораяметамотивирует человека.

XII

Эти внутренние ценности по своей природеинстинктоидны, то есть они необходимы а) для предотвращения болезни и б) длядостижения полнейшей человечности или полноценного развития. "Болезни",возникающие в результате депривации внутренних ценностей (метапотребностей), мыможем назвать метапатологиями. "Высшие" ценности, духовная жизнь, высшиестремления человечества, таким образом, представляют собой полноправный предметнаучного рассмотрения и исследования. Они относятся к природному миру.

Здесь хотелось бы выдвинуть еще один тезис,также основывающийся на несистематизированных и неспланированных наблюдениях поповоду контраста между моими субъектами и популяцией в целом. Тезис заключаетсяв следующем: я назвал базовые потребности инстинктоидными и биологическинеобходимыми по ряду причин (Maslow, 1954, глава 7), однако в первую очередь в силу необходимостиудовлетворения базовых потребностей человека для того, чтобы избежать болезни,атрофии человечности и, в позитивном смысле, для того, чтобы двигаться вперед ивверх, к самоактуализации или полной человечности. У меня сложилось прочноеубеждение, что нечто аналогичное распространяется и на метамотивацию усамоактуализирующихся людей. Метамотивы представляются мне также биологическинеобходимыми для того, чтобы (а) в негативном смысле – избежать "болезни" и (б) впозитивном – достичьполной человечности. Поскольку эти метамотивы есть, по отдельности или всовокупности, внутренними ценностями Бытия, все это приводит нас к тому, чтоБ-ценности по своей природе инстинктоидны.

Подобные "болезни" (происходящие отдепривации Б-ценностей, метапотребностей или Б-фактов) новы и еще не былиописаны как таковые, то есть как патологии, за исключением случайных иликосвенных описаний и работ В.Франкла (FrankI, 1966), где они описываются ввесьма общем и обширном виде, в несистематизированной и потому не пригодной дляисследования форме. Веками они рассматривались скорее религиозными мыслителями,историками и философами в понятиях духовных или религиозных проблем, а неврачами, учеными или психологами в понятиях психиатрических, психологическихили биологических "болезней", ущербностей или слабостей. В некоторой степениэта область частично совпадает и с социологическими и политическимирасстройствами, "социальными патологиями" и т.п. (табл. 3).

Таблица 3

Общиеметапатологии

Отчуждение.

Аномия.

Ангедония.

Потеря вкуса к жизни.

Потеря смысла.

Неспособность получать наслаждение.Безразличие.

Скука, тоска.

Жизнь теряет собственную ценность исамооправдание.

Экзистенциальный вакуум.

Ноогенный невроз.

Философский кризис.

Апатия, отстраненность, фатализм.

Отсутствие ценностей.

Десакрализация жизни.

Духовные заболевания и кризисы."Сухость", бесплодие, застой.

Аксиологическая депрессия.

Желание смерти, сдача на "волюсудьбы". Безразличие к собственной смерти.

Чувство собственной бесполезности,ненужности, незначимости. Тщетность.

Безнадежность, апатия, поражение,прекращение совладания, капитуляция.

Чувство полной детерминированности.Беспомощность. Отсутствие ощущения свободы воли.

Абсолютное сомнение. Есть ли хотьчто-нибудь стоящее Есть ли что-нибудь значащее

Отчаяние, мука.

Безрадостность.

Опустошенность.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.