WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 60 |

Моя точка зрения иная. Если мы вдостаточной степени осознаем то, что мы делаем, если мы достаточно философичныи склонны к прозрениям, то мы сможем использовать опыт, который легче всеговедет к экстазу, к откровению, к просветлению, блаженству и восторгу. Мы сможемиспользовать этот опыт как модель для обучения, например, истории или любойдругой области человеческой деятельности.

Наконец, впечатление, которое я хотел быположить в основу дальнейших разработок (и полагаю, что здесь кроется проблемадля любого, интересующегося художественным воспитанием), состоит в том, чтоэффективное образование в таких областях, как музыка, изобразительноеискусство, танцы и ритмика, по своей сущности гораздо ближе, чем обычная"базовая учебная программа", к "внутреннему образованию" рассматриваемого здесьтипа, предполагающему в качестве своей существенной части обучение каждогособственной самобытности. Если образование не делает этого, оно бесполезно.Образование должно учить тому, как расти и в каком направлении, что хорошо ичто плохо, что желательно и что нежелательно, что выбирать и чего не выбирать.Применительно к этой области внутреннего обучения, внутреннего преподавания ивнутреннего образования я полагаю, что искусства, особенно упомянутые мноювыше, так близки нашей психологической и биологической сущности, нашейсамобытности, что, вместо того, чтобы относиться к соответствующим курсам как кукрашению или роскоши, мы должны сделать их основой образования. Я имею в виду,что в таком образовании могут содержаться проблески бесконечного, высшихценностей. Сердцевиной такого внутреннего образования вполне может бытьобучение изобразительному искусству, музыке и танцам. (Для детей я бы поставилна первое место танцы. В форме простой ритмики они наиболее доступны детямдвух, трех или четырех лет). Опыт такого обучения вполне мог бы служить вкачестве модели, с помощью которой мы могли бы попытаться спасти остальнуючасть школьной программы от угнетающих ее бесцельности и бессмысленности,порожденных "свободой от ценностей" или "ценностной нейтральностью".

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Библиотека Фонда содействия развитиюпсихической культуры (Киев)

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

13. ЦЕЛИ И РЕЗУЛЬТАТЫ
ГУМАНИСТИЧЕСКОГООБРАЗОВАНИЯ

Перед своей смертью Олдос Хаксли был напороге большого прорыва, создания великого синтеза науки, религии и искусства.Многое из этих идей отражено в его последнем романе "Остров" (Huxley, 1962). Хотя этот роман какпроизведение искусства не очень значителен, он весьма интересен для пониманиятого, чем способен стать человек. Наиболее революционные идеи романа касаютсяобразования: образовательная система в утопии О.Хаксли руководствуетсясовершенно иными целями, чем та, что существует в нашем обществе.

В образовании сегодня явно видны два вкорне отличающихся подхода к обучению. Сторонники одного из них – это подавляющее большинствоучителей, директоров школ, авторов программ, чиновников, ведающих школами. Ониработают для того, чтобы передать детям знания, необходимые для жизни виндустриальном обществе. Не отличаясь особым воображением или творческимиспособностями, они не склонны задавать себе вопрос, почему они учат тому, чемуучат. Их главная забота – об эффективности, то есть о том, чтобы вложить как можно большефактов в головы как можно большего количества детей, израсходовав на этоминимум времени, денег и усилий. Сторонники другого подхода – гуманистически ориентированноеменьшинство педагогов, которые ставят своей целью содействие самоактуализации исамотрансцендированию своих учеников.

Неявная цель занятий в классе часто состоитв том, чтобы доставить удовольствие учителю. Дети в обычной школе очень быстроусваивают, что творчество наказывается, в то время как повторение вызубренногоответа вознаграждается, и сосредоточиваются на словах, которых ждет от нихучитель, а не на понимании проблемы. Поскольку школьное обучениесосредоточивается на поведении, а не на мышлении, ребенок учится тому, как себявести, держа свои мысли при себе.

Мышление часто мешает внешнему научению.Эффекты пропаганды, внушения и оперантного обусловливания исчезают при инсайте.Возьмем, например, рекламу. Самое простое средство здесь – узнать правду. В рекламе могутбыть использованы подпороговые воздействия и тому подобное, но, в конечномсчете, если знать, что зубная паста определенной марки обладает дурным запахом,– то ни одна рекламане заставит Вас ее купить. Вот еще пример разрушающего влияния правды навнешнее научение. Студенты-психологи подшутили над своим профессором,сформировав у него условный рефлекс, когда он читал им лекцию об условныхрефлексах [17]. Профессор,не осознавая этого, стал все чаще кивать и к концу лекции кивал непрерывно.Однако как только студенты сообщили профессору, что происходит, он пересталкивать и, конечно, после этого уже никакие улыбки студентов не могли заставитьего кивать снова. Правда заставила научение исчезнуть. Обобщая это наблюдение,мы должны задуматься над тем, как много научения в действительностиподдерживается невежеством и может быть разрушено инсайтом.

У студентов, конечно, формируется мощнаяустановка на внешнее научение, и они реагируют на оценки и экзамены, каказартные игроки – навыигрываемые фишки. В одном из лучших университетов страны юноша, сидя в парке,читал книгу. Его приятель, проходя мимо, спросил: зачем он читает эту книгу,ведь ее нет в списке рекомендованных. Получается, что единственным основаниемдля чтения книги может быть внешнее вознаграждение. В университетской среде,живущей как бы по законам игры в покер, такой вопрос был логичен.

Различие между внутренней и внешнейсторонами учебы в колледже иллюстрирует история, случившаяся с ЭптономСинклером. В молодости он был слишком беден, чтобы оплатить обучение вколледже. Тщательно изучив каталог колледжа, он обнаружил, что если студент несправляется с курсом, то не получает зачета и должен вместо проваленногоизучить другой курс. При этом колледж не брал со студента платы за второй курс,считая, что тот уже уплатил за один зачет. Э.Синклер воспользовался этойпрактикой и бесплатно получил образование, намеренно завалив все зачеты.

Во фразе "получить степень" сосредоточеныпороки внешне ориентированного образования. Студент автоматически получаетстепень, проведя в университете определенное число часов, чтозасвидетельствовано зачетами. Всем знаниям, которым обучают в университете,приписывается некоторая стоимость в зачетных баллах, причем почти или вообще неделается различия между изучаемыми предметами. Так, например, работа напротяжении семестра баскетбольным тренером приносит студенту столько жезачетных баллов, что и семестр французской филологии. Поскольку реальнуюценность видят только в получаемой степени, уход со старшего курса колледжа доего окончания воспринимается обществом как потеря времени, а родителями– как маленькаятрагедия. Все мы слышали о матери, оплакивающей глупость своей дочери, которая,выйдя замуж, ушла со старшего курса: дескать, она напрасно училась. При этом оценности знаний, приобретенных за три года учебы в университете, полностьюзабывают.

В идеальном колледже не было бы ни зачетов,ни степеней, ни обязательных курсов. Человек изучал бы то, что он хочетизучить. Мы с другом попытались воплотить этот идеал в жизнь, начав вБрэндейсском университете серию семинаров под названием "Семинары первокурсника– введение винтеллектуальную жизнь". Было объявлено, что курс не предусматривает ни спискалитературы, которая должна быть прочитана, ни обязательных письменных работ,что он не дает зачетных баллов и что будут обсуждаться темы по выбору самихстудентов. Мы указали также, кто мы такие – профессор психологии ипрактикующий психиатр, рассчитывая, что описание семинара и наших собственныхинтересов даст студентам понять, кому стоит прийти, а кому – нет. Те, кто пришли на семинар,сделали это по своей воле и по меньшей мере частично взяли на себяответственность за его успех или неудачу. В традиционном образовании делообстоит противоположным образом: так или иначе людей принуждают к нему.

В идеальном колледже внутреннее образованиебыло бы доступно каждому, кто заинтересован в нем, – поскольку каждый может учиться исовершенствоваться. В числе обучаемых могли бы быть интеллектуальные,креативные дети, наравне со взрослыми; умственно отсталые – наравне с гениями (ведь дажеумственно отсталые способны к эмоциональному и духовному развитию). Этотколледж был бы "вездесущим" в том смысле, что не ограничивался бы определеннымпомещением и временем занятий; учителем мог бы быть всякий, у кого есть нечто,чем он хотел бы поделиться с другими. Учеба в колледже продолжалась бы всюжизнь, ибо учиться никогда не поздно. Даже умирание может быть философскипросветляющим, в высшей степени поучительным опытом.

Идеальный колледж был бы некимобразовательным пристанищем, где вы могли бы попытаться найти себя, узнать, чтовам нравится и чего вы хотите, к чему вы пригодны, а к чему – нет. Слушатели изучали бы разныепредметы, посещали разные семинары, не будучи вполне уверены в том, куда онидвижутся, но двигаясь при этом к открытию своего призвания; открыв его, онисмогли бы лучше воспользоваться технологическим образованием. Иными словами,главные цели идеального колледжа состояли бы в открытии своей самобытности и,на этой основе, открытии призвания.

Что мы понимаем под открытием своейсамобытности Выявление своих истинных желаний и характеристик, а такжеспособность жить так, чтобы они находили свое выражение. Вы учитесь бытьподлинным, быть честным в том смысле, чтобы ваше поведение и ваша речь правдивои непосредственно выражали ваши внутренние чувства. Большинство из наснаучилось избегать подлинности: вы можете быть вне себя от гнева, но звониттелефон – вы снимаететрубку и сладким голосом говорите "Алло". Подлинность – это приведение фальши к нулевомууровню.

Существует много методик обученияподлинности. В тренинговой группе целенаправленные усилия ведут к пониманиювами, кто вы есть в действительности, как вы на самом деле реагируете на другихлюдей. Это достигается благодаря тому, что каждому предоставляется возможностьбыть честным, рассказать, что происходит внутри него, вместо того, чтобыограничиться демонстрацией фасада и вежливыми отговорками.

Люди, которых мы называем душевноздоровыми, сильными и уверенными, способны, по-видимому, яснее, чембольшинство, слышать голос своих внутренних чувств. Они знают, чего хотят, истоль же хорошо знают, чего не хотят. Их внутренние предпочтения говорят им,что один цвет не идет к другому, что им не подходит шерстяная одежда, потомучто она вызывает у них зуд, и что им претят поверхностные половые отношения. Впротивоположность им, многие люди кажутся "пустыми" в том смысле, что онилишены контакта с их собственными внутренними сигналами. Они едят, отправляютестественные нужды и ложатся спать по часам, а не по сигналам своего тела. Онииспользуют внешние критерии для всего, что они выбирают, начиная с еды ("этовам полезно") и одежды ("это модно") до вопросов ценностей и этики ("мой папавелел мне это").

Мы сильно мешаем нашим маленьким детямслышать их внутренние голоса. Ребенок может сказать: "Я не хочу молока", а матьотвечает: "Ну, ты знаешь, что ты хочешь немного молока". Или он может сказать:"Мне не нравится шпинат", а мать говорит ему: "Мы любим шпинат". Важная частьзнания себя – этоспособность ясно слышать поступающие изнутри сигналы, так что мать отнюдь непомогает своему ребенку, когда мешает ему ясно воспринимать их. А ведь ейничуть не труднее было бы сказать: "Я знаю, что тебе не нравится шпинат, новсе-таки тебе надо его съесть потому-то и потому-то".

Эстетически развитые люди, по-видимому,обладают более четкими, чем большинство, внутренними голосами в том, чтокасается цветов, внешних пропорций предметов, гармоничности образов и т.п. Людис высоким коэффициентом интеллекта подобным же образом обладают, по-видимому,сильным внутренним голосом, когда речь идет о восприятии истины: они видят, чтоодно соотношение правильно, а другое – нет, точно так же, какэстетически одаренные люди видят, что этот галстук подходит к этому жакету, ноникак не к тому. К настоящему времени выполнено множество исследований,посвященных соотношению между творчеством и коэффициентом интеллекта у детей.Творческие дети –это, по-видимому, те, у кого есть сильный внутренний голос, говорящий, чтоправильно, а что ошибочно. Что касается нетворческих детей с высокимкоэффициентом интеллекта, то похоже, что они утратили свой внутренний голос иоказались "прирученными", ожидая инструктажа или стимулирования от родителейили учителя.

Психологически здоровые люди, по-видимому,обладают внутренними голосами, громко звучащими в вопросах этики и ценностей.Самоактуализирующиеся люди значительно выходят за границы ценностей ихкультуры. Они не столько "просто американцы", сколько граждане мира, преждевсего представители человеческого рода. Они способны объективно относиться кобществу, к которому принадлежат, одобряя одни его стороны и не одобряя другие.Если конечная цель образования – это самоактуализация, то образование должно помочь людям выйти запределы своей культуры и стать гражданами мира. Здесь встает вопрос о методахпреодоления культурных ограничений. Как пробудить в маленьком ребенке братскиечувства по отношению ко всему человечеству, чтобы, став взрослым, он ненавиделвойну и делал все, что в его силах, чтобы избежать ее Церкви и воскресныешколы всячески уклоняются от решения этой задачи, предпочитая предлагать детямразукрашенные сказки на библейские темы.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.