WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 60 |

Мои собственные предварительные изыскания(недостаточно точные, чтобы назвать их исследованиями в современном смысле)привели к тем же выводам с другой исходной позиции, то есть при прямом изученииотносительно здоровой личности. Во-первых, подтверждается тезис об внутреннейцельности как определяющей стороне психологического здоровья. Во-вторых,подтверждается вывод о том, что психологически здоровые люди обладают большейнепосредственностью и свободнее выражают Себя, что их поведение разворачиваетсялегче, более целостно, более честно. В-третьих, находит подтверждение и тотвывод, что психологически здоровые люди лучше воспринимают (себя, других людей,вообще действительность), хотя, как я указывал, это превосходство проявляетсяне во всех случаях. В современном анекдоте психотик говорит: "2 плюс 2 равно5", а невротик: "2 плюс 2 равно 4, но я не могу вынести это". Я мог бы к этомудобавить, что человек, лишенный ценностей (новый вид заболевания), говорит: "2плюс 2 равно 4. Ну и что". А более здоровый человек скажет так: "2 плюс 2равно 4. Как интересно!".

Можно подойти к проблеме иначе. ДжозефБоссом и я недавно опубликовали материалы эксперимента, в котором уверенные инеуверенные люди оценивали выражение лиц, изображенных на фотографиях, по шкале"тепло-холод". Обнаружилось, что уверенные люди проявляют тенденцию к оценкевыражения лиц как более теплых, чем неуверенные (Bossom, Maslow, 1957). Остается, однако,открытым для будущего исследования вопрос о том, отражает ли этот результатпроекцию доброты перципиента, его наивность или более эффективное восприятие.Требуется эксперимент, в котором воспринимаемые лица обладали бы известнымиуровнями теплоты или холодности. Тогда мы сможем спросить: правы ли уверенныеиспытуемые, приписывающие демонстрируемым лицам теплоту Или они правы длятеплых лиц и ошибаются в отношении холодных Видят ли они то, что хотят видетьХотят ли они, чтобы им нравилось то, что они видят

В заключение несколько слов о бытийномпознании. Мне кажется, что это самый чистый и самый эффективный вид восприятиядействительности (хотя такое утверждение нуждается в экспериментальнойпроверке). Восприятие в этом случае более правильно и истинно благодаря большейотстраненности, объективности и меньшим искажениям под влиянием желаний,страхов и потребностей воспринимающего. Перед нами невмешивающееся,нетребовательное, в максимальной степени принимающее восприятие. В бытийномпознании дихотомии проявляют тенденцию к слиянию, категоризация – к исчезновению, и объект видитсякак уникальный.

Самоактуализирующиеся люди более склонны кэтому виду восприятия. Но я имел возможность получить данные о его наличиипрактически у всех опрошенных мною людей в наивысшие, самые счастливые, самыесовершенные моменты их жизни (моменты пиковых переживаний). Тщательный опроспоказывает, что по мере того, как перцепт (образ восприятия) становится болееиндивидуальным, более цельным и интегрированным, более богатым и способнымрадовать, воспринимающий субъект также приобретает живость, цельность,интегрированность, душевное богатство, становится (пусть временно)психологически более здоровым. Эти процессы происходят одновременно и могут"запускаться" с любой стороны. То есть, чем более целостным становится перцепт(мир личности), тем целостнее оказывается сама личность. И напротив, чемцелостнее становится личность, тем более целостным оказывается ее мир. Этодинамическая взаимосвязь, взаимная детерминация. Смысл сообщения, несомненно,зависит не только от его содержания, но и от того, в какой степени личностьспособна ответить на него. Более "высокий" смысл доступен только более"высокой" личности. Чем она выше, тем больше может увидеть.

Как сказал Р.У.Эмерсон, мы можем видетьтолько то, чем есть мы сами. Но мы должны теперь добавить к этому, что, в своюочередь, то, что мы видим, способствует нашему превращению в то, чем есть оно,и чем есть мы. Коммуникативная взаимосвязь личности и мира представляет собойдинамическое взаимное формирование, возвышение и принижение друг друга– процесс, которыйможно назвать "взаимным изоморфизмом". Личности высокого уровня способны понятьзнания соответствующего уровня. Но вместе с тем повышение уровня средыспособствует повышению уровня личности (так же как возможно его снижение подвлиянием снижения уровня среды). Личность и среда делают друг друга похожими.Эти представления применимы и к отношениям между людьми, способствуя пониманиютого, как люди помогают формированию друг друга.

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Библиотека Фонда содействия развитиюпсихической культуры (Киев)

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

12. ОБРАЗОВАНИЕИ ПИКОВЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ

Если обратиться к какому-либо курсу иликниге по психологии обучения, то в большинстве случаев окажется, что они некасаются сути дела –я имею в виду "гуманистическую" суть. В большинстве случаев обучение подают какприобретение ассоциаций, навыков и умений, внешних, а не внутренних поотношению к характеру, личности человека, по отношению к самому человеку.Подкрепления и условные рефлексы приобретаются подобно монетам или ключам, и внекотором глубинном смысле их можно израсходовать. На самом деле неважно, естьли у меня тот или иной условный рефлекс. Если при звуке зуммера у меняпроисходит слюноотделение, а затем рефлекс угасает, то, по сути, ничего со мнойне происходит, я ничего не теряю. Можно сказать, что объемистые тома попсихологии научения не производят никакого эффекта – по крайней мере, длячеловеческой души, человеческой сущности.

Гуманистическая психология создала новуюконцепцию обучения, преподавания, воспитания. Попросту говоря, это концепцияутверждает, что функция и цель образования и воспитания – сущностная, человеческая,гуманистическая цель – это, в конечном счете, "самоактуализация" личности, достижениеполной человечности, овладение наибольшей высотой, доступной для человеческогорода или для данного индивида. Проще говоря, речь идет о том, чтобы помочьчеловеку стать настолько хорошим, насколько он способен.

Такая цель предполагает очень серьезныеизменения всего, чему мы учим в курсе психологии обучения. Предметом перестаетбыть ассоциативное научение. Вообще-то, ассоциативное научение очень полезно,чрезвычайно полезно для обучения вещам, не имеющим важных последствий, или дляобучения средствам, методам, которые в конечном счете взаимозаменяемы. Многиеиз вещей, которым нам надо научаться, именно таковы. Если кому-то необходимозапомнить словарь неродного для него языка, он станет заучивать его. Здесьспособны помочь законы ассоциации. Или, если кто-то хочет научиться всемавтоматизированным навыкам вождения автомобиля, включая реагирование на красныйсвет и т.п., то формирование условных рефлексов оказывается кстати. Оно важно иполезно, особенно в технологическом обществе. Но в том, что касаетсяпревращения в более хорошего человека, саморазвития и самоосуществления, того,чтобы "стать полностью человечным", – основной опыт обученияоказывается совсем иным.

В моей жизни такой опыт оказался гораздоболее важным, чем занятия, слушание лекций, запоминание ответвлений 12черепномозговых нервов, мест прикрепления мышц, рассечение человеческого мозгаи прочего, чему учат в медицинских школах, что преподают в курсах биологии идругих подобных курсах.

Намного более важным для меня оказался опытотцовства. Наш первый ребенок изменил меня как психолога. Бихевиоризм, горячимприверженцем которого я был до того, оказался такой глупостью, которую я большене мог выносить. Это стало просто невозможно. Появление второго ребенка иоткрытие, как глубоко могут различаться люди даже до рождения, сделалиневозможным для меня мышление в духе психологии научения, исходящей из того,что кого угодно можно научить чему угодно. Или в духе теории Джона Уотсона:"Дайте мне двух младенцев, и я сделаю из одного это, а из другого – то". Можно подумать, что у негоникогда не было детей. Мы слишком хорошо знаем, что родители не могут сделатьиз своих детей что угодно. Дети сами становятся чем-то. Часто лучшее, что мыможем делать, – этосопротивляться, когда ребенок давит слишком сильно...

Другим глубоким опытом обучения, который яценю намного больше любого прослушанного мною курса или получения ученойстепени, явился мой личный психоанализ – открытие моей собственнойсамобытности, моего Я. Еще одним базовым опытом – весьма важным – стала для меня женитьба. Здесь янаучился гораздо более важным вещам, чем готовясь к получению степени докторафилософии. Если задуматься о развитии различных сторон мудрости, понимания,жизненных умений, которыми мы хотели бы обладать, то мысли будут направлены нато, что я назвал бы внутренним образованием, внутренним обучением, то естьобучением тому, чтобы быть, во-первых, человеком и, во-вторых, именно такимчеловеком. Сейчас я занят тем, что пытаюсь охватить все явления, связанные спонятием внутреннего образования. Определенно я могу сказать одно: наше обычноеобразование выглядит немощным. Если начать думать в этом направлении, то есть отом, как стать хорошим человеком, а затем задать себе вопрос о предметах,изучаемых в средней школе, например: "Как курс тригонометрии помог мне статьлучше" – то ответпрозвучит: "Никак, черт возьми!". В определенном смысле тригонометрия была дляменя потерей времени. Мое раннее обучение музыке также было не очень успешным:оно научило ребенка с очень глубоким чувством музыки и большой любовью кфортепиано не учиться музыке. Моя учительница фортепиано в действительностинаучила меня тому, что от музыки надо держаться подальше. И мне пришлось сноваучиться музыке самостоятельно, будучи уже взрослым.

В том, что я говорю о целях, состоитреволюционное отрицание науки XIX столетия и современной профессиональнойфилософии, которая есть по сути технологией, а не философией целей. Такимобразом, я отвергаю позитивизм, бихевиоризм и объективизм как теориичеловеческой природы. Я отвергаю всю модель науки, производную от тойисторической случайности, что наука началась с изучения безличных, некасающихся человека вещей, не имеющих целей. Развитие физики, астрономии,механики и химии и в самом деле было невозможно, пока они не стали свободнымиот ценностей, нейтральными по отношению к ним, так что стала возможна чистаяописательность. Большая ошибка, в которой мы теперь убеждаемся, в том, что этамодель, разработанная для изучения объектов и вещей, была использована дляизучения человека. Это совершенно неподходящий метод. Он не работает.

Большая часть психологии построена по этойпозитивистской, объективистской, ассоцианистской модели, свободной от ценностейи нейтральной по отношению к ним. Такая психология, разрастающаяся подобнокоралловому рифу, накапливающая горы и горы фактиков о том и сем, не ложна, онапопросту тривиальна. Чтобы не продешевить в отношении своей науки, я хотел быуказать здесь, что, по-моему, мы знаем довольно много важного о человеке.Вместе с тем, я считаю, что все это мы узнали главным образом с помощьюнефизикалистских методов, методов гуманистической науки, которые теперь вбольшей мере нами осознаются.

Выступая на недавней церемонии открытияфестиваля в Линкольн-центре и рассматривая ситуацию в мире, Арчибальд Мак-Лейш,в частности, сказал: "Плохи не великие открытия науки: информация всегда лучше,чем невежество, независимо от того, что это за информация и что за невежество.Плоха вера, стоящая за информацией, вера в то, что информация изменит мир. Этоне так. Информация без человеческого понимания подобна ответу без вопроса– она лишена смысла.А человеческое понимание возможно только через искусство. Именно искусствосоздает человеческую перспективу, в которой информация превращается вистину...". В определенном смысле я не согласен с А.Мак-Лейшем, хотя понимаюего. То, о чем он говорит, – это информация, не учитывающая новой революции, о которой шларечь, не учитывающая гуманистической психологии и, вообще, тех концепций науки,которые не только отвергают принцип свободы от ценностей и ценностнойнейтральности, но считают своей обязанностью, долгом, необходимостью открытиеценностей –эмпирическое открытие, демонстрацию и доказательство существования ценностей,присущих самой человеческой природе. Работа в этом направлении сейчас активноведется.

То, что сказал А.Мак-Лейш, было справедливодля двадцатых годов нашего столетия. Оно справедливо и сегодня, если не знать оновых направлениях психологии. "Человеческое понимание возможно только черезискусство" – это быловерно. К счастью, это уже не так. Теперь можно собирать информацию, котораяспособна внести вклад в человеческое понимание, информацию, в которую как бывстроены ценностные ориентиры, – информацию векторную, направленную, ведущую куда-то.

"Именно искусство создает человеческуюперспективу, в которой информация превращается в истину", – сказал А.Мак-Лейш. Я не согласенс этим; по крайней мере, об этом можно спорить. У нас должны быть какие-токритерии, чтобы различать хорошее и плохое искусство. Насколько мне известно, вобласти художественной критики таких критериев пока нет. Но они начинаютпоявляться, и один эмпирический ориентир в этом плане я могу дать. Вроде быпоявляется шанс, что у нас будут какие-то объективные критерии, позволяющиеотличить хорошее искусство от плохого.

С моей точки зрения, в области искусстваналицо полная и всеобщая неразбериха с ценностями. В музыке, например,попробуйте доказать что-либо относительно достоинств Джона Кейджа или ЭлвисаПресли по сравнению с Бетховеном. В живописи и архитектуре присутствуетподобная же неразбериха. Здесь также нет общепризнанных ценностей. Я не читаюмузыкальную критику: она для меня бесполезна. То же касается и художественнойкритики, от чтения которой я также отказался. Я часто нахожу бесполезными ирецензии на книги. В отношении стандартов здесь царит полный хаос и анархия.Например, недавно газета "Субботнее обозрение" ("Saturday review") опубликовалаположительную рецензию на одну из отвратительных книг автор которой– профессор теологииДжин Дженет. Книга полна неразберихи. Автор доказывает, что Зло теперь сталоДобром, причем этот парадокс обосновывается с помощью словесной игры: если злодоходит до предела, то оно каким-то образом становится добром. За этим следуютвосторги по поводу прелестей педерастии и наркомании. Каково читать этонесчастному психологу, тратящему столько времени на помощь людям, стремящимсяизбавиться от этих бед! Как может взрослый человек рекомендовать эту книгу вкачестве пособия по этике и руководства для молодежи

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.