WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 60 |

Экспериментальное изучение выборов,осуществляемых животными, показывает, что прочные навыки, предварительноенаучение и т.п. снижают биологическую эффективность, гибкость и адаптивностьвыбора, направленного на самоисцеление (например, у крыс с удаленныминадпочечниками). Эксперименты по привыканию показывают, что люди продолжаютвыбирать и предпочитать даже то, что неэффективно, раздражает и первоначальноне предпочиталось –если только предварительно они были вынуждены осуществлять именно такой выборна протяжении более 10 дней. Общечеловеческий опыт подтверждает эти результаты,например в том, что касается хороших навыков. Клинический опыт показывает, чтопредпочтения привычного и знакомого более сильны, жестки, компульсивны иневротичны у людей более тревожных, робких, ригидных, "зажатых" и т.п.Клинические и некоторые экспериментальные данные свидетельствуют о том, чтосила Я, мужество, психологическое здоровье и креативность повышают у взрослых идетей тенденцию к выбору нового, незнакомого, непривычного.

Привыкание как проявление адаптации такжеможет ослабить тенденцию к выбору бытийных ценностей. Дурной запах перестаетощущаться. Потрясение имеет тенденцию снижать чувствительность к потрясениям.Люди адаптируются к плохим условиям и перестают замечать их (т.е. перестаютосознавать их). При этом отрицательные эффекты могут продолжаться уже без ихосознания. Таковы, например, эффекты непрерывного шума, или сплошнойбезобразности, или хронического плохого питания.

Реальный выбор предполагает одновременноепредъявление альтернатив на равных началах. Например, люди, привыкшие к плоховоспроизводящему звук проигрывателю, предпочитают его проигрывателю высокогокласса. Те, кто привык к качественному проигрывателю, предпочитают его. Нокогда обеим группам было предъявлено и плохое, и хорошее воспроизведениемузыки, обе группы в конечном счете предпочли более качественноевоспроизведение на хорошем проигрывателе (данные Эйзенберга).

Преобладающая часть литературных данных,касающихся экспериментов по различению, свидетельствует, что лучше всегопредъявлять альтернативы одновременно и близко друг к другу, а не порознь.Можно ожидать, что выбор более красивой из двух картин, более подлинного издвух образцов марочных вин или того из двух людей, кто отличается большейполнотой жизненных сил, будет тем адекватнее, чем ближе друг к другу впространстве и времени располагаются сравниваемые объекты.

Предлагаемый эксперимент. Если качество, оцениваемое экспертами в баллах, может приниматьзначения в диапазоне от 1 (плохие сигары, вино, ткань, сыр, кофе и т.д.) до 10(хорошие сигары, вино и т.д.), то люди, привыкшие к уровню 1, вполне могутвыбрать его, если единственной альтернативой служит другой край шкалы (10). Но,вероятно, такой человек предпочтет уровень 2 уровню 1, уровень 3 – уровню 2 и т.д., и таким образомего в конечном счете можно привести к выбору уровня 10. Альтернативы должнынаходиться "в пределах одной зоны", то есть не слишком далеко друг от друга.Если применить ту же методику к тем, кто первоначально предпочел, скажем, оченьхорошее вино, то есть предложить им выбор между уровнями 10 и 9, 9 и 8, 5 и 4 ит.д., то они, вероятно, будут продолжать выбирать более высокое качество.

Можно видеть, что вскрывающая, инсайтнаяпсихотерапия ведет к процессу "настоящего (подлинного) выбора". Способность косуществлению такого выбора гораздо выше после успешной терапии, чем до нее, тоесть эта способность детерминирована скорее конституционально, чем культурно,скорее самим Я, чем внешними или внутренними "другими". Под влияниемпсихотерапии альтернативы воспринимаются более осознанно, страх минимизируетсяи т.д. Успешная терапия усиливает тенденцию к предпочтению бытийных ценностей,а также к их осуществлению.

При этом предполагается, чтохарактерологические качества лиц, осуществляющих выбор, должны оставатьсяпостоянными или приниматься во внимание. Например, чтобы научиться тому, что"лучший" выбор (соответствующий более высокому уровню в иерархии ценностей)"вкуснее", надо реально испробовать его. Научиться этому, однако, труднее длялюдей травмированных, со сформированными негативными реакциями или вообщеневротичных; для людей робких и застенчивых; для людей ограниченных, скучных,"узких"; для людей ригидных, подчиняющихся стереотипам и условностям, и т.д.Все эти люди могут бояться опыта, или испытания своего вкуса, могут отрицатьлибо подавлять свой опыт и т.п. Учет характерологических особенностей необходимв отношении как конституциональных, так и приобретенных качеств.

Многие эксперименты свидетельствуют о том,что социальное внушение, иррациональная реклама, социальное давление,пропаганда существенно ограничивают свободу выбора и даже свободу восприятия;то есть альтернативы могут неправильно восприниматься, и затем можетпроизводиться неправильный выбор. Этот вредный эффект больше проявляется уконформных, чем у независимых, сильных людей. Имеются клинические исоциально-психологические основания, чтобы спрогнозировать, что этот эффектбудет сильнее у более молодых людей, чем у старших. Однако все эти и подобныеим эффекты, начиная с формирования условных рефлексов с помощью подпороговыхраздражителей и включая эффекты пропаганды, внушения, использующего авторитет,ложной рекламы, скрытых положительных подкреплений и т.д., – опираются на слепоту,невежество, отсутствие понимания, на сокрытие фактов, ложь и незнание ситуации.Большинство этих эффектов может быть устранено, если осуществляющий выборнесведущий человек осознает способ, с помощью которого им манипулируют.

Возможность по-настоящему свободноговыбора, определяемого преимущественно внутренней природой субъекта, расширяютследующие факторы: свобода от социального давления; независимость личности;хронологическая зрелость; сила и мужество (в противоположность слабости истраху); истина и осознание. Удовлетворение любого из этих условий должноповысить процент бытийных выборов.

Иерархия ценностей, в которой бытийныеценности есть "наивысшими", частично обусловлена иерархией базовыхпотребностей, доминированием дефицитарных потребностей над потребностями роста,гомеостаза – надростом и т.п. Вообще, если есть две нужды, требующие удовлетворения, товыбирается более насущная, то есть "низшая". Следовательно, ожидаемое весьмавероятное предпочтение бытийных ценностей опирается в принципе напредварительное осуществление низших, более насущных ценностей. Из этогообобщения следует много прогнозов. Например, человек, у которого неудовлетворена (фрустрирована) потребность в безопасности, предпочтет истинноеложному, красивое –безобразному, доброе – злому реже, чем человек с удовлетворенной потребностью вбезопасности.

Отсюда вытекает новая постановка проблемывековой давности: в каком смысле "высшие" наслаждения (например, Бетховен)превосходят "низшие" (например, Элвиса Пресли) Как можно доказать ихпревосходство тому, кто привык к "низким" наслаждениям Можно ли научить этомуВ частности, можно ли научить этому того, кто не хочет учиться

В чем состоят "сопротивления" более высокимнаслаждениям Общий ответ (в дополнение ко всем приведенным выше соображениям)заключается в следующем. Высшие наслаждения ощущаются как более хорошие посравнению с низшими ("вкуснее" их) всяким, кто может испытать и те и другие. Нодля того чтобы быть способным в полной мере и свободно сравнить два "вкуса",необходимы все те особые условия, о которых шла речь выше. Психологический росттеоретически возможен только благодаря тому, что "вкус" более высокихнаслаждений лучше, чем "вкус" более низких, которые надоедают. (См. главу 4моей книги "На подступах к психологии Бытия" – Maslow, 1962, где обсуждается"психологический рост через наслаждение и возможную скуку с последующим поискомновых, более высоких переживаний".)

Конституциональные факторы иного типа такжевлияют на выборы, а следовательно, и на ценности. Было обнаружено, что цыплята,лабораторные крысы, сельскохозяйственные животные с самого рождения различаютсяпо эффективности осуществляемых ими выборов, в частности, выбора питания; одниживотные производят выбор эффективно в биологическом смысле, а другие– неэффективно. Этипоследние будут болеть или умрут, если предоставить им возможность осуществлятьвыбор самим. Об этом же в неформальных контактах сообщают детские психологи,педиатры и т.д. применительно к человеческим младенцам. Организмы различаютсятакже по той энергии, с какой они борются за удовлетворение своих потребностейи преодоление фрустрации. В дополнение к этому, Конституциональные исследованиявзрослых людей показывают, что различные типы обнаруживают некоторые различия ввыборе объектов удовлетворения потребностей. Невроз в значительной степенинарушает эффективность выбора, разрушает предпочтения, оказываемые бытийнымценностям, удовлетворению реальных потребностей и т.п. Можно даже оцениватьмеру психологического нездоровья по масштабам выбора того, что "плохо" дляздоровья организма, например наркотиков, алкоголя, плохого питания, плохихдрузей, плохой работы и т.п.

Культурные условия, в дополнение ко всемочевидным их следствиям, выступают как главный фактор, определяющий диапазонвозможных выборов, касающихся, например, карьеры, питания и т.п. В частности,важны также экономические и промышленные условия. Например, крупное,ориентированное на прибыль массовое производство оказывается очень хорошим вплане снабжения нас недорогой и хорошо сделанной одеждой и очень плохим– в плане снабженияхорошей, неотравленной пищей, такой, как свободный от химикатов хлеб, лишеннаяинсектицидов говядина, свободное от гормонов мясо птицы и т.п.

Итак, можно ожидать, что бытийные ценностибудут сильнее предпочитаться: (1) психологически более здоровыми, зрелымилюдьми; (2) старшими; (3) более сильными и независимыми; (4) болеемужественными; (5) более образованными и т.п. Одним из условий повышенияпроцента выбирающих бытийные ценности есть отсутствие сильного социальногодавления.

Все вышесказанное легко может бытьпредставлено в ненормативной форме для тех, кто испытывает неловкость приупотреблении терминов "хороший" и "плохой", "более высокий" и "более низкий" ит.п. (хотя их и можно определить операционально). Марсианин, например, мог быспросить: когда, кем и при каких условиях истинное выбирается скорее, чемложное; цельное –скорее, чем распавшееся; полное – скорее, чем неполное; упорядоченное – скорее, чем неупорядоченное ит.п.

Другой старый вопрос – добр человек в своей основе илизол – также можноперефразировать более удобным образом. Как бы мы ни определяли эти слова,оказывается, что у человека есть и добрые и злые побуждения, что в егоповедении присутствуют и добро и зло. Конечно, это наблюдение не отвечает навопрос о том, какие побуждения и типы поведения есть более глубинными, болеебазовыми, более инстинктоидными. Для целей научного исследования желательноперефразировать вопрос так: при каких условиях и когда человек будет выбиратьбытийные ценности, то есть будет "хорошим" Что минимизирует или максимизируетэтот выбор Какой тип общества максимизирует этот выбор Какой тип образования,психотерапии, семьи Эти вопросы, в свою очередь, влекут за собой новые: каксделать людей "лучше" Как улучшить общество

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Библиотека Фонда содействия развитиюпсихической культуры (Киев)

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

10. КОММЕНТАРИИ КСИМПОЗИУМУ
ОЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЦЕННОСТЯХ

Эти четыре доклада [16] кажутся совсем различными, однако вопределенном смысле это не так. Докладчиков объединяет причастность кизменениям представлений о ценностях – революционным изменениям,которые произошли совсем недавно, и которые нам следует осознать.

Ни в одном из представленных докладов нетапелляции к какому-либо источнику ценностей, находящемуся вне человека. Непривлекается ничего сверхъестественного, нет ссылок на священную книгу илиокруженную ореолом традицию. Все докладчики согласны в том, что ценности,направляющие человеческие действия, должны быть найдены в самой природечеловека и в природном мире в целом.

Не только источник ценностей предполагаетсяестественным, но и процедура открытия этих ценностей. Они должны быть открыты(или раскрыты) с помощью человеческих усилий и человеческого познания, путемобращения к экспериментальному, клиническому и философскому опыту людей.Никакие силы не вовлечены сюда, кроме человеческих.

Следующий вывод состоит в том, что ценностидолжны быть найдены, то есть открыты или раскрыты, а не изобретены,сконструированы или созданы. Это предполагает, далее, что они существуют внекотором смысле и в некоторой степени и, так сказать, ждут, чтобы мы увиделиих. В этом смысле ценности рассматриваются как тайны природы, о которых мымногого не знаем в данный момент, но которые, несомненно, поддадутся нашимисследованиям и поискам.

Все четыре доклада неявно отвергаютупрощенное представление о науке, согласно которому она должна быть"объективной" в традиционном смысле, только публичной, только направленной"вовне", а все научные утверждения должны быть выражены в физикалистской форме– если не сейчас, тов будущем.

Признание существования души должно,конечно, разрушить сугубо объективистское представление о науке. Кое-комупокажется, что такой "ментализм" разрушит всю науку, но я считаю подобныеопасения глупостью. Напротив, утверждаю, что наука, в которой сохранилась душа,не менее, а намного более могущественна. В частности, полагаю, что болееширокое, охватывающее больший диапазон объектов представление о наукеопределенно позволяет легко иметь дело с проблемами ценностей. Как мы знаем,более узкая наука, стремившаяся быть чисто объективистской и безличной, вовсене могла найти места для ценностей или целей и потому вынуждена была считать ихнесуществующими. Реальное существование либо отрицалось, либо выносилось запределы, доступные для научного познания (что делало их "неважными" и незаслуживающими серьезного изучения). Разговор о ценностях объявлялся"ненаучным" и даже антинаучным, так что их возвращали поэтам, философам,религиозным деятелям и другим подобным людям – добросердечным, но с нечеткимтипом мышления.

Иными словами, рассматриваемые доклады посвоей сути научны –но в более старом смысле, более близком к исходному смыслу слова "наука". Я бысказал, что по своему духу или подходу эти доклады существенно не отличаются отдискуссий о витаминах где-нибудь в 1920 или 1925 году. Их исследователинаходились тогда на клиническом, доэкспериментальном этапе, как и мы сегодня.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.