WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

А возможно, отца просто нет. Впрочем, обычно женщина ощущает поддержку мужа и поэтому бывает истинной матерью: она нянчит ребенка и делает все, что нужно, - по наитию, не заду­мываясь. Такая мать удивится, если я скажу ей, что холдинг-дело, требующее умения.

Когда люди видят маленького ребенка, они хотят испытать именно это переживание - подержать его на руках. Но вы не все­гда доверите им ребенка. И совершенно точно не доверите, если понимаете, что для них это ничего не значит. Даже совсем кро­шечные дети чрезвычайно чувствительны к тому, как их держат, полому у одного человека на руках они плачут, а у другого, довольные, затихают. Иногда девочка, сама еще ребенок, просит, чтобы ей дали подержать новорожденного братика или сестричку, и это важное событие. Мудрая мать, однако, не передаст полно­стью ответственность за ребенка малышке, а если и доверит мла­денца в неопытные руки, всегда будет рядом, чтобы взять его обратно. Мудрая мать не понадеется, что на руках у старшей сест­ренки младенец будет в безопасности. Это было бы полным непо­ниманием смысла происходящего. Я знаю людей, которые на всю жизнь запомнили пугающее чувство собственной ненадежности, когда держали на руках маленького братика или сестричку, и кош­марные сновидения, в которых они роняли ребенка. Страх, обо­рачивающийся в кошмарном сне причинением вреда, в реальнос­ти, заставляет старшую сестру слишком сильно стискивать ребен­ка в руках.

Отсюда ясно: то, что делаете вы - естественно, потому что вы всецело преданы ребенку. Вы не испытываете тревоги, а значит, не вцепитесь в ребенка что есть сил. Вы не боитесь, что уроните его на пол. Вы чувствуете, насколько крепко надо держать ребен­ка, вы легонько покачиваете его и, возможно, мягким голосом что-то приговариваете. Ребенок ощущает ритм вашего дыхания, его согревает ваше дыхание, ваше тело, и он доволен у вас на руках.

Разумеется, есть разные матери, и некоторые не удовлетворе­ны тем, как у них получается держать ребенка. Некоторые недо­умевают: ребенок кажется счастливее в колыбели, чем у них на руках. Возможно, в этих матерях еще жив страх, испытанный в детстве, когда им, маленьким девочкам, их матери доверили по­держать новорожденного ребенка. А возможно, матери этих мате­рей сами не очень хорошо справлялись с холдингом и, в частно­сти, с таким делом, как держать ребенка на руках, и вот теперь их взрослые дочери боятся передать своему младенцу уходящую корнями в прошлое некую материнскую неуверенность. Тревож­ная мать старается, чтобы младенец оставался в колыбельке как можно больше, или доверяет его заботам тщательно подобранной няни, от природы наделенной умением обращаться с детьми. На свете столько разных матерей - одним лучше удастся одно, дру­гим - другое. Или уж мне сказать вам: одним не удается одно, другим ~ другое Есть такие, которые держат детей и испытыва­ют тревогу.

Полезно вникнуть в этот вопрос глубже, ведь если вы умеете обращаться с ребенком, вы делаете - и я считаю, что вы должны это знать, - нечто важное. Вы закладываете основу душевного здоровья у нового члена человеческого сообщества.

Обратитесь к воображению.

Вот только родившийся ребенок. Я опишу вам три стадии отно­шения ребенка к миру (представленному пока для него вашими руками и вашим дышащим телом), оставляя в стороне голод и гнев, а также все чрезвычайные события. Первая ступень: ребенок зам­кнут на себя, он - живое существо, окруженное пространством. Ребенок не знает ничего - только себя. Вторая ступень: ребенок сгибает и чуть разгибает ручки в локтях, ножки в коленях. Про­странство - преодолеваемо. Ребенок удивил свое окружение. Третья ступень: держа ребенка, вы заторопились, потому что кто-то позвонил в дверь или чайник закипел, и опять пространство оказалось преодолеваемым. На этот раз ребенок удивлен окружением.

Итак, замкнутый на себе ребенок находится в пространстве, простирающемся между ним и миром, затем ребенок удивляет мир, затем ребенок удивляется миру. Все так просто, что, я думаю, вы увидите тут естественный порядок вещей и, следовательно, хоро­ший пример, чтобы разобраться в том, как вы держите ребенка на руках.

Все это совершенно очевидно. Проблемы возникают, когда вы не знаете этого, и тогда ваше умение может пропасть даром, ведь вы не найдете слов, чтобы объяснить соседям, мужу, как необхо­димо вам, в свою очередь, пространство, в котором вы заложите игровую основу жизни для вашего ребенка.

Сформулирую коротко: ребенок в пространстве с течением вре­мени обретает готовность к движению, которое удивляет мир, и обнаруживая, что мир реагирует таким образом, со временем готов удивляться миру.

Ребенок не знает, что окружающее его пространство поддержи­ваете вы. Как вы заботитесь, чтобы мир "не обрушился" на него, пока он сам не откроет мир! Покоем непрерывного дыхания вы "подключаете" жизнь ребенка к своей жизни и ждете от него ответного жеста, - означающего, что он вас открыл.

Если нас одолевает сон, и особенно если вы пребываете в подавленном настроении, вы положите ребенка в колыбельку, потому что понимаете, что в вашем сонном состоянии недостает жизни для поддержания представления ребенка об окружающем пространстве.

Хотя я веду речь о совсем маленьких детях и том, как вы взаи­модействуете с ними, это не значит, что я исключаю детей постар­ше Разумеется, большую часть времени дети постарше заняты куда более сложными задачами и не нуждаются в специфическом ухо­де, который благодаря вашей интуиции получает ребенок, только появившийся на свет. Но как же часто ребенку постарше необходимо пусть на несколько минут, а может быть, и на несколько часов вернуться назад - к тому, что является принадлежностью более ранних стадий. Предположим, с вашим ребенком произошло что-то неприятное и он в слезах бросается к вам. Пять-десять минут - и он снова побежит играть. Но эти пять-десять минут вы будете держать ребенка на руках, и все будет происходить в той же последовательности, о которой я говорил. Прежде всего - спокой­ное и живительное объятие, холдинг, потом - готовность ребен­ка двигаться и обнаружить вас, когда он перестанет плакать. И на­конец, вы сможете - что будет совершенно естественно теперь - опустить ребенка на ноги. Или ребенку нездоровится, он грустит или устал. Что бы ни случилось, на краткий миг ребенок опять становится младенцем, и вы знаете, что через некоторое время полная зависимость от вас совершенно естественно уступит место обычному для его возраста состоянию.

Конечно, мне нетрудно привести еще немало примеров знания, которым вы владеете, - просто потому, что являетесь специалис­том в особой области ухода за собственными детьми. Сохраняйте и уверенно отстаивайте свои специальные знания! Им нельзя обу­читься. Но имея их, вы усвоите знания, которыми располагают специалисты других областей. Только сберегая заложенное в вас природой, вы благополучно усвоите то, чему учат доктора и пат­ронажные сестры.

Вам может показаться, что я пробую наставлять вас, как забо­титься о ребенке, как держать его на руках. Это совсем не так. Я пробую с разных сторон описать явления, естественные для вас, просто чтобы вы смогли распознать их и убедиться в своих врож­денных способностях. Это важно, ведь неразумные люди часто стремятся учить вас тому, что вы делаете лучше, чем могли бы делать, если бы вас этому научили. И если вы уверены в себе, то готовы совершенствоваться как мать, учась тому, чему можно обу­читься. Наше цивилизованное просвещенное общество предлага­ет много ценных знаний - только бы вы усваивали их не за счет потерь заложенного в вас природой.

(1950)

3. КОРМЛЕНИЕ ГРУДЬЮ КАК ОБЩЕНИЕ

Я пришел к этой теме как педиатр, ставший психоаналитиком, и как длительное время практикующий детский психиатр. Для работы мне необходимо выстроить теорию эмоционального, а так­же физического развития ребенка в конкретном окружении, и тео­рия должна покрывать весь спектр возможностей. При этом тео­рия должна быть гибкой, предполагающей, если необходимо, уточнение теоретических положений в ответ на любой клиничес­кий факт.

Я не особенно усердствую с рекомендацией кормить грудью. Хотя я надеюсь, что общая направленность того, что я год за го­дом говорю по этому поводу, приводит именно к такому эффек­ту - просто потому, что это естественно, а то, что естественно, имеет под собой прочную основу.

Начну с того, что скажу: я хотел бы, чтобы мне не приписы­вали сентиментального отношения к матери, кормящей грудью, или агитации за кормление грудью. У агитации всегда имеется оборотная сторона - любое действие, в конце концов, ведет к противодействию. Не приходится сомневаться, что значительное число людей в современном мире благополучно выросли и без опыта грудного вскармливания. Это значит, что у младенца есть и другие возможности испытывать физическую близость с матерью. Однако, если вас интересует мое мнение, то я сожалею о каждом случае, когда мать не могла кормить ребенка грудью, просто по­тому, что считаю: мать или ребенок, или же и мать, и ребенок что-то теряют, не пережив этого опыта.

Я говорю не только о болезни и психических расстройствах; речь идет о богатстве личности, о силе характера, о способности ис­пытывать счастье, так же как о способности восставать и бунтовать. Похоже, истинная сила заключается в прямой связи с естествен­ным развитием индивидуума, к этому-то как раз мы и стремимся.

На практике такого рода истинную силу часто упускают из виду из-за сравнимой силы, имеющей своим источником страх, чув­ство обиды, депривацию и состояние обделенности.

Что же говорят педиатры о вскармливании грудью, отдают ли ему предпочтение перед другими способами Некоторые педиатры считают, что успешно проводимое искусственное вскармливание полезнее, если говорить об анатомии и физиологии, на чем они в основном и сосредоточены. Не следует думать, будто тема исчер­пана, когда педиатр поставил точку, особенно если доктор, судя по всему, забывает, что младенец - это не только плоть и кровь. На мой взгляд, психическое здоровье индивидуума с самых пер­вых дней закладывается его матерью, обеспечивающей то, что я называю "содействующей, помогающей окружающей средой" (facilitating environment), в которой процесс естественного разви­тия ребенка происходит в соответствии с наследственными паттер­нами. Мать - не задумываясь и не ведая - закладывает основы психически здоровой личности.

Но и это не все. Если мы предполагаем наличие психического здоровья, то мать, действуя успешно, закладывает основы сильно­го характера и богатой, развитой личности. Стоя на таком прочном фундаменте, индивидуум со временем сможет творчески осваивать мир, радоваться и пользоваться тем, что этот мир предлагает, - включая культурное наследие. Я напомню вам о неоспоримой, к несчастью, истине: начни ребенок недостаточно удачно, культур­ное наследие будет ему недоступно и красота мира обернется сме­шением красок, дразнящих ложными надеждами, которыми невоз­можно насладиться. В этом смысле действительно есть имущие и неимущие. Но доходы здесь ни при чем - речь идет о тех, кто начал жизнь достаточно хорошо, и о тех, кто начал недостаточно хорошо.

Вскармливание грудью, конечно, является неотъемлемой сто­роной большой проблемы удачного начала. Впрочем, это далеко не все. Психоаналитики, создавшие теорию эмоционального раз­вития индивидуума, которой мы сегодня пользуемся, в какой-то мере тоже в ответе за некоторое переоценивание значения груди. Нет, они не ошибались. Но прошло время, и теперь "хорошая грудь" ("Хорошая грудь" и "плохая грудь" понятия, введенные в психоанализ М. Кляйи. - Прим. научного редактора) уже жаргонизм, означающий вполне удовлетворительную материнскую заботу и родительское внимание в целом. Од­нако умение нянчить ребенка, держать его на руках и обращаться с ним является более важным индикаторам того, что мать успеш­но справляется со своей задачей, чем факт действительного вскар­мливания грудью. Хорошо известно, что многие дети, которые, казалось бы, имели удовлетворительный опыт грудного вскармли­вания, обнаруживают явные дефекты в развитии и способности общаться с людьми и использовать предметы - дефекты, которые обусловлены плохим холдингом.

Теперь, разъяснив, что слово "грудь " и идея кормления грудью является лишь частью того, что входит в понятие "быть матерью ребенку", я могу подчеркнуть, как важна может быть грудь сама по себе. Возможно, вы поймете, от чего я хочу уйти. Я хочу отде­литься от тех, кто пытается заставлять матерей кормить грудью. Я видел много детей, которым приходилось очень плохо, когда мать хотела и пыталась кормить их грудью, но не могла этого делать, так как данный процесс не поддается сознательному контролю. Страдает мать - страдает ребенок. С переходом к искусственному вскармливанию иногда наступает огромное облегчение, и что-то налаживается - в том смысле, что ребенок удовлетворен, полу­чая нужное количество подходящей пищи. Многих мучений мож­но избежать, не превращая идею о кормлении грудью в догму. Мне кажется, нет худшего способа оскорбить женщину, желающую кормить грудью своего ребенка и пришедшую к этому естествен­ным путем, чем сказать ей то, что считают вправе делать некото­рые доктора и патронажные сестры: "Вы должны кормить грудью". Будь я женщиной, мое намерение сразу бы в корне переменилось. Я бы ответил: "Прекрасно, тогда я не стану кормить". К сожале­нию, матери безоглядно верят докторам и медсестрам. Они дума­ют: раз доктор знает, что делать, если случится беда, если необ­ходимо срочное хирургическое вмешательство, значит, ему известно и то, как матери и ребенку лучше общаться. Обычно доктор не имеет представления об этом. Область этой интимной близости доступна только двоим: матери и ребенку.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.