WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 27 |

«Административное правонарушение, —сказано в ст. 11 КоАП РСФСР,— признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия, предвидело его вредные последствия и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий». Закон называет два элемента умысла: 1) интеллектуальный, выражающийся а) в сознании гражданином противоправности деяния и б) в предвидении его вредных последствий; 2) волевой, состоящий в желании наступления вредных последствий или сознательном их допущении.

Психический процесс, характеризующий умышленную вину, прежде всего включает в себя понимание, осознание противоправности действия или бездействия.

Правовые нормы, регулирующие поведение граждан и охраняемые административными взысканиями, публикуются для всеобщего сведения, разъясняются в печати, по радио, на собраниях. Правовые запреты, как правило, совпадают с моральными. Поэтому действует презумпция знания закона, предполагается, что каждый гражданин имеет возможность познакомиться с правовой нормой, и поэтому ссылка на незнание закона не освобождает от административной ответственности. Гражданин может не знать, какими санкциями охраняется норма права, но должен знать нормы, регулирующие его поведение. Возможности же усвоения таких правил резко увеличились в связи с общим ростом образованности, преподаванием основ права в неюридических учебных заведениях, кодификацией законодательства об административных правонарушениях, интенсификацией правовой пропаганды.

Но может случиться так, что гражданин не знал и не мог знать какой-то охраняемой административными санкциями нормы, что презумпция знания права будет поколеблена. В таком случае деяние не может быть признано совершенным умышленно.

Предвидение — это отражение в сознании тех событий, которые могут или должны произойти. Формула закона «предвидело... вредные последствия» означает, что гражданин представлял, какой вред причинит его деяние социалистическим общественным отношениям, охраняемым законом, здоровью, интересам людей, имуществу, окружающей среде. Так, умышленно повреждая пломбу, наложенную пожарным инспектором на неисправную печь, то есть совершая проступок, предусмотренный ст. 188 КоАП РСФСР, гражданин предви-

84

>>>85>>>

дит, к каким отрицательным последствиям это приведет или может привести, как повлияет на противопожарную безопасность объекта.

Волевой момент, характеризующий направленность воли субъекта, определяется законодателем как желание либо сознательное допущение наступления вредных последствий, Когда речь идет о желании, то имеют в виду стремление к определенной цели, волю, направленную на достижение известного результата (прямой умысел). Сознательное допущение — это активное переживание, связанное с положительным волевым отношением к вредным последствиям (косвенный умысел).

Многие составы административных проступков носят характер формальных, они не содержат такого признака, как наступление вредных последствий, причинение правонарушителем ущерба. Это обусловлено разными обстоятельствами: в одних случаях ущерб очевиден (безбилетный проезд), в других— исчисление ущерба сложно, и законодатель не считает нужным обременять правоприменителей установлением еще одного признака состава (например, нарушение правил метрологии) ; в-третьих существование вредных последствий данного деяния вообще проблематично, хотя наличие вреда от массы аналогичных правонарушений очевидно (несвоевременное получение паспорта).

В формальных составах объем объективной стороны исчерпывается перечислением признаков действия и обстоятельств его совершения. Значит, и от виновного можно требовать осознания, понимания лишь тех обстоятельств, деяний, которые названы в составе, но не предвидения вредных последствий и тем более желания их наступления. При выполнении формальных составов умысел состоит в осознании противоправности действий в данных обстоятельствах и желании их совершить, в преднамеренности противоправного поведения.

Лишь в статьях 131, 179, 188, 192 КоАП РСФСР прямо называется умысел как конструктивный признак состава проступка. Но во многих статьях умысел как необходимый признак состава имеется в виду, хотя в тексте статьи такого слова нет. Вопрос о форме вины при совершении таких правонарушений, как поджог леса (ст. 76), мелкое хищение (ст. 49), уклонение от прохождения освидетельствования на состояние опьянения (ст. 121) и др., решается путем толкований этих статей, но решается однозначно и теорией, и практикой: в названных случаях вина может быть только умышленной. С

85

>>>86>>>

учетом этого можно утверждать, что количество административных проступков, которые могут совершаться только умышленно, достаточно велико. Кроме того, значительное число проступков может совершаться умышленно либо неосторожно (нарушение санитарно-гигиенических правил), а некоторые совершаются чаще всего умышленно (безбилетный проезд). В ст. 12 КоАП РСФСР дается определение административно-правовой неосторожности: «Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия либо бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть». Описание психической деятельности при небрежной форме вины, данное в КоАП, полностью перенесено из уголовного законодательства. В науке уголовного права различают два вида неосторожной вины: преступную самонадеянность и преступную небрежность. По аналогии можно различать два вида неосторожной вины и в административном праве: легкомысленную самонадеянность и небрежность.

^Легкомысленная самонадеянность характеризуется законодателем как предвидение возможности наступления вредных последствий своего деяния и легкомысленного расчета на их предотвращение. А небрежность заключается в том, что виновный не предвидел вредных последствий, но обязан был и мог их предвидеть~Небрежность тоже оказывается упреч-ным психическим отношением к деянию, поскольку, имея возможность и будучи обязан осознать общественную вредность своего поведения и не совершать проступка, правонарушитель не осознал антиобщественного характера деяния, совершил его, действовал безответственно по отношению к интересам советского общества и отдельных его членов.

Из текста ст. 12 КоАП РСФСР видно, что понятие неосторожности связывается законодателем с психическим отношением к вредным последствиям. Будучи пригодным для материальных составов проступков, такое определение неосторожности не полностью подходит для формальных составов. Например, гражданин, которому исполнилось 25 лет, по халатности не обратился в РОВД с просьбой о вклеивании новой фотографии, а значит, живет по недействительному паспорту, то есть совершил проступок, предусмотренный ст. 178 КоАП РСФСР. Какие общественно вредные последствия он мог и должен был предвидеть

86

>>>87>>>

Если при выполнении формальных составов умысел характеризуется как преднамеренность действий, то неосторожность можно понимать как отсутствие должной осмотрительности, халатность.

Изучение статей Особенной части КоАП РСФСР (ст. 41— 193) позволяет сделать вывод, что указания на форму вины редко встречаются в этих нормах, такой признак при описании составов чаще всего отсутствует. Иными словами, если описанное в законе противоправное деяние совершено виновно, форма вины на квалификацию здесь не влияет, она не образует конструктивного признака состава. Представляется, что это обусловлено двумя обстоятельствами.

Во-первых, включение в состав такого конструктивного признака, как формы вины, весьма затруднило бы юрисдик-ционную деятельность уполномоченных органов и должностных лиц. Проступков совершается немало, уполномоченные лица не всегда обладают должной квалификацией и необходимым временем для выяснения формы вины. Во-вторых, размеры и содержание правоограничений, обусловленных применением административных взысканий, не требуют столь же глубокого изучения субъективной стороны проступка, как при расследовании преступлений. В ряде статей КоАП РСФСР предусмотрены абсолютно определенные санкции, исключающие возможность учета формы вины при назначении взыскания (ст. 128, 137, ч. 1 ст. 99). Однако в большинстве статей Особенной части КоАП содержатся относительно определенные или альтернативные санкции. Это дает возможность субъектам административной юрисдикции при назначении взыскания за конкретный проступок учитывать обстоятельства дела, в том числе и форму вины.

В правовом смысле вина выступает строго конкретным понятием. Будучи обязательным признаком конкретного состава правонарушения, о«на и рассматривается не как упречное состояние психики вообще, а как вина в конкретном правонарушении. Вина — это психическое отношение конкретного лица к своему конкретному антиобщественному деянию. Она всегда понимается как вина самого правонарушителя, его внутреннее психическое состояние, органично связанное с его поведением. Возникает вопрос, не противоречит ли этот тезис признанию субъектами проступков родителей несовершеннолетних правонарушителей Нет.

Родители признаются субъектами ответственности в ст. 162, 164 КоАП РСФСР. В ч. 1 ст. 164 установлена ответ-

87

>>>88>>>

ственноеть за «злостное невыполнение родителями или лицами, их заменяющими, обязанности по воспитанию и обучению несовершеннолетних детей, а также потребление несовершеннолетними наркотических веществ без назначения врача или совершение ими других правонарушений». В ч. 2 ст. 164 сказано об ответственности родителей за хулиганские действия детей, в ч. 4 ст. 162 — об ответственности родителей за распитие спиртных напитков, появление в нетрезвом состоянии в общественных местах подростков в возрасте до 16 лет. Ч. 1 ст. 164 содержит общую норму, устанавливающую ответственность родителей за ненадлежащее исполнение своих родительских обязанностей по воспитанию и надзору за детьми. И в тех случаях, когда подростки совершают правонарушения, а родители привлекаются за -это к ответственности, родители тоже несут ответственность за ненадлежащее воспитание детей, что проявилось в совершении детьми правонарушений. Так, по ч. 2 ст. 164 отец (мать) наказываются не за мелкое хулиганство сына, а за виновное неисполнение своих обязанностей.

Цель в качестве конструктивного признака составов административных правонарушений используется в небольшом числе случаев. Указание на цель можно встретить в текстах ст. 125, 151, 152 КоАП РСФСР. Цель — это мысленный образ результата, к которому стремится виновный, его представление о тех желаемых последствиях, которые должны наступить в результате совершения проступка. Как конструктивный признак состава цель может называться только тогда, когда деяние совершается умышленно.

Психическое состояние правонарушителя значительно объемнее по своему содержанию по сравнению с теми компонентами, которые включены в субъективную сторону состава, то есть составляют содержание умысла, неосторожности, цели. В психике виновного лица в период подготовки и совершения административного проступка существенное место занимают настроение и эмоции, побуждения, различного рода переживания.

4. Дисциплинарно-административное правонарушение

В полном соответствии с законодательством и практикой в науке давно отмечалось, что основанием административной ответственности может служить административное правона-

83

>>>89>>>

рушение, являющееся одновременно и дисциплинарным21. С учетом характера такого проступка, повышенной степени его общественной вредности и особенностей последствий В. М. Манохин предлагал наступающую здесь ответственность называть специальной административной ответственностью служащих 22. Однако законодательство не пошло по пути ее выделения в особый вид ответственности. Действующее законодательство допускает возможность и даже предполагает необходимость раздельного и одновременного привлечения виновного в совершении дисциплинарно-административного правонарушения субъекта и к дисциплинарной, и к административной ответственности.

Объектом дисциплинарно-административного правонарушения служат, с одной стороны, охраняемые санкциями дисциплинарной ответственности отношения государственной дисциплины, связанные с нарушениями обязанностей службы, а с другой — защищаемые административными взысканиями отношения, связанные с охраной общественного строя СССР, социалистической собственности, социально-экономических, политических и личных прав и свобод граждан, а также прав и законных интересов предприятий, учреждений и организаций, установленного порядка управления, государственного и общественного порядка. Круг общественных отношений, составляющих общий объект дисциплинарно-административного правонарушения, закреплен в ст. 1 постановления ЦИК и СНК СССР от 13 октября 1929 г. «Об основах дисциплинарного законодательства Союза ССР и союзных республик» 23 и ст. 1,8 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях. Общий объект дисциплинарно-административного правонарушения — это общественные отношения, связанные с соблюдением и обеспечением в порядке выполнения служебных (трудовых) обязанностей, норм, охраняемых дисциплинарными и административными взысканиями.

К родовым объектам дисциплинарно-административных правонарушений относятся охраняемые дисциплинарными и административными санкциями общественные отношения, связанные с нарушениями различных видов государственной дис-

21 См.: Ямпольская Ц. А., Шорина Е. В. Административно-правовые вопросы укрепления государственной дисциплины. М., 1955. С. 169.

22 См.- Манохин В. М. Советская государственная служба. М., 1966. С. 179—180.

» СЗ СССР. 1929. № 71. Ст. 670.

89

>>>90>>>

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.