WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Поэтому очень скоро нам, если Россия сохранится (в чем многое зарубежные эксперты сомневаются, трактуя нашу страну как зону кризиса и предрекая распад на 6‑8 государств в ближайшие 10‑15 лет), нам придется кормить, обогревать, лечить и защищать себя самим. И торговать нам в перспективе имеет смысл только интеллектуальной собственностью, вооружениями и иной высокотехнологичной продукцией. Но для этого надо уметь производить это на уровне лучших мировых образцов самим. И тут свое слово должна сказать отечественная наука.

Отрадно, что такого же мнения придерживается и Президент России. Встречаясь 3 декабря 2001 года с руководством РАН, он поставил перед всем российским научным сообществом две задачи:

  • независимая экспертиза государственных решений и прогноз бедствий, катастроф, кризисов, разработка мер по их предупреждению и парированию;
  • отработка сценариев перевода экономики от нынешней "экономики трубы" на инновационный путь развития, определение точек роста и создание научно-организационной структуры, способной их поддерживать и доводить до уровня производства.

Итак, курс определен, решения приняты. Осталось их выполнить. Начать и кончить. В современной России это нелегкая задача. Тем более, что курс, обозначенный Президентом, находится в разительном противоречии с решениями в отношении отечественной науки и образования, которые, начиная с сентября 2004 г., принимает соответствующее министерство Правительства РФ.

Исполнение решений Президента может принести конкретный результат сегодня. Мировая практика показывает, что каждый доллар, вложенный в прогноз и предупреждение бедствий, позволяет сохранить от 10 до 100 долларов, которые пришлось бы потратить на ликвидацию последствий уже случившихся бед. Только что произошло гигантское 9-балльное землетрясение в Индийском Океане и возникшая волна унесла жизни около 300 тыс. человек. Если бы у пострадавших стран была система мониторинга и оповещения, то для предупреждения людей и принятия других неотложных мен у них было около 1,5 часов. Спасти удалось бы очень многих. Сейчас на деньги ООН систему мониторинга и оповещения в Юго-Восточной Азии будут создавать. Но людей-то уже не вернуть. А Россия застрахована от таких бедствий

Из теории управления известно, что самые дорогие ошибки – стратегические. В частности, потому, что они не могут быть скомпенсированы на более низких уровнях иерархии, и поэтому их важно было бы избегать не в далекой перспективе, а сейчас.

В 2002 году Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН выступил с инициативой создания национальной системы научного мониторинга опасных явлений и процессов в природной, техногенной и социальной сферах. Нашу инициативу поддержали еще 10 академических институтов (в частности, Международный институт теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН, который разработал методы прогноза землетрясений, получившие мировое признание). Подготовлена соответствующая программа, направлены письма, приняты решения, прошел не один десяток совещаний. Однако к созданию такой системы в Академии пока не приступили. Решение оказалось заблокировано и на уровне РАН, и на уровне Правительства.

Кроме того, в ряде высокотехнологичных сфер можно и нужно двигаться немедля. Например, у наших коллег из Индии действует государственная программа ITEX‑50, которая предусматривает достижение этой страной к 2008 г. объема экспорта программного обеспечения в 50 млрд. долларов. Индусы последовательно идут к своей цели, создавая налоговые льготы, развивая исследовательские центры, совершенствуя образование программистов и коммуникационную инфраструктуру. Планы российского правительства, по заявлениям соответствующего министра, примерно в 50 раз скромнее. Да есть и многие другие вещи, которыми стоит заняться в высокотехнологичном секторе экономики.

В настоящее время создание новых поколений лекарств, производство дешевых и качественных продуктов питания, улучшение состояния окружающей среды связывают с развитием биотехнологии. В свое время наша страна имела неплохие позиции в этом направлении. И их можно вернуть, если заняться этим всерьез. В настоящее время финансирование этой перспективной отрасли в России в 25 раз меньше, чем в Китае и в 2500 раз меньше, чем в США. Отсюда и результат – в 2000 г. на Россию приходилось 0,15% мирового производства биотехнологической продукции5.

По мнению экспертов, выступавших в Конгрессе США в 1998 г., прорыв в будущее в XXI веке будет связан с развитием нанотехнологий. Это начинающаяся революция. Углеродные нанотрубки на порядок прочнее стали, имея в 6 раз меньший удельный вес. Наноструктуры способны избирательно проникать в раковые клетки и поражать их. Некоторые наноструктуры в перспектив смогут в миллионы раз повысить быстродействие ЭВМ. И этим направлением можно было бы заняться всерьез, постаравшись вскочить в последний вагон уходящего поезда6.

Наука в обществе – инструмент. Инструмент, чтобы сохранить жизнь людей и дать возможность сделать ее лучше.

Гранты, гранты,гранты…

И кто бы нас сегодня ни провоцировал, кто бы нам ни подкидывал какие-то там Ираны, Ираки и ещё многое что – не будет никаких. Никаких не будет даже поползновений. Наоборот, вся работа будет строиться для того, чтобы уничтожить то, что накопили за многие годы.

В.С. Черномырдин

Системы организации науки в мире очень разнообразны. Поскольку в нашем отечестве решено было «списывать» в 1991 году всё с западных образцов, то скажем несколько слов о том, как дела обстоят "у них".

От каждой крупной реформы в общественном сознании обычно остается немногое, какой-нибудь броский слоган. Приватизация – "ваучеры", на которые, по чубайсовскому мнению, можно будет купить 2 «Волги». От зурабовской медицинской реформы, наверно, останутся те самые «5 дней», за которые в больнице нужно излечить любую болезнь. От реформ в области науки в начале 90-х годов осталось чудесное и манящее слово «гранты». Поэтому обратим на них особое внимание.

В синергетике – или теории самоорганизации – бурно развивающемся междисциплинарном подходе есть ключевое понятие – параметры порядка. Это те немногие ключевые переменные, которые определяют динамику всех остальных переменных. Именно параметры порядка определяют все главное в системе. Остальные степени свободы подстраиваются к этим ключевым переменным7.

Так вот, параметры порядка в американской науке не имеют ничего общего с системой грантов – вспомогательным инструментом для выделения и поддержки активных ученых. Параметры порядка в науке США поразительно напоминают советские аналоги, а во многих случаях превосходят их масштабом, серьёзностью и, я бы сказал, жесткостью организации.

Прогноз, мониторинг происходящих изменений, оценка стратегических альтернатив – важнейшие задачи современной науки. Американцы называют эти исследования красивым словом «проектирование будущего». Эта работа нужна правительству, министерству обороны, ЦРУ, многим другим серьёзным организациям, крупным корпорациям.

Этой работой занят ряд первоклассных мозговых центров. В качестве примера можно привести корпорацию RAND, выполняющую широкий круг правительственных заказов. Это около 5000 высокооплачиваемых и высококвалифицированных исследователей. Многие из них являются ведущими в своих областях. Области эти различны – от геополитики до космических исследований, от системного анализа до компьютерных наук. (Заметим, что ничего похожего в современной России нет. Инициативы создать нечто подобное в нашей стране, с которыми выступает Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН и ряд других институтов РАН8, пока блокируются и в Правительстве и в Академии.)

Прикладная наука, опытно-конструкторские разработки активно развиваются в ряде крупнейших фирм. IBM, Bell, Boeing, General Motors и ряд других вкладывают десятки и сотни миллионов долларов в год в доведение фундаментальных научных идей до продукта. Каждая из этих структур имеет огромные научные подразделения, способные оплачивать работу ученых любого ранга, вплоть до Нобелевских лауреатов. Очень велика роль государства в поддержке науки этих индустриальных гигантов. Это разумная политика трансферта из сферы высоких военных технологий, создающихся за государственные деньги, в гражданский сектор. Это ясная и последовательная научная политика и стратегия, к разработке которой привлекаются ведущие специалисты страны. И главное здесь – чёткое определение приоритетов и их пропаганда в общественном сознании.

Эффективность многих социальных институтов и, в частности, науки, определяется тем, насколько эффективно она может поддерживать инициативы снизу, выявлять и продвигать активных квалифицированных людей. При этом ценны и исследователи, и организаторы науки. На решение этой задачи, в первую очередь, и нацелена система грантов в США и в Канаде.

Подавляющая часть фундаментальной науки (тот самый 1 рубль) в Северной Америке делается в университетах. Ключевая фигура тут – профессор.

При этом гранты, как правило, не идут на повышение зарплат получившим их профессорам. Зарплаты вполне достаточны для безбедного существования профессора и его семьи. В Канаде из грантов не платят зарплату. В США профессор может получать зарплату с гранта только в те месяцы, когда не преподает. Деньги грантов обычно тратятся на оборудование, поездки, а также на оплату работы сотрудников более низкого уровня. Заметим, что большая часть уехавших на Запад российских ученых работает именно по таким временным контрактам.

В Канаде зарплата профессорам идет от университетов, а их деятельность оценивается по комплексу показателей примерно с равным весом – преподавание, научная работа, административная нагрузка. Каждый год в Канаде все успехи профессора оцениваются и выражаются некоторым коэффициентом, обычно от 0 до 2. Если он меньше 1, то плохо, если в течение нескольких лет 0, то выгонят, а если 1,5, то каждый год чуть-чуть повышают зарплату.

Фонды, в свою очередь, к примеру в США, строят свою политику, исходя из национальных научных приоритетов. Их определение – серьёзная задача государственного уровня к которой привлекаются и ведущие ученые, и представители крупнейших корпораций и высокопоставленные чиновники администрации. Документы о национальных приоритетах стремятся сделать достоянием всего научного сообщества. Они производят большое впечатление своей ясностью, конкретностью и реализмом.

Гранты распределяются в США и Канаде по-разному. В Канаде фонд NSERC раздает небольшие гранты почти всем, кто способен написать разумную заявку. Поэтому почти у каждого профессора есть небольшой грантик тысяч на 10 долларов для теоретиков и в несколько раз больше для экспериментаторов.

В США конкуренция жестче. Их национальный фонд NSF грантов раздаёт гораздо меньше, поэтому большинство профессоров (70‑85%) грантов вообще не имеют. Зато получившие их могут развернуть довольно масштабное исследование.

Как используются результаты работ, выполненных по грантам, не знаю. Но и к отчетам, и к отзывам на гранты американские ученые относятся очень серьезно. В их научном фольклоре живет история об одном Нобелевском лауреате, которые написав вместо содержательного отчета явный бред, более не смог получить ни одного гранта.

Ну, а теперь о грантах в российской науке. Во многих отношениях, и в частности, в отношении грантов, отечественная практика отличается от зарубежной как небо от земли. Скажем сразу – роль грантов в сохранении науки в нашем отечестве в течение последних почти 15 лет оказалась огромной. В эпоху развала и разрухи в научном секторе они позволили реализовать важнейший принцип – «высокая планка вместо глухой стенки».

Наша система грантов экстремальна. И Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) и Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ) в сумме располагают меньше, чем 5% от общего финансирования науки. Это мизерные деньги, но для исследователей в провинции и они оказались существенной поддержкой. У нас очень трудно получить грант. Основное назначение большинства грантов в нынешней российской реальности – зарплата исследователей, способных проявлять очень высокую научную и жизненную активность.

Как иногда говорят социологи, «свобода – это возможность принадлежать к нескольким иерархиям». Подавая заявку в фонд, исследователь оказывается вне отраслевой или академической иерархии. Более того, в России такой подход имеет большую и славную историю. Это практика открытых конкурсов. Выдающийся кораблестроитель академик А.Н. Крылов, сделавший блестящую карьеру и во многом определивший облик военно-морского флота России в начале прошлого века, был замечен и поддержан после убедительной победы на открытом конкурсе проектов боевых кораблей.

Поэтому крайне важно то, что и РФФИ, и РГНФ подчинены не министерствам, не Академии, а непосредственно правительству. Они оказались выведены из общего поля чиновничье-административных игр. Возможно именно поэтому деньги грантов в большей степени являются «белыми», а не «черным» или «серыми», как во многих других государственных структурах. Поэтому широко обсуждаемые сейчас прожекты ликвидации фондов или их переподчинения Министерству науки и образования – это еще один шаг к ликвидации науки в России, хотели этого их авторы или нет. Хотя, конечно, их работу можно было бы улучшить. Есть куда расти. Например, можно было бы организовать гораздо более серьёзную аналитическую работу, касающуюся и исполнителей грантов, и научных коллективов, и результатов. Талантливые исследователи, перспективные направления, яркие идеи – большая ценность. Поэтому если начнется возрождение российской науки, то может быть руки дойдут не только до поддержки людей и коллективов, но и до промывания того золотоносного песка, который возникает благодаря деятельности фондов. Дело это большое, тяжелое, но благородное.

Хотелось бы чтобы фондов было больше, чтобы они были разнообразнее и богаче. Но среди благих пожеланий одно мне кажется крайне важным.

Принципиально важны гранты, поддерживающие студенческую науку. И в фундаментальной, и в прикладной науке очень важны молодые люди, которые готовы «штурмовать небеса». В советские времена во многих институтах были студенческие КБ и НИИ. Если думать об инновационном будущем России, то их необходимо будет возрождать. И гранты для таких коллективов, открытые конкурсы будут нужны как воздух.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.