WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 22 |

Чем более одиноким и вследствие этого более претенциозным становится человек, тем более «любов­но-голодным» он является. Часто он пытается заглушить внутренне угнетающее его отсутствие отношений и любви сексуальными эксцессами. Сексуальность, кото­рая служит самоудовлетворению на партнере или потребности в покорении, то есть той потребности, которая должна удовлетворить собственное воздействие (влияние), власть и самоутверждение, очень легко может перерасти в ревность. И тем не менее, это не есть настоящая большая любовь. Ведь при настоящей любви, в отличие от этого, сексуальность со всеми игровыми формами постоянно является выражением чувствительного резонанса и интимной доверительности.

Фрейд, великий, но узколобый психолог и сексолог, вообще почти не касается главной темы психологии — любви. И хотя его ученик Теодор Райк, а особенно Эрих Фромм и новейшие психологи придавали истинной любви путем весьма существенных представлений важ­ное значение в психологии, многие психиатры и дилетанты под влиянием Фрейда, до сих пор подменяют любовь понятием «удовлетворением сексуальных инстинктов». Сердечная любовь основная потребность в гармонии, рассматривается ими всего лишь как «сублимация» заторможенного сексуального импульса, всего лишь как нечто вроде объезда запруженной транспортом улицы. Эта психоаналитическая чепуха и бессмыслица во многом способствовала.обессмысливанию нашей культуры.

Если же настоящая любовь, большая любовь не является меновой сделкой на рынке потребностей, на потребительском рынке, то и основной вопрос звучит уже не «Где я могу найти большую любовь и партнера, который будет любить меня абсолютно», а «Насколько способен я к большой любви», поскольку переживание большой любви в качестве исходного момента предпо­лагает способность к настоящей любви. При этом вопрос о том, каким должен быть партнер, следует ставить вопрос на второе место, а на первом месте должен стоять вопрос, каким должен быть я сам, чтобы быть в состоянии любить по-настоящему

Условия для настоящей любви выполняются лишь немногими людьми. Для большинства же людей большая любовь остается иллюзией в течение всей их жизни, поскольку они никогда не изучали это искусство.

Тот, кто чувствует себя зависимым, рано или поздно начинает ненавидеть партнера, поскольку он не может жить согласно собственным убеждениям, ни относится к партнеру открыто и искренне. Тот, кто внутренне не стал самостоятельным и независимым, тот остается несвободным. Он живет во внутренней тюрьме, которая убивает всякую любовь.

Я хотел бы здесь показать не бесчисленные ошибочные формы любви, связанные с позициями сексуальной, материальной или социальной выгоды или фрустрации, но внутренние предпосылки, которые делают человека способным и готовым к настоящей большой любви. Тем не менее, исходя из сказанного, можно ответить и на второй по важности вопрос: «Каким должен был бы быть подходящий партнер для большой любви»

Это те люди, которые способны к любви благодаря определенным своим свойствам. Это те партнеры, которые овладели искусством самостоятельности и удовлетворенности, уверенности в собственных силах и непритязательности (скромности). Поэтому они ведут себя по отношению к партнеру терпимо и услужливо, искренне и отзывчиво.

Большая настоящая любовь — это не иллюзия. Однако многие люди никогда ее не знали, а значи­тельное число людей переживали ее лишь частично и в течение короткого периода времени, поскольку такая любовь — это искусство, которому необходимо нау­читься и в котором, как и во всяком другом искусстве, необходимо постоянно упражняться.

Показанные здесь идеалы — внутренняя самостоя­тельность (независимость) и искренность, уверенность в себе и готовность прийти на помощь (услужливость), удовлетворенность и терпимость — являются необхо­димыми предпосылками для настоящих, гармонически сформированных любовных отношений. Эти предпосылки образуют своеобразную лакмусовую бумажку, с помощью которой можно контролировать свое поведение по отношению к партнеру.

Большая любовь переживается отнюдь не как просто сексуальное партнерство, а как настоящая общность, как истинное единение и содружество. Способность к общности и единению образует существенную часть самовоплощения. В истинной общности партнеры могут иметь различные интересы и мнения, которые они взаимно стараются понять или к которым они стараются относиться взаимно терпимо. Однако в любом случае они обладают единым стремлением и согласием на пути к гармонии. В этом (и только в этом!) должно состоять полное согласие и единодушие. Партнерские отношения, в которых постоянная воля и стремление к гармонии становятся обоюдным опытом уверенностью и досто­верностью — это и есть истинная, настоящая, большая любовь. В таком обоюдном доверии, а вовсе не только в сексуальных отношениях, и заключается истинная интимность и близость.

Поэтому настоящая любовь не выражается никакими ролевыми сигналами.

СЕКСУАЛЬНЫЕ СИГНАЛЫ

Сексуальные сигналы, произведенные с определен­ным намерением, почти всегда являются обманчивыми и вводят в заблуждение. Так, человек извлекает непристойность или скабрезность из собственного за­пасника шуток либо для того, чтобы преодолеть собственную скованность, стеснение или зажатость, либо он хочет лишь подогреть настроение, чтобы подстраховаться этим. Тот, кто занимается сексом с определенными намерениями, например, как уличная девка, тому в большинстве случаев просто нечего больше предложить. Поэтому тот, кто захотел бы разрядить «секс-бомбу», тот попросту сделал бы для себя удивительное открытие, что в этой бомбе, оказывается, ничего не тикает и ничего не взрывается.

Каковы же те сигналы, которые через действительно эротическое поведение достигают результата Что это за указания на эротическое и сексуальное поведение: выражение глаз, рта, рук, осанка тела, движение, одежда, украшения, голос Или это также определенные отличительные черты тела, такие как цвет волос, оволосение вообще, груди, ноги, рост

Важничающее, тщеславное, надменное, чванливое самоутверждение и детская беспомощность — все это роли, рассчитанные на то, чтобы оказать авторитарное влияние на других.

Они препятствуют разворачиванию нормальной уве­ренности в себе. Уверенность в собственных силах и готовность прийти на помощь относятся к необходимым предпосылкам способности к любви.

Необходимым самоотречением и удовлетворением просто пренебрегают в обществе, в котором столь большое значение придают престижу и тщеславному желанию импонировать.

Готовностью - подчиняться установленному порядку, отказом от чрезмерных притязаний, внимательным и предупредительным отношением к партнеру создается чувство, общности, то есть такие отношения, которых и хотят в качестве настоящей любви. И наоборот, в удобности, скрытности, замкнутости, бесцеремонности и грубости; в несочитаемости ни с чем часто лежит причина краха любовных отношений. Многие мужчины полагают, что они правильно исполняют свою роль тогда, когда ведут себя самовла­стно, нескромно и невежливо. И в неверно понимаемой эмансипации многие женщины сегодня имитируют как раз именно такое же настоящее, не истинное ролевое поведение мужчин. Они считают, что эмансипация заключается в том, чтобы вести себя столь же авторитарно как мужчины-петухи. Вместо действитель­ной эмансипации, вместо освобождения от эгоцентризма такие женщины впадают в принудительную зависимость имитирования мужской роли. Но тот, кто путает любовь и готовность прийти на помощь с самопожертвованием, тот поступается собой, тот назначает себе цену. Он отрекается от самого себя, он изменяет самому себе. Готовность прийти на помощь из любви не базируется на ожидании какой-то компенсации или платы за это. Напротив, тот, кто «жертвует» себя, тот втайне сознательно расчетлив, он ожидает благодарности и какого-либо вида поощрения.

Всякое доброе дело, проистекающее из чувства самопожертвования, проистекает отнюдь не из непри­тязательности и не из настоящей любви. Жертвенное самоотречение — это авторитарная роль, с помощью которой ищут принуждения к любви или к благодар­ности и зависимости. («Я делаю все для тебя, чтобы ты меня любил»). Любви нельзя добиться силой даже ценой самоот­речения. Такое принуждение убивает любовь.

В наиболее общем случае эгоцентрическая бесцере­монность выражается в требованиях, которые много­кратно и очевидно выдвигают по отношению к партнеру. Часто при этом требуют чрезмерного и постоянного внимания или чрезмерного признания. Иногда чрезмер­ным становятся притязание на баловство и изнежен­ность или на повсеместное внедрение преимуществ для себя с совершенно безоглядным эгоизмом. Все эти отнюдь не скромные ожидания приводят к разочарова­нию и довольно скоро — к затаенной непритязатель­ности к партнеру.

Признаками внутренней защиты по отношению к партнеру является чрезмерная чувствительность, кри­тическое самоуправство и своеволие, придирки, мелоч­ность, привередливость по всякому поводу или оттал­кивающее молчание и полное упреков укоризненное упрямство и своенравие.

Защита вырастает до внутреннего блокирования по отношению к партнеру и до сексуального безразличия к нему или до отклонения сексуальных отношений. Если постоянно не прилагать усилия для создания и поддержания гармонии, то вначале возникает дистанционирование, затем — изолирование и, наконец, полное отделение друг от друга.

Именно поэтому настоящая скромность и непритя­зательность, а также настоящая уверенность в себе являются предпосылками для полнокровных, гармони­чески оформленных любовных отношений.

И еще один идеал — внутренняя независимость — относится к настоящей любви. Тот, кто чувствует себя зависимым от материальных, социальных или сексуальных притязаний, тот цепляется за своего партнера потому, что он ищет безопасности и уверенности. Тот же, кто «любит» из зависимости или именно по этой причине остается связанным с партнером, тот никогда не найдет большой любви.

Симпатия

Симпатией называется форма любви, выражающаяся в нежном и ласковом сочувствии. В смысле греческого понятия «агапе» или «христианской любви к ближнему» эта форма любви постоянно противопоставляется сексу и эротике.

Целью симпатии является гармонирование в общно­сти, переживание взаимного доверия и взаимопонима­ния. Симпатия выражается в виде терпеливой доброжелательности, благосклонности и расположения, как это, например, бывает в отношении матери к своему ребенку. Симпатия ничего не требует.

Гармонирование, роль-идол синего типа поведения (плюс «синий»)

Сигналом готовой к гармонированию симпатии является спокойный, слегка прикрытый взгляд, направ­ленный в глаза партнера. Зрачки сужены, так как автономная (вегетативная) система включена симпатикотонно. Рот мягко закрыт. Уголки рта в большинстве случаев горизонтальны. Язык лежит во рту расслаблено и широко. Голова часто наклонена слегка вперед и слегка в сторону, как при слушании музыки. Осанка тела расслабленная. Движения в общем замедлены и спокойны. Движения рук не овладевающие, а нежно касающиеся, например, кончики пальцев обеих рук покоятся друг на друге, или они мягко охватывают, например, удерживают в руке стакан с напитком, в то время как большой палец поглаживает поверхность стакана. Руки могут и просто спокойно лежать или могут быть свободно опущены. Темп речи спокойный. Голос звучит мягко и глубоко, но никогда громко.

Одежда часто обычная, традиционная, весьма ухоженная; ее единообразие предпочитается в ущерб сильному разрисовыванию. Украшения, если они и используются, то их бывает очень немного. Они либо традиционные, либо памятные, либо эстетически выраженные.

Что касается прически, то часто оставляют длинные волосы, но также носят их подколотыми. Фигура (правда, это не совсем надежный сигнал) может быть округлой и пухлой.

Отчуждение, роль-защита синего типа поведения (минус «синий»)

Тот, кто отклоняет темно-синий цвет — цвет взаимопринадлежности, единства, сплоченности и защи­щенности, безопасности и укрытости, тот отчуждается от окружающего его мира. Вследствие неудовлетворен­ности он беспокоен, беспокойно моторен и одновременно с этим раздражителен. Он впадает в хорошо известно при депрессиях состояние «ажитированности» (внутрен­ней взволнованности, возбужденности), (минус «си­ний»).

Для заглушения неудовлетворяющей опустошенности человек может в качестве компенсации придавать повышенное значение одной из трех других форм любви: либо сексуальному раздражению тела, либо иллюзорной эротике, либо притязанию на доминирова­ние в рамках связанности.

Сигналами ажитированности являются: беспокойные движения взгляда, тела и, особенно, рук (постукивание пальцами по чему-либо как по барабану, наворачивание собственного локона на палец, постоянное потребление и приведение в порядок элементов одежды), жадное курение и затягивание сигаретой. Язык при этом постоянно облизывает зубы и десны, иногда обсасывает, их вплоть до кровотечения. Темп речи частично быстрый, частично нерешительный, колеблющийся, ча­сто толчкообразный и неритмичный.

Сексуальное раздражение тела

Раздражение тела (красный) является сексуально­стью в собственном смысле этого слова. Но эта «форма любви» вовсе не ограничивается лишь половыми органами. Всякое раздражающее прикосновение к коже, особенно к «эрогенным» зонам, вызывает возбуждение. Если оно непреднамеренно блокируется, то оно стре­мится к наращиванию раздражения и к возрастанию возбуждения. В состоянии возбуждения происходит полная идентификация с телом. Она переживается, как чувство счастья. С ростом возбуждения растет и напряжение до тех пор, пока оно не разрешается в оргазме.

Раздражение тел» в большинстве случаев осущест­вляется через прикосновение, через трогание, через схватывание. При этом решающим является то, проис­ходит ли проецирование чувства раздражения на определенную часть тела. Для этого вовсе не обяза­тельно требуется прикосновение к телу. Слова и представления также могут создать ощущение раздра­жения в определенных частях тела и довести это ощущение до уровня оргазма. С помощью представлений та часть тела, в которой развивается раздражение, ощущает так сказать, «трогание изнутри».

Трогание (схватывание), роль-идол красного типа поведения (плюс «красный»)

Сигналы готовности к троганию и схватыванию тела с целью переживания сексуального телесного раздраже­ния (плюс «красный») являются типичными сексуаль­ными признаками, это прежде всего возбуждение и возрастающее напряжение.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.