WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 33 |

МЫ СОЗДАЕМ шизофреника. Ирокезы создаютсвятого.

Кто-нибудь еще может создать мессию. Кто бы чтони

создал в своем переживании, он несет за этоответствен-

ность.

-Я начинаю понимать, - говорит Марсия, - но,

пожет, есть какие-то вещи, пространство, время,атомы

или, скажем, различия между мужчиной и женщиной,ко-

торые реальны, одинаковы для всех

- Конечно, они реальны, но ярлыки и переживания

этих реальностей будут всегда различны. Ты несможешь

назвать ни одного аспекта пространства, времениили

различия между мужчиной и женщиной, которыелюди

переживали бы одинаково, даже люди в этом зале.

- Я смогу, но мне неловко сказать.

(Смех.)

- Скажи.

- Ну хорошо... У мужчины есть член, а у женщинынет.

- Все с этим согласны

(Три или четыре "нет".)

- Что еще

- О, - говорит Марсия, - они видели такихмужчин,

каких я не видела.

- Ты права, будь ты проклята, они видели.КАЖДЫЙ

ЕБАНЫЙ МУЖЧИНА, КОТОРОГО ОНИ ВИДЕЛИ, АБСОЛЮТНО

ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ЛЮБОГО МУЖЧИНЫ, КОТОРОГО ВИДЕЛА

ТЫ.

(Тишина.)

- Я понимаю, - неуверенно продолжает Марсия, -

но ты на платформе, а я нет. Все с этимсогласятся.

- Да ну - удивляется Мишель. - Все согласны,что

я на платформе

Несколько человек энергично кричат "нет".

- Где я, Марсия - спрашивает тренер. Он делает

шаг к Марсии и внимательно смотрит на нее.

- На платформе, - отвечает она, нахмурившись.

- Где я, Марсия - снова спрашивает он.

Марсия в смущении смотрит на тренера. Она гля-

дит по сторонам, ища помощи.

- Ты на платформе.

- Посмотри на свое переживание, Марсия, там лия

- Да, так, как я это вижу, ты на платформе.

- А, так ты это видишь - говорит Мишель. -Ага.

Где же я, Марсия

- Я... в моем переживании - спрашивает она,глядя

на него.

- Да! И если я в твоем переживании, то кто менясоздал

-Я.

- Как тебе не стыдно!

(Смех.)

- Да! Ты создаешь меня. Ты создаешь меня каждую

секунду, когда ты выбираешь создать меня в своемпере-

живании. Теперь, Марсия, берешь ли ты на себяответствен-

ность за выбор создать меня и позволить мне быть наэтой

платформе, а тебе быть здесь, в зале, а не наплатформе

-...Да.

- Берешь ли ты на себя ответственность засоздание

рака у жены Фрэда

(Молчание)

-Да.

- Спасибо.

(Аплодисменты.)

- Дэвид

- Ты по-прежнему играешь словами, - решительно

заявляет Дэвид. - Марсия может взять на себяответствен-

ность, но готов поспорить, что она не собираетсяопла-

чивать больничные счета.

- Я согласен.

- Есть разница между принятием ответственности

за создание своей злости или страха - это я понимаюи

согласен, что это важно, - и принятиемответственности

за создание солдат во Вьетнаме или рака у чьей-тожены.

- Ты прав, Дэвид, так оно и есть.

- Это не то же самое, - говорит Дэвид,удивленный

согласием.

- Это не то же самое, Дэвид. Страх - это страх,а

чей-то рак - это чей-то рак. Для некоторых людейчей-то

рак страшнее собственного страха. Для тебя важентвой

страх, а рак жены Фрэда - нет. Я понял. Я понял, чтоне-

которые вещи, которые ты создаешь, ты создаешькак

чрезвычайно важные для себя, а другие - кактривиаль-

ные или незначительные. Все, что я говорю, - ты,конеч-

но, не обязан мне верить,- это то, что ты создаешь и то,и

другое.

- Я подумаю об этом, - говорит Дэвид, нахмурив-

шись.

(Аплодисменты.)

- Робби

- Ты путаешься, Мишель, - говорит молодой негр

Робби, - с одной стороны, ты повторяешь, чтобы мыне

верили тому, что ты говоришь, с другой - ты оченьгром-

ко и авторитарно провозглашаешь идеи, в которые,если

мы согласимся, мы должны поверить.

- НЕТ! ВЫ НЕ ДОЛЖНЫ в них верить. Вы не должныс

ними соглашаться. Я только прошу васИССЛЕДОВАТЬ

СВОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ и посмотреть, не переживаете ливы

РАБОТОСПОСОБНОСТЬ определенных точек зрения,разви-

тых Вернером. Если вы не можете с этимиположениями

пережить свою реальность, то вера в них не будетулуч-

шением, какую бы систему верований вы ни имелисей-

час. ВЕРОВАНИЯ НЕ РАБОТАЮТ!

- Послушай, - говорит Робби, - я работаю вэлект-

ронной фирме, и мой босс - стопроцентный болван.Кто

бы что ни делал, ему ничего не нравится. Как я могуза

него отвечать

- Ты думаешь, что твой босс идиот

- Я знаю, что мой босс - идиот, - улыбаясьотвечает

Робби.

- Сколько других турок застряло на боссах-идио-

тах - спрашивает Мишель.

Поднимаются по крайней мере пятьдесят или ше-

стьдесят рук.

(Нервный смех)

Мишель качает головой.

- Хотите знать, почему вещи не работают Потому

что вы не хотите, чтобы они работали! Если бы ввашей

конторе вещи работали, ваш босс должен бы былзаслу-

живать доверия, а вы знаете, что ваш босс - жопа ине

заслуживает доверия. Будь вы прокляты, если станетехо-

рошо работать в неправильном мире. Нет уж, сэр!

Вы все ебнутые. Ваш босс не работает, потомучто

знает, что его босс этого не заслуживает. Ты валяешьду-

рака из-за своего босса, и я удивляюсь, почему неработа-

ет эта жопа, твоя секретарша

ЕСЛИ РАБОТА НЕ ДЕЛАЕТСЯ, ТО ВОЗЬМИ НА СЕБЯ

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ УВИДЕТЬ, ЧТО ОНА ДОЛЖНА БЫТЬСДЕ-

ЛАНА! Мне все равно, кто заслуживает доверия. Этотебе

выгодно хорошо работать. И если ты начинаешьбрать

на себя ответственность за создание своегоотвратитель-

ного босса - бац! - твой босс начиняетменяться!

Я расскажу вам одну историю. Я когда-то работал

в отделе внешних сношений Корпорации Барроу.Мой

босс никогда не улыбался и никогда не поощрял меня.На

протяжении года я делал так мало, как только мог.По-

том я прошел тренинг, и идея, что я создаю своегоговен-

ного босса, показалась мне нелепой. Тем неменее

примерно через месяц я решил попробовать, толькоради

шутки, заставить работать весь отдел. Я вообразил,что

это не Корпорация Барроу, а моя Корпорация -Корпо-

рация Рида.

И я начал работать. Если кто-то не делал своюра-

боту, ее делал я, причем иногда даже так, что этогоникто

не замечал. Я был вроде вредителя, который поночам

ремонтирует машины, вместо того чтобы ихломать.

И вы знаете, через три месяца и мой босс, и моясек-

ретарша работали в два раза лучше. После этого мыс

боссом три или четыре раза в неделю выпиваливместе.

Он по-прежнему не хвалил меня, особо не улыбался,но,

послушайте - мы ведь начали работать.

- Но если я стану работать лучше, - говоритРобби

после долгих колебаний, - это не сделает моего боссамень-

шим болваном.

- Может, и нет, - говорит Мишель, - но этосделает

меньшим болваном тебя. Ты станешь получатьбольше

сыра, а об этом мы и говорим.

- Да, я понимаю. Но ты говоришь, что мы должны

- работать лучше, даже если нам не нравится система,в

которой мы работаем

- Вы ничего не должны. Мы просто пытаемся отве-

тить на вопрос "Кто отвечает за твою хорошуюработу".

Этот твой босс

-Нет.

- А кто

-Я.

- Прекрасно. Я только хочу, чтобы вы увидели и

пережили, что это вы переживаете своего босса какбол-

вана, который ничего не понимает. Это вы отвечаетеза

свою работу. Не обвиняйте тупых, алчных и ленивыхбос-

сов. Это вы выбрали заниматься идиотизмом.

ПРОСНИТЕСЬ! ВЫ - причина всего.

И не забывайте этого...

* * *

На вопрос "Кто это сделал" ответ дан. Правдаос-

вободила одних, но другие, как и предупреждалМишель,

описались.

Вторая половина третьего дня состоит из четырех

длинных процессов. Каждый из них чрезвычайноинте-

ресно пережить. Первый процесс - как долгожданноеос-

вобождение от груза ответственности за Вселенную.В

этом процессе тренер преддаигает ученикамвозможность

обгадить самих себя. Процесс состоит изразыгрывания

коротких нелепых ролей, каждая из которых требуеткри-

ков, жестикуляции и часто противоречит нашимсоциаль-

но принятым ролям. Кажется парадоксальным, что,как

только нас научили брать на себя полнуюответственность

за свою жизнь, мы сразу начинаем дурачиться. Длянеко-

торых это прекрасная возможность раскрепоститься.Для

других это еще труднее, чем процесс опасности, таккак

нас просят оставить все свои действия, достоинство,се-

рьезность, респектабельность.

В двух наиболее трудных ролях женщин просятсыг-

рать крикливого, глупого буйного пьяного, а мужчин-

хорошенькую десятилетнюю девочку, читающуюглупень-

кий игривый стишок про саму себя. Женщин просятбыть

агрессивно-мужественными, а мужчин -кокетливо-жен-

ственными. Во всех ролях учеников просятпронаблюдать,

действительно ли они вошли в роль или застряли ине

могут достичь полного физического выражения.

"ПОДАТЬ ВИСКИ!" - кричат хором двадцать пять

женщин, стоящих перед аудиторией. Затем, обращаяськ

воображаемому таперу в воображаемом западномбаре:

"А НУ, СЫГРАЙ МНЕ НА ЭТОЙ ПИАНИНЕ, КРИВОЙ НОС!"

"Меня зовут не Кривой Нос", - отвечают женщинысами

себе. Затем изображают удар правой: "А ТЕПЕРЬЗОВУТ!"

Аудитория смеется и аплодирует. Но тренернемед-

ленно замечает пятерых затрудняющихся женщин.

- Я вас предупреждал, - говорит он, - то, что выделаете

это на сцене, еще не значит, что вы действительно этоделаете.

Мишель снова тщательно объясняет им роль, кари-

катурно разыгрывая ее, и эти пять женщин по новойна-

чинают представление.

"Подать ВИСКИ!" - кричат они, точнее - четыреиз

них. Одна из женщин - Лилиан - хорошенькаятемново-

лосая женщина, одеревенела, как кукла. Роль сыграна,и

все, кроме Лилиан, возвращаются на свои места.

- Нет, нет, - шепчет Лилиан, обнаружив, чтооста-

лась на сцене одна.

- Я хочу, чтобы на этот раз ты совершеннопереста-

ла быть собой, - говорит Мишель.

- Я не могу, - мягко говорит Лилиан, - этослиш-

ком... я не могу.

Она смотрит то на пол, то на стену. Онасмущена.

- Здесь никого нет, кроме жоп, - говоритМишель.

- Оставь все свои старые действия и начниновые.

- Нет, пожалуйста, я не могу. Отпусти меня, -умо-

ляет Лилиан и порывается уйти.

Мишель встает на ее пути.

- Нет смысла продолжать жить с этим барьером,

Лилиан. Он уже достаточно попортил твою жизнь. Яхочу,

чтобы ты избавилась от него. Я хочу слышать твойкрик,

- его голос тверд и мягко настойчив.

- Я не могу, - мягко говорит она и бросает натрене-

ра перепуганный взгляд.

- Я хочу, чтобы ты только крикнула, - говорит

Мишель, — только крикнула.

- Я не могу, - шепчет Лилиан. Ее глазаналиваются

слезами.

- КРИЧИ! - кричит Мишель.

- Я не могу, - говорит Лилиан громче.

- КРИЧИ, сука немая! - кричит Мишель.

- Я НЕ МОГУ! - громко говорит Лилиан.

- ЧТО - спрашивает Мишель, прикладывая руку к

уху.

- Я не могу, - спокойно повторяет Лилиан.

- Перестань, Лилиан, ты уже почти кричала. Утебя

есть муж

-Да.

- Хорошо. Ты на него кричишь

Лицо Лилиан заливается краской.

- Да, - шепчет она, - но не на людях.

- Не на людях! - громко говорит Мишель.

- Хорошо. Громко скажи "не на людях".

- Не на людях! - громко говорит Лилиан.

- ГРОМЧЕ!

- НЕ НА ЛЮДЯХ!

- ГРОМЧЕ!

- НЕ НА ЛЮДЯХ! - кричит Лилиан.

(Смех и аплодисменты.)

- Грандиозно, - говорит Мишель, - теперь яхочу,

чтобы ты посмотрела мне прямо в глаза и сказаласвоим

самым громким голосом: "Подать ВИСКИ!".

Лилиан, краснея и улыбаясь, смотрит прямо вглаза

Мишелю и говорит: "Подать виски".

- Громче!

- ПОДАТЬ ВИСКИ!

- Прекрасно, Лилиан, спасибо, - говорит Мишель,

провожая ее под громкие аплодисменты. - Ну,мужчины,

теперь ваша очередь...

Теперь на платформе стоят двадцать пять мужчин

и тоненькими голосами читают стишок о том, что уних

есть:

Лукавые глазенки и курносый носик,

Гладенькое тельце, кудрявые волосики,

Маленькие ножки, маленькие пальчики.

Вырасту большая - берегитесь, мальчики!

Во второй группе молодой человек по имени Тэр-

ри. по комплекции похожий на регбиста,затрудняется

покачивать бедрами, когда говорит о своем"гладеньком

тельце". Мишель отпускает всех и оставляет Тэррина

платформе.

- Не могу я сделать это говно, - заявляет Тэрри.Он

явно чувствует себя очень дискомфортно, оставшисьодин

на один с Мишелем, который выглядит карликом посрав-

нению с ним.

- А тут и нечего делать, - говорит Мишель, - укаж-

дого мужчины внутри есть маленькая девочка, и барьерк

ее выражению блокирует целую область. Каждыйгетеро-

сексуальный имеет гомосексуальные элементы, а укаж-

дого гомосексуального есть вытесненнаягетеросексуаль-

ность. Ты видел, как я и двадцать.четыре парняэто

сделали, и все мы выжили. Давай.

Мишель снова повторяет стишок высоким голоском

и поводит бедрами, когда говорит про "гладенькоетель-

це". Он просит Тэрри сделать то же самое. Тэррипытает-

ся, забывает большую часть слов и двигается небольше,

чем статуя. Когда он заканчивает, наступает полнаяти-

шина. Мишель обдумывает ситуацию.

- Хорошо, Тэрри, давай немного упростимзадание,

- говорит Мишель, -я хочу, чтобы ты высокимголоском

сказал: "У меня курносый носик", - и рукой показална

свой курносый носик.

- Я не могу, - мрачно говорит Тэрри.

- Я хочу слышать, как ты скажешь "У меня курно-

сый носик"!

После долгих колебаний Тэрри говорит "У меня

курносый носик" таким низким, глухим и угрюмымголо-

сом, что аудитория смеется.

- Заткнитесь, турки! - рявкает Мишель. - Скоро

ваша очередь, и многие из вас, вероятно, не смогутска-

зать даже "маленькие пальчики". Хорошо, Тэрри,скажи

снова, но мягче и женственнее.

- Я не хочу, - угрюмо говорит Тэрри.

- Я понимаю, Тэрри. Другие тоже не хотели, но

имели достаточно мужества это сделать. Тыпонимаешь

Если ты сомневаешься в своей мужественности, товер-

нейший способ заставить и нас сомневаться в ней -это

оказаться неспособным быть маленькой девочкой.Пол-

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.