WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 58 |

Мы выбрали пример "Розы и Креста" 1622года, потому что настоящие розенкрейцеры, в соответствии с традицией, проявляютсебя не каким-то таинственным посвящением, но углубленным и систематическимизучением мира природы. Следовательно, традиция "Розы и Креста" немногимотличается от традиции современной науки. Сегодня мы начинаем понимать, чтоуглубленное и осмысленное изучение Книги Природы требует большего, нежели то,что мы еще недавно называли "научным умом", и даже большего, нежели то, что мыназываем интеллектом.

"И хотя многие ученые по-прежнемурассматривают своп работы как интеллектуальное соревнование, — писал Роберт Юнг, — некоторые молодые ученыеатомщикинаходят в своих исследованиях почти религиозное решение".

Политические преследования, социальноепринуждение, развитие морального чувства и сознания ужасающей ответственностибудут вынуждать ученых все в большей и в большей степени уходить в "подполье".Не следует думать, что ракетная техника и гигантские ускорители будут впредьнеотъемлемым инструментом исследователя. Подлинно великие открытия всегдаделались простыми средствами с помощью несложного оборудования.

Мы вступаем в эпоху, которая во многомнапоминает начало XVII века, эпоху, когда, быть может, уже готовится новыйманифест 1622 года. Возможно, он уже даже издан, только мы этого незаметили.

Наконец, поразительны неоднократныезаявления розенкрейцеров и алхимиков, будто цель науки превращений — это превращение самого ума. Речьидет не о магии, не о воздаянии свыше, но об открытии таких реалий, которыепринуждают ум исследователя перейти в новое качество. Если мы задумаемся обошеломляющей эволюции интеллекта крупнейших атомщиков, то начнем понимать, чтоже имели в виду розенкрейцеры, Мы живем в эпоху, когда наука на ее высшейступени достигает мира духовных ценностей, преображая самого исследователя иподнимая его ум на более высокий уровень.

То, что происходит с нашими атомщиками,сравнимо с опытом, изложенным в алхимических текстах и традиции розенкрейцеров.Духовный язык — этоотнюдь не лепет, предшествующий научному языку, но, скорее, его завершение. То,что происходит в наше время, могло происходить и в давние времена, на другомплане знания, так что легенда "Розы и Креста" и сегодняшняя действительностьвзаимно освещают друг друга. Нужно смотреть па древнее новыми глазами,— это помогает понятьзавтрашний день.

Уэллс умер обескураженным. Этот могучий умжил верой в прогресс. Но на закате своей жизни Уэллс увидел, что так называемыйпрогресс принимает ужасающие направления. Наука рисковала разрушить мир, былиизобретены самые великие средства уничтожения. "Человек, — сказал в 1945 г. старый,отчаявшийся Уэллс, —дошел до предела своих возможностей". В этот-то момент старый человек, которыйбыл гением научной фантастики, перестал быть современником будущего. Мыполагаем, что человек дошел до предела лишь одной из своих возможностей.Появятся новые перспективы. Вольфганг Паули, всемирно известный математик ифизик; исповедовал в свое время узкую ученость в лучших традициях XIX века. В1932 г. на Копенгагенском конгрессе он напоминал своим ледяным скептицизмом ивластностью Мефистофеля, а в 1955 г этот проницательный ум неожиданно длямногих увлекся идеей внутреннего спасения. Но это — не впадание в религиозныйморализм. Речь идет о подлинно зрелом Понимании перспектив развития самого духанаблюдения эволюция, типичная для многих крупных ученых.

Глава 2. Легенда о девяти неизвестных.

Во второй половине XIX века, на заресовременной эпохи, существовала плеяда отчаянно реакционных мыслителей. Вмистерии социального прогресса они видели обман; в научном и техническомпрогрессе — гонку кпропасти. Меня познакомил с ними Филипп Левастен, новое воплощение героя"Неведомого шедевра" Бальзака и последователь Гурджиева. В то время, читая РенеГенона, пророка антипрогрессизма, и посещая Ланса де Васто, вернувшегося изИндии, я был близок к тому, чтобы из духа протеста примкнуть к идеям этихмыслителей. Происходило это в послевоенные годы. Эйнштейн только что отправилсвою знаменитую телеграмму: "Наш мир перед лицом кризиса, еще не замеченноготеми, кто обладает властью принимать великие решения во благо или во зло.Спущенная с цепи сила атома изменила все, кроме нашей привычки мыслить, и мыплывем по течению к грандиозной катастрофе. Мы, ученые, которые освободили этунеобъятную силу, несем тяжелейшую ответственность в этой всемирной борьбе зажизнь или смерть, мы обязаны изучать атом во имя блага человечества, а не радиего уничтожения. Федерация американских ученых присоединяется ко мне в этомпризыве. Мы просим вас поддержать наши усилия, чтобы заставить Америкупочувствовать, что судьба человеческого рода решается сейчас, сегодня, в этуминуту. Нам срочно требуются двести тысяч долларов для финансированиянациональной кампании, которая дала бы человечеству знать, что если оно хочетвыжить и достигнуть более высокого уровня, нужен особый образ мышления. Этотпризыв я направляю вам лишь после долгого размышления о необъятном кризисе,перед которым мы оказались. Прошу выслать чек на мое имя, председателюЧрезвычайного Комитета Ученых-атомщиков, в Принстон, Нью-Джерси. Мы просимвашей помощи в этот роковой момент, как знак того, что мы, люди науки, неодиноки".

Я подумал, что мои учителя предвидели этукатастрофу и что двести тысяч долларов здесь не помогут. Как говорил Блан деСент-Бонне: "Человек — дитя препятствий", ибо Бог предложил человеческому духупрепятствие в виде материи. Современники же, эмансипированные от принципов,захотели устранить это препятствие, и, стремясь победить материю, подошли квратам ада.

Две тысячи лет назад Ориген превосходносказал, что "материя поглотительница несправедливости". Но несправедливостьнашего века давно уже перехлестывает через край, и никакой Чрезвычайный Комитетее не впитает.

Древние, несомненно, были столь же глупы,как и мы, но их мудрость как раз и заключалась в том, что они знали об этом ипотому сдерживали себя в определенных границах. Одна папская булла осуждаетупотребление треноги, предназначенной для укрепления лука: эта машина,увеличивающая естественные данные лучника, делает бой бесчеловечным. Булласоблюдалась на протяжении двухсот лет. Роланд Ронсельский, убитый толпамисарацинов, воскликнул: "Будь проклят трус, который изобрел оружие, способноеубивать на расстоянии". Ближе к нашему времени, в 1775 г., французский инженерДю Перрон представил молодому Людовику XVI "военный орган", приводимый вдействие рукояткой, который выбрасывал одновременно 24 пули. Этот инструмент,прототип современных пулеметов, изобретатель сопроводил инструкцией. Но машинапоказалась королю и его министрам Мальзербу и Тюрго такой убийственной, чтобыла отвергнута, и ее изобретателя сочли врагом человечества.

В неуемном стремлении к эмансипации мыэмансипировали саму войну, которая прежде была инструментом защиты илинападения для некоторых, а теперь стала проклятием для всех..

В то время я мечтал опубликовать антологию"реакционных мыслителей", голоса которых были заглушены в их время хоромромантических прогрессистов. Эти писатели, шедшие против течения, эти пророкиАпокалипсиса, возопившие в пустыне, звались Бланк де Сент-Боннэ, Эмиль Монтегю,Альбер Сорель, Донсо Кортес и др. В духе бунта, близкого к голосу предков, ясотворил памфлет под названием "Время убийц" совместно с Олдосом Хаксли иАльбером Камю. Американская пресса откликнулась на этот памфлет, где ученые,военные и политики подвергались сильным нападкам, и выражалось пожеланиеорганизовать Нюрнбергский процесс для всех, кто создает техникуразрушения.

Сегодня я думаю, что все не так просто— повороты истории неслучайны. Однако в беспокойное послевоенное время это течение мысли оставилосверкающий след в океане страхов, в который были погружены интеллигенты, нежелавшие быть "ни жертвами, ни палачами". И правда, после телеграммы Эйнштейнадело только ухудшилось. "То, что есть в портфеле у ученых ужасающе",— сказал Хрущев в1960 г. — "Они кончаттем, что все взорвут".

После яростной критики Олдоса Хаксли в"Контрапункте" и "Отважном новом мире" оптимизм в отношении науки былокончательно развеян. В 1951 г. американский химик Энтони Стэнден опубликовалкнигу под названием "Наука Священная Корова", где протестовал противпревращения науки в фетиш. В октябре 1953 года знаменитый профессор права изАфин, О. Деспотопулос, адресовал ЮНЕСКО манифест, где требовал если непрекращения научного развития, то хотя бы его засекречивания. "Исследования,— предлагал он,должны быть впредь доверены совету ученых, избранных во всех странах мира иобязанных хранить молчание". Эта идея, как бы утопична она ни была, не лишенаинтереса. Она описывает возможность будущего и, как мы видим сейчас, совпадаетс одной из великих традиций ушедших цивилизаций. В другом письме, которое онадресовал нам в 1957 г., профессор Деспотопулос уточнил свою мысль: "Наука оприроде — одно изнаиболее достойных достижений в истории человечества. Но высвобождая силы,способные уничтожить это человечество, с точки зрения морали она перестает бытьтем, чем была прежде. Различие между "чистой наукой" и ее техническимприменением сегодня настолько поразительно, что уже нельзя говорить о науке како ценности в себе. Более того, в некоторых наиболее важных направлениях наукастановится негативной ценностью в той мере, в какой она выходит из-под контролясовести и распространяет свое пагубное влияние по воле лиц, наделенных властьюи несущих политическую ответственность.

Не исключено, что в других цивилизацияхимело место не отсутствие науки, а ее засекречивание. Таково, как нам кажется,происхождение Легенды о Девяти Неизвестных.

Традиция Девяти Неизвестных восходит кимператору Ашоке, который царствовал в Индии с 273 г. до н.э. Он был внукомЧандрагупти, первого объединителя Индии. Полный честолюбия, как его дед, трудыкоторого он хотел продолжить, он предпринял завоевание страны Калинга, котораяпростиралась от нынешней Калькутты до Мадраса. Народ Калинги оказалсопротивление и потерял в битве ТЫСЯЧУ человек. Вид такого множества убитыхпотряс Ашоку, и ему открылся весь ужас войны. Он отказался от плановдальнейшего присоединения еще не подчинившихся ему стран, заявив, что подлинноезавоевание состоит в том, чтобы объединить сердца людей законом долга иблагочестия, потому что Богу угодно, чтобы все одушевленные существа жили вбезопасности, мире и счастье, пользовались свободой располагатьсобой.

Обращенный в буддизм, Ашока примеромсобственной добродетели распространил эту религию по всей Индии и всей своейимперии, которая протянулась до Малайзии, Цейлона и Индонезии. Затем буддизмраспространился в Непале. Тибете, Китае и Монголии. Тем не менее Ашока уважалвсе религиозные секты. Он проповедовал вегетарианство, установил "сухой закон"и запретил жертвоприношения животных. В своей "Краткой всемирной истории" Г.Уэллс пишет: "Среди десятков тысяч имен монархов, сгрудившихся на страницахистории, имя Ашоки сверкает одинокой звездой".

Говорят, что, умудренный ужасами войны,царь Ашока решил навсегда запретить людям использование разума во зло. В егоцарствование была засекречена наука о природе, о прошлом и будущем.Исследования, начиная от строения материи до техники коллективной психологии, сэтого времени скрываются на протяжении двадцати двух веков за мистическим ликомнарода, который весь мир считает не занимающимся более ничем, кроме экстаза исверхъестественного. Ашока основал самое могущественное тайное общество наземле — обществоДевяти Неизвестных.

Говорят еще, что важнейшие лица,ответственные за судьбу современной Индии и такие ученые, как Боз и Рам верят всуществование Девяти Неизвестных и даже получают от них советы и послания. Лишьостается гадать о степени могущества тайн, обладателями которых могут бытьдевять человек, пользующихся непосредственно опытом, трудами, документами,собранными в течение двух десятков веков. Каковы цели этих людей Вероятно— не допустить, чтобысредства уничтожения попали в руки профанов. Продолжить исследования,благодетельные для человечества.

Внешние проявления Девяти Неизвестныхредки. Одно из них связано с судьбой одного из самых таинственных людей Запада— папы Сильвестра II,известного также под именем Герберта из Орийака. Родившийся в Оверни в 920 г.,умерший в 1002 г., Герберт был монахом-бенедиктинцем, преподавателем Реймскогоуниверситета и папой милостию императора Оттона III. Он прожил некоторое времяв Испании, потом таинственное путешествие привело его в Индию, где он почерпнулразличные познания, изумившие его окружение. Так, в его дворце была бронзоваяголова, которая отвечала "да" или "нет" на. вопросы о политике и общемположении христианства. По словам Сильвестра II (том СХХХIХ "Латинскойпатерологии" Миня). этот способ был очень прост и соответствовал двоичномуисчислению. Речь идет об автомате, аналогичном нашим современным двоичныммашинам. Эта "магическая голова" была уничтожена после его смерти, и знания,принесенные им, тщательно скрыты. Нет сомнений, что в Ватиканской библиотекехранится немало сюрпризов для исследователей, которые, быть может, когданибудьполучат возможность с ними ознакомиться.

Соприкасались ли другие европейцы собществом Девяти Неизвестных Лишь в XIX веке этой тайны вновь коснулся в своихкнигах французский писатель Луи Жаколио.

Жаколио был французским консулом вКалькутте при Второй Империи. Он написал несколько научно-фантастическихроманов, сравнимых по масштабу мысли с произведениями Жюля Верна. Кроме того,он оставил после себя библиотеку редчайших книг, посвященных великим тайнамчеловечества. Но это исключительное собрание было растаскано по ниткемножеством оккультистов. Совершенно забытый во Франции, он знаменит вРоссии.

Жаколио категоричен: общество ДевятиНеизвестных — этореальность. И поразительно, что в связи с этим он упоминает о технике,совершенно невообразимой в 1860 г.: высвобождение энергии, стерилизацияпосредством излучения и психологическая война.

Иерзен, один из ближайших сподвижников Ру иПастера, по-видимому, получил сообщение о биологических тайнах во времяпутешествия в Мадрас в 1890 г., и, следуя данным ему указаниям, создалсыворотку против чумы и холеры.

Впервые история Девяти Неизвестных былаобнародована в 1927 г. в книге Талбота Мэнди, который в течение 25 лет служил ванглийской полиции Индии. Его книга — это полуроман — полурасследование. ДевятьНеизвестных используют символический язык. Каждый из них обладает Книгой,которая содержит подробное описание определенных наук и постояннодополняется.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.