WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 58 |

Посещали ли Землю исследователи доизвестной человеческой истории Индийская легенда рассказывает о ВластителяхДзиан, прибывших извне, чтобы принести землянам огонь и лук со стрелами.Зародилась ли жизнь на Земле сама или была привнесена пришельцами из космоса"Прибыли ли мы извне вопрошает биолог Лорен Эйсли. — Готовимся ли вернуться с помощьюнаших машин" (Большая часть астрономов и теологов считает, что земная жизньначалась на Земле. Иного мнения астроном из Корнельского университета, докторТомас Голд. В докладе, прочитанном в 1960 году в Лос-Анжелесе, на конгрессе попроблемам космоса, Голд высказал предположение, что жизнь, возможно,существовала в другой части Вселенной на протяжении миллиардов лет до того, какпустила корни на Земле. Каким образом она была занесена сюда, начав свое долгоевосхождение к человеку, Быть может, космическими кораблями Голд обратилвнимание на тот факт, что жизнь существует на земле в течение примерномиллиарда лет. А начиналась она с простейших форм микробов. По мнению Голда,через миллиард лет на планете могут появиться достаточно разумные существа,чтобы суметь отправиться дальше в космос, посещая плодородные, но девственныепланеты, и, в свою очередь, оплодотворяя их. Такое развитие событий вполневероятно — нормальноеначало жизни на всякой планете, включая Землю. "Пришельцы, — говорит Голд, — могли посетить Землю миллиардлет назад, и оставленные ими формы жизни уже развились до такого уровня, чтомикробам вскоре предоставится другой агент (космические путешественники),способный распространить их дальше". Что произойдет с другими галактиками,плавающими в космосе за пределами Млечного Пути Голд один из приверженцевтеории бесконечности Вселенной. В таком случае, когда же началась жизнь Теориябесконечной Вселенной утверждает, что пространство не имеет границ, время— начала и конца.Если жизнь переходит от древних галактик к новым, то ее история может восходитьк вечности).

И еще о небе: звездная динамикапоказывает, что ни одна звезда не может "взять в плен" другую. Двойные илитройные звезды, наблюдаемые на небе, должны, поэтому, иметь одинаковый возраст.Но спектроскопия свидетельствует об обратном. Один белый карлик древностью вдесять миллиардов лет сопровождает, например, красного гиганта возрастом в тримиллиарда лет. Это невозможно, однако это так. Мы с Бержье опросили множествоастрономов и физиков. Некоторые — и их немало — не исключают гипотезы о разумном, волевом выведении на свои местаэтих групп звезд. Перемещения звезд и их искусственное соединение дают такимобразом знать Вселенной, что жизнь существует в таком-то районе неба для вящейславы разума.

В своем удивительном предостережении опредстоящем слиянии духовного и материального Блан де Сент-Бонне (малоизвестныйфранцузский философ (18151880). Главное произведение "Духовноеединство").писал: "Религия будет нам доказана через абсурд. Это не будет большеневедомая доктрина, которую придется выслушать, это не будет неуслышанная,кричащая совесть —нет, факты заговорят в полный голос. Истина покинет высоты слова, она войдет вхлеб, который мы едим. Свет будет огнем!" Обескураживающая мысль о том, чторазумное человечество, вероятно, не одиноко во Вселенной, соединяется с мыслью,что мы способны посещать иные, отличные от нашего миры, понимать их законы,путешествовать и, некоторым образом, работать по ту сторону зеркала. Этафантастическая просека была прорублена математическим гением. Недостатоклюбопытства и знания заставил нас принять опыт поэзии, начиная с Рембо, заосновной факт интеллектуальной революции современного мира. Но основной факт— это взрывноеразвитие математики, что хорошо подметил Валери.

Теперь человек стоит перед собственнымматематическим гением как перед обитателем иных миров. Современныематематические сущности живут, развиваются, оплодотворяют друг друга в этихнедоступных, чуждых всякому человеческому опыту мирах. В романе "Люди как боги"Г. Уэллс предполагает, что существует столько же вселенных, сколько страниц вбольшой книге. Мы обитаем только на одной из этих страниц. Но математическийгений пронизывает ее всю насквозь — он являет собой действительную и безграничную мощь человеческогомозга. Так, путешествуя по другим вселенным, он возвращается, заполучивдейственные орудия для преобразования собственного мира.

Он может одновременно и быть, идействовать. Например, математик изучает теории пространств, требующих двухполных оборотов для возвращения к исходной точке. Но именно эта работа,совершенно, казалось бы, чуждая всякой деятельности в нашей сфересуществования, позволяет обнаружить свойства и законы поведения элементарныхчастиц в микроскопических пространствах и тем самым развивать ядерную физику.Математическая интуиция, открывающая путь к другим вселенным, изменяет также инашу. Математический гений, такой близкий к гению чистой музыки, оказывает инаиболее сильное воздействие на материю.

Наконец, доведя математическую мысль довысшего уровня абстракции, человек заметил, что она, эта мысль, возможно, и неявляется исключительно его прерогативой. Он обнаружил, что насекомые, например,воспринимают недоступные ему свойства пространства и что существует, должнобыть, универсальная математическая мысль, поднимаемая высшим разумом до такогоуровня, когда она охватывает все живое...

В этом мире, где человек ни в чем неуверен — ни в себесамом, ни в своем окружении, определяющем для него законы и факты, — с удивительной быстротойрождается новая мифология. Кибернетика обусловила мысль о слабостичеловеческого разума перед разумом электронного мозга, и подавленный этимрядовой человек смотрит на зеленый глазок "мыслящей машины" с таким же страхом,с каким древний египтянин смотрел на сфинкса. Атом восседает на Олимпе смолнией в руке. Едва начали строить французскую атомную станцию в Маркуле, какокрестные жители решили, что их помидоры погибнут. Бомба разладила наше время,заставив рожать чудовищ. Литература, называемая научнофантастической,насыщеннее, чем литература психологическая, и составляет современную Одиссею, смарсианами и сверхчеловеками. И уже такой вот метафизический Улисс возвращаетсядомой, победив пространство и время.

К вопросу "Одни ли мы" добавляется вопрос"Последние ли". Остановится ли эволюция на человеке Не формируется ли ужевысшее существо Или, может, оно уже среди нас И каким его нужно представлять:как автономное или как коллективное существо, целую человеческую массу, товолнующуюся, то застывающую, целиком достигшую сознания своего единства иподъема В "эпоху масс" индивидуальность умирает, но для передачи духовнойтрадиции это спасительная смерть — смерть как условие истинного рождения. Индивидуальность умираетдля человеческого сознания, чтобы родиться для Сознания Космического. Оначувствует, что на нее оказывается колоссальное давление, и должна умереть, либосопротивляясь, либо повинуясь.

Если присмотреться, все это лучше отражаетглубину мыслей и направленность сегодняшнего человека, чем анализнеонатуралистического романа или политикосоциальные исследования. Скоро мыувидим, как тот, кто присвоит себе функции наблюдателя, смотрящего на новоепрежними глазами, будет испепелен молнией фактов.

В этом мире, открытом для необычного,человек на каждом шагу наталкивается на вопросительные знаки, такие жеогромные, какими были допотопные животные и растения. Они ему не по росту. Нокаков на самом деле его рост Семантика и психология развивались медленнее, чемфизика и математика. И человек XIX века вдруг оказался лицом к лицу с другиммиром. Но разве человек социологии и психологии XIX века — настоящий человек Ничуть небывало. После интеллектуальной революции, названной "Рассуждением о методе",после рождения наук и энциклопедического духа, после весомого вкладарационализма XIX века мы живем в момент, когда размах и сложность открывшейсядействительности с необходимостью должны потребовать от ума такой позиции,которая кардинально отличалась бы от вчерашней. Вторжению внешнегофантастического должно соответствовать и исследование фантастическоговнутреннего. Существует ли внутреннее фантастическое И то, что сделал человек,не является ли проекцией того, что он представляет собой, или того, чем онстанет Этим-то исследованием внутреннего фантастического мы и займемся. Или покрайней мере постараемся дать почувствовать, что это исследование необходимо, иопишем его метод.

Естественно, у нас нет ни времени, нисредств для проведения измерений и экспериментов, которые казались бы намжелательными и которыми, возможно, займутся более квалифицированныеисследователи. Особенность нашей работы не в том, чтобы измерять иэкспериментировать. Более всего нам важно собрать ФАКТЫ и обнаружить те связимежду ними, которыми официальная наука порой пренебрегает или которым онаотказывает в праве на существование. Такой подход может показаться необычнымили вызвать подозрение. Тем не менее он приводил к крупным открытиям. Дарвин,например, действовал не иначе, как собирая и сравнивая сведения, которыми дотех пор не интересовались. Точно так же, сохраняя все соответствия, мынаблюдали, как по ходу нашей работы рождается теория внутреннего мирадействительного человека, тотального разума и бодрствующегосознания.

Эта работа не полна — нам потребовалось бы лишнихдесять лет, чтобы довести ее до конца. Кроме того, мы даем только ее резюме,или, вернее, ее образ, чтобы не отбить охоту, поскольку рассчитываем насвежесть мысли читателя, стараясь все время удерживать его в этомсостоянии.

Тотальный разум, бодрствующее сознание— кажется, человекдвижется к этим весомым завоеваниям возрождающегося мира, требующего преждевсего отказа от свободы. — Но свобода для чего — спрашивал Ленин. Свобода бытьтолько тем, чем был, и в самом деле постепенно отнимается у него. Единственнаясвобода, которая вскоре будет ему предоставлена, — это свобода становиться другим,переходить в высшее состояние ума и сознания. Эта свобода по своей природе непсихологическая, а, по крайней мере, мистическая, если пользоваться старымисхемами, вчерашним языком. Мы думаем, что факт цивилизации, в определенномсмысле, заключается в распространении влияния так называемой мистики на этуЗемлю, дымящую заводами и вибрирующую от ракет, на все человечество. Мы увидим,что это влияние —практическое, что оно в некотором роде — "второе дыхание", необходимоелюдям, чтобы подчиниться ускорению судьбы Земли. "Бог создал нас возможноменьшими. Свобода —это власть быть причиной, это заслуженная способность переделывать самогосебя".

Глава 2. Внутреннее фантастическое.

Литературный критик и философ Альбер Бегенутверждал, что Бальзак был скорее визионером, нежели наблюдателем. Эта гипотезакажется мне верной. В восхитительной новелле "Реквизиционер" Бальзакпредвосхищает рождение парапсихологии, которое произойдет во второй половинедвадцатого века, создав точную науку из изучения "психической силы" человека:"Точно в тот час, когда мадам де Дей умирала в Карантане, ее сын был расстрелянв Морбиане. Мы можем присоединить этот трагический факт ко всем наблюдениям надсвязями, презирающими законы пространства; собираемые с любознательностьюученых несколькими одинокими людьми, эти документы послужат когда-нибудь длясоздания основ новой науки, которой до сегодняшнего дня не хватало гениальногочеловека." В 1891 году Камилл Фламмарион за ноябрь 1891 г. заявил: "Конецнашего века напоминает конец предыдущего. Ум чувствует себя утомленнымзаявлениями философии, называющей себя позитивной. Нетрудно угадать, что онаошибается... Сократ говорил: "Познай самого себя!" На протяжении тысяч лет мыузнали огромное количество вещей, за исключением того, что интересует насбольше всего. Кажется, что современная тенденция человеческой мысли состоит,наконец, в том, чтобы следовать этому изречению Сократа".

К Фламмариону в обсерваторию Жювизи раз вмесяц приезжал Конан-Дойль, чтобы вместе с астрономом изучать явленияясновидения, привидений, материализации духов, вообще говоря — сомнительное. Фламмарион верил впривидения, а Конан-Дойль коллекционировал "фотографии фей". "Новая наука",которую предчувствовал Бальзак, не родилась, но нужда в ней становиласьочевидной. Виктор Гюго прекрасно сказал в своем этюде о Шекспире: "В каждомчеловеке есть свой Патмос (остров в архипелаге Южный Спорад, в Эгейском море,где св. Иоанн писал свой Апокалипсис). Он волен идти или не идти на тот жуткийпик мысли, откуда виднеется мрак. Если он не идет туда, он останется в обычнойжизни, в обычном сомнении — и это хорошо. Для внутреннего покоя это, несомненно, самоелучшее. Если же он идет на эту вершину, он уже захвачен. Чудеса чередойявляются ему. Никому не дано безнаказанно видеть этот океан... Он остерегаетсяэтой влекущей пропасти, зондирования неисследованного, самоустранения от почвыи жизни, входа в запретный мир, ощущения неосязаемого, взгляда в невидимое. Носнова и снова возвращается к нему, касается его локтем, наклоняется над ним,делает шаг, другой, и так проникает в непроницаемое, уходя в безграничноерасширение бесчисленных свойств".

Что касается меня, то еще в 1939 году яимел точное представление о науке, которая безупречно свидетельствовала бы овнутреннем мире человека, побуждала ум к новым размышлениям о природе знания и,подбираясь все ближе к цели, в конечном счете изменила методы научногоисследования во всех областях. Мне было 19 лет, и война прервала меня как разтогда, когда я решил посвятить свою жизнь созданию психологии и физиологиимистических состояний. В этот момент я прочел в "Нувель Ревю Франсэз" эссе ЖюляРомена "Ответ на самый важный вопрос", которое неожиданно укрепило мою позицию.Это эссе тоже оказалось пророческим. После войны и в самом деле родилась наукао психике, парапсихология, вполне оформившаяся сегодня, в то время как дажевнутри таких официальных наук, как математика и физика, мысль некоторым образомразвивается в ином направлении.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.