WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 58 |

Гитлер говорил как ясновидец. Он построилдля себя биологическую мистику или, если угодно, мистическую биологию, ставшуюосновой для его вдохновения. Он придумал себе личную терминологию. "Ложнаядорога ума" означала пренебрежение человека к своему божественному призванию.Приобретение "магического видения" представлялось ему целью человеческойэволюции. Он верил, что сам уже находится на пороге этого магического знания,источника его нынешних и предстоящих успехов. Один мюнхенский" (точнее, немюнхенский, а австрийский; речь идет о Гербигере, которого имеет в видуРаушнинг) "профессор того времени написал, помимо научных работ, несколькодовольно странных эссе о первобытном мире, об образовании легенд, о толкованииснов у племен первых эпох, об их интуитивных знаниях и о роде превосходящейэнергии, используемой ими для изменения законов природы. В этом нагроможденииупоминался также глаз циклопа, глаз во лбу, который затем атрофировался, чтобыобразовать шишкообразную железу в мозге. Такие идеи завораживали Гитлера. Онлюбил в них погружаться. Он не мог объяснить себе чудо своей собственной судьбыиначе как действием весьма скрытых сил. Он приписывал себе сверхчеловеческоепризвание: возвестить человечеству новое евангелие.

"Род человеческий, — говорил он, — испытал на себе с самого своегозарождения чудесный циклический опыт. Он проходил испытания, совершенствуясь изтысячелетия в тысячелетие. Солнечный период человека (т. е. период, находящийсяпод влиянием Солнца; высшие периоды находятся под влиянием туны, когда онаприближается к Земле — Л. П., Ж. Б.) приходил к своему концу; уже можно было различитьпервые черты сверхчеловека. Намечалась новая порода, которая должна былаоттеснить прежнее человечество. Точно так же, следуя бессмертной мудростидревних нордических народов, мир должен был постоянно омолаживаться посредствомкрушения отживших в сумерках богов, точно так же, как и в древних мифологияхсолнцестояния представляли символ жизненного ритма не в виде прямойпродолжающейся линии, а в виде спирали; и человечество также прогрессировалосерией скачков и возвращений".

"Когда Гитлер обращался ко мне,"— продолжаетРаушнинг, — "онпытался выразить свое призвание провозвестника нового человечества врациональных и конкретных выражениях. Он говорил: "Творение не завершено.Человек явно подходит к новой фазе превращения. Прежняя человеческая порода ужевступила в стадию гибели, выживут лишь немногие. Человечество восходит на новуюступень каждые 700 лет, и ставка в борьбе, еще более длительной, пришествиеСына Божьего. Вся творческая сила будет сконцентрирована в новой породе. Дверазновидности будут быстро эволюционировать, противостоя друг другу. Однапогибнет, другая разовьется. Она бесконечно далеко превзойдет современногочеловека... Понимаете теперь глубокий смысл нашего национал социалистическогодвижения Тот, кто понимает национал-социализм только как политическоедвижение, тот не очень-то много знает..."

* * *

Раушнинг, как и многие другие наблюдатели,не связал расовую доктрину с общей системой Гербигера. Но они, безусловно,определенным образом связаны. Расовая доктрина составляет часть нацистскогоэзотеризма, и мы увидим его другие аспекты. Был расизм пропагандистский, онописан историками и осужден выражающей общественное мнение официальнойюриспруденции. Но был и другой расизм, более глубокий и куда более ужасный. Оностался непонятым историками и народами, и между этим расизмом с одной стороны,и его жертвами и судьями — с другой, не могло быть общего языка. Вот как онвыглядел.

В этот земной и космический период, где мынаходимся в ожидании нового цикла, который определит на Земле новые мутации,пересортировку пород и возвращение к великану-магу, человеку-богу, — в этот период на земном шаресуществуют породы людей, возникшие в различные фазы вторичной, третичной ичетвертичной эпох. Были фазы восхождений и фазы падений. Некоторые, периодыотмечены печатью вырождения, другие же являются провозвестниками будущего,несут в себе его зародыш. Люди не одинаковы, поскольку они — не потомки великанов. Онипоявились после создания великанов, которые, в свою очередь, были тоже созданымутацией. Но и это среднее человечество тоже не принадлежит кодной-единственной породе. Есть настоящее человечество, призванное пережитьбудущий цикл и одаренное психическими органами, нужными ему для того, чтобыиграть свою роль в уравновешивании космических сил, и предназначенное дляэпопеи с Высшими Неизвестными будущего. И есть другое человечество — это люди только по внешнемувиду, не заслуживающие этого названия, которые родились на Земле в низкие итемные эпохи. когда после крушения спутника огромные части земного шара былитолько сплошной пустынной лужей. Они, несомненно, были созданы вместе сползучими и мерзкими существами, выражавшими жизнь падших. Цыгане, негры иевреи — не люди вдействительном смысле слова. Родившиеся после падения третьей луны в результатенеожиданной мутации, как и в связи со злосчастными "перебоями" жизненной силы,в порядке наказания, эти "новые" создания (в особенности, евреи) подражаютчеловеку и ревнуют его, но не принадлежат к его породе. "Они так же далеки отнас, как породы животных от подлинной человеческой породы", — так буквально сказал Гитлеружаснувшемуся Раушнингу, обнаружившему внезапно у фюрера еще более безумноевидение, чем у Розенберга и всех теоретиков расизма. "Это не значит,— уточнил Гитлер,— что я называю евреяживотным. Евреи гораздо дальше от животного, чем мы". Поэтому уничтожить еврея— вовсе не значитсовершить преступление против человечества: евреи не являются частьючеловечества. "Это —существо, чуждое естественному порядку".

Именно поэтому некоторые заседания суда вНюрнберге были лишены смысла. Судьи не могли вести никакого диалога с теми, ктобыл ответствен за преступления, и которые к тому же по большей части исчезли,оставив на скамье подсудимых лишь исполнителей. Два мира присутствовали там, несоприкасаясь друг с другом. Это было все равно что пытаться судить марсиан,исходя из основ человеческой цивилизации. Это и были марсиане. Они принадлежалик миру, отделенному от нашего, известного нам на протяжении шести или семивеков. Цивилизация, полностью отличная от того, что принято называтьцивилизацией, упрочилась в Германии за несколько лет, а мы и не отдавали себе вэтом отчета. Ее инициаторы не имели в основном никакой интеллектуальной,моральной или духовной связи с нами. Помимо внешних форм, они в остальном былинам так же чужды, как аборигены' Австралии (в действительности те гораздоближе). Нюрнбергские судьи старались не замечать, что они столкнулись с этойреальностью. В известной мере речь и в самом деле шла о том, чтобы наброситьпокрывало на эту реальность, чтобы она исчезла под ним, как при фокусеиллюзиониста. Речь шла о поддержании постоянства и универсальностигуманистической картезианской цивилизации, и требовалось лишь, чтобы обвиняемыедобровольно или силой были включены в эту систему. Это было необходимо. Речьшла о поддержании в равновесии западного сознания. Понятно, что мы и не думаемотрицать благодетельность Нюрнбергского трибунала. Мы лишь делаем раскопки длянескольких любителей, умудренных опытом и снабженных масками.

Наш ум отказывается допустить, чтонацистская Германия воплотила цивилизацию, не имеющую ничего общего с нашей.Именно это, и ничто иное, оправдывает последнюю войну, одну из немногих,известных нам в истории, где ставка действительно была крайне существенной.Должно было восторжествовать одно из двух пониманий человека, Неба и Земли— гуманистическое илимагическое. Сосуществование было невозможным, в то время как легко себепредставить сосуществующими марксизм и либерализм: они покоятся на одном и томже основании, они принадлежат к одному и тому же миру. Но мир Коперника— это не мир Плотина;они противостоят друг другу в самой своей основе, и это верно не только в планетеоретическом, но и в плане социальной, духовной, интеллектуальной,эмоциональной жизни.

Сохранившееся у нас детское воспоминание оразличии между "цивилизованным человеком" и тем, кто им не является, мешает намсделать страшное допущение, что за Рейном в кратчайший срок могла возникнутьиная цивилизация. Чтобы почувствовать это, нам нужны головные уборы из перьев,тамтамы, хижины. Но гораздо легче было бы сделать "цивилизованным" колдунаплемени банту, чем связать с нашим гуманизмом Гитлера, Гаусхофера илиГербигера. Однако германская техника, германская наука, германская организация,сравнимые с нашими, скрывали от нас эту точку зрения. Потрясающая новизнанацистской Германии в том, что магическая мысль впервые взяла себе в помощникинауку и технику.

Интеллигенты, поносящие нашу цивилизацию иобращающиеся к духу древних лет, всегда были врагами технического прогресса— например, РенеГенон, Гурджиев или бесчисленные индусы. Но нацизм был средой, где магическийдух захватил очаги технического прогресса. Ленин говорил, что "социализм— это советскаявласть плюс электрификация всей страны". Гитлеризм — это, в известном смысле, магияплюс бронированные дивизии.

Одно из самых прекрасных произведений нашейэпохи называется "Марсианские хроники" Рэя Брэдбери. Этот человек, страшившийсяцивилизации роботов, полный гнева и милосердия, — не автор научной фантастики, каксчитают во Франции, а религиозный художник. Он выбирает темы, пользуясь самымисовременными соображениями, но если он предлагает читателю путешествия вбудущее и в Космос, то лишь затем, чтобы раскрыть внутреннюю сущность человекаи свое нарастающее беспокойство.

В начале "Марсианских хроник" людизапускают первую межпланетную ракету. Она достигнет Марса и установит впервыеконтакты с другими разумными существами. Мы в январе 1999 г.: "Мгновениемраньше была зима в Огайо, с его закрытыми дверьми и окнами, со стеклами,подернутыми инеем, с бахромой сосулек на краях крыш... Потом долгая волна жарыподмела городок. Волна обжигающего воздуха, как если бы раскрыли дверцудуховки. Горячее дыхание коснулось домов, кустарников, детей. Сосульки,отвалившись и разбившись, стали таять. Ракетное лето. Новость распространяласьиз уст в уста в больших открытых домах. Ракетное лето. Обжигающее дыханиепустыни растворяло на окнах ледяные арабески... Снег, падавший с холодного небана город, превращался в горячий дождь прежде, чем достигал земли. Ракетноелето.

Стоя у дверей, где вода струилась у самогопорога, жители смотрели, как алело небо..." То, что произошло потом с людьми вкниге Брэдбери, будет печальным и горестным, потому что автор не думает, чтопрогресс душ может оказаться связанным с прогрессом вещей. Но в прологе онописывает это "ракетное лето", делая акцент на архетипе человеческой мысли— обещании вечнойвесны на Земле. В тот момент, когда Человек касается небесной механики изаводит новый мотор, здесь, на Земле, происходят великие перемены. Всеотражается во всем. В межпланетных пространствах, где с этих пор проявляет себячеловеческий разум, происходит цепная реакция, влияющая на земной шар, гдеменяется температура. В тот момент, когда человек завоевывает не только небо,но и "то, что по ту сторону неба", в момент, когда происходит великаяматериальная и духовная революция во Вселенной, когда цивилизация перестаетбыть человеческой и становится космической, все меняется и наЗемле.

Стихии больше не подавляют человека, вечнаясладость, вечное тепло обволакивают шар. Лед, призрак смерти, побежден. Холодотступает. Обещание вечной весны исполнится, если человечество выполнит своюбожественную миссию. Если оно вольется во всемирное Все, вечно теплая ицветущая Земля будет его вознаграждением. Силы холода, являющиеся силамиодиночества и лишения, будут побеждены силами огня.

Ассимиляция огня с духовной энергией— это уже другойархетип. Тот, кто несет в себе эту энергию, несет в себе огонь. Каким быстранным это ни казалось, но Гитлер был убежден, что там, где он продвигаетсявперед, холод отступает. Это мистическое убеждение отчасти объясняет то, как онруководил кампанией в России.

Гербигерианцы, заявившие, что они способныпредсказать погоду на всей планете на месяцы и даже годы вперед, провозгласили,что зима предстоит довольно мягкая. Но было и другое: вместе с теми, ктоверовал в вечный лед, Гитлер был глубоко убежден, что он заключил союз схолодом и что снега русских долин не смогут задержать его продвижение.Человечество под его руководством войдет в новый цикл огня. И оно входило. Зимаотступает перед легионами — носителями пламени.

Хотя фюрер уделял исключительное вниманиематериальному снабжению своих войск, он дал солдатам для русской кампаниитолько жалкое дополнение к одежде: шарф и пару перчаток.

А в декабре 1941 г. термометр внезапноопустился ниже сорока. Предсказания оказались ложными, пророчества неосуществились, стихии восстали, звезды в своем движении вдруг пересталиработать на "мессию". Лед торжествовал над огнем. Автоматическое оружиеотказало, когда смазка замерзла. Синтетическое топливо разлагалось в баках поддействием холода на два негорючих компонента. В тылу застывали локомотивы. Людиумирали в шинелях и в форменных ботинках. Самое легкое ранение приговаривало ихк смерти. Тысячи солдат, присев на землю, падали с отмороженными задами. Гитлеротказывался верить этому первому разногласию между мистикой и реальностью.Генерал Гудериан, рискуя быть разжалованным и даже казненным, вылетел в Берлин,чтобы ввести фюрера в курс дела и просить дать приказ оботступлении.

"Холод, — ответил Гитлер, — это мое дело. Атакуйте". Таквесь боевой бронированный корпус, захвативший Польшу за 18 дней, а Францию— за месяц, армииГудериана, Райнгардта и Геппнера, колоссальный легион завоевателей, которыйГитлер называл своими бессмертными, иссеченный ветром, охваченный льдом,погибал в снежной пустыне, чтобы доказать, что мистика действеннее, чем земнаяреальность.

Тем, кто остался от этой великой армады,пришлось бросить все и устремиться к югу. Когда следующей весной войскаоказались на Северном Кавказе, состоялась странная церемония. Триальпиниста-эсэсовца взобрались на Эльбрус, священную гору арийцев, колыбельдревних цивилизаций, магическую вершину секты "Друзей Люцифера". Они водрузилитам знамя со свастикой, благословленное согласно ритуалу Черного Ордена.Благословение знамени на вершине Эльбруса должно было отметить начало новойэры. Теперь времена года должны были повиноваться, а огонь — на тысячелетия победить лед. Впрошлом году имело место серьезное разочарование, но это было только испытание,последнее перед подлинной духовной победой. И, вопреки предсказаниямметеорологов, предупреждавших об еще более суровой зиме, вопреки тысячеугрожающих признаков, войска двинулись на север, к Сталинграду, чтобы рассечьРоссию надвое.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.