WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 58 |

* * *

Доктор Энтони Лаутон из Лондонскогоокеанографического института опустил кинокамеру на глубину 4500 м возле береговИрландии. На фотографиях очень ясно различимы отпечатки ног неизвестногосущества. После ужасающего снежного человека в воображение людей, усилив ихлюбопытство, проник его брат, ужасающий морской человек, неведомое существоглубин. Для наблюдений, которыми занимаемся мы, история в известном смыслеподобна "старику океану, пугающему подводный объектив".

Раскапывать невидимую историю — занятие весьма полезное для ума.Таким путем освобождаются от вполне естественного страха перед непонятным,страха, который так часто парализует знание. Мы старались противостоять этомустраху перед невероятным во всех областях хотя бы постольку, поскольку онотносится к действиям людей, к их верованиям или к достигнутому ими. Так мыизучили некоторые работы оккультного отдела германской осведомительной службы.Этот отдел составил, например, длинный доклад о магических свойствах колоколенОксфорда, препятствовавших, по его мнению, прицельной бомбардировке. О том, чтоэто заблуждение, говорить не приходится; но это заблуждение было распространеносреди умных и ответственных людей. И то, что этот факт освещает многие аспектывидимой и невидимой истории, само по себе говорит о многом.

* * *

Для нас события нередко имеют право насуществование независимо от разумных соображений, и силовые линии истории могутбыть такими же невидимыми и одновременно такими же реальными, как силовые линиимагнитного поля.

Можно пойти и дальше. Мы не отважилисьуглубиться в ту область, куда, как мы надеемся, история будущего углубится спомощью куда более совершенных средств, чем наши. Мы пытались применить кистории принцип "акаузальных (непричинных) связей", недавно предложенныйфизиком Вольфгангом Паули и психологом Юнгом. Именно этот принцип я имел ввиду, когда говорил о совпадениях. Для Паули и Юнга события, независимые другот друга, могут иметь связи, хотя и не причинные, но тем не менее весьма важныев масштабе человечества. Это — "многозначительные совпадения", "знаки", в которых ученыеусматривают явление "синхронности", обнаруживающее своеобразные связи междучеловеком, временем, пространством, которые Клодель великолепно назвал"торжеством случайностей".

Одна больная лежала на диванепсихоаналитика Юнга. Ее угнетало тяжелое расстройство нервной системы, ноанализ не продвигался вперед. Пациентка, скованная своим крайне реалистическимумом, цеплявшаяся за некий род ультралогики, была непроницаема для аргументовврача. Юнг снова приказывал, предлагал, умолял: — Не старайтесь ничего понять, апросто расскажите мне свои сны.

— Мнеснился жук, —ответила дама сквозь зубы. В этот миг что-то ударилось о стекло. Юнг открылокно, и в комнату влетел прекрасный золотой жук, жужжа надкрыльями.

Потрясенная пациентка наконец обрелавнутреннюю свободу, и анализ действительно начался; и так продолжалось дополного излечения.

Юнг часто приводит этот правдивый случай,похожий по форме на арабскую сказку. Мы думаем, что в истории человечества, каки в истории человека, есть немало золотых жуков.

* * *

Сложная доктрина "синхронности", отчастипостроенная на наблюдении таких совпадений, возможно, могла бы изменитьпонимание истории. Наше честолюбие не заходит так далеко и так высоко. Мы хотимтолько привлечь внимание к фантастическим аспектам действительности. В этойчасти нашей работы мы занимались разысканием и объяснением известныхсовпадений, по нашему мнению — примечательных. Допускаем, что кому-то они могут показатьсясовсем не такими.

Применяя наше понятие "фантастическойреальности" к истории, мы занимались подбором. Мы выбирали факты, пороймалозначительные, но отклоняющиеся от причинной связи, потому что в известноймере как раз от этих отклонений мы и ждали объяснения многого. ОтклоненияМеркурия на несколько секунд достаточно, чтобы разрушить здание физики Ньютонаи доказать справедливость Эйнштейна. Нам кажется, что некоторые обнаруженныенами факты могут сделать необходимым пересмотр картезианской картиныистории.

Можно ли использовать этот метод дляпредсказания будущего Нам случалось мечтать и об этом. В "Человеке, которыйбыл Четвергом" Честертон описывает бригаду политической полиции,специализировавшейся в области поэзии. Покушения удалось избежать, потому чтоодин полицейский понял смысл сонета. В прихотливых шутках Честертона кроютсязначительные истины. Течение мыслей, не замечаемое патентованным наблюдателем,равно как и писания и труды, на которые не обращает внимания социолог;социальное значение фактов, представляющихся слишком незначительными и слишкомспорными, говорят, быть может, о будущих событиях вернее, чем крупные, явнозаметные факты и значительные видимые движения мыслей.

Отличавший нацизм климат страха, которыйникто не мог предвидеть, был предсказан в страшных рассказах германскогописателя Ганса Гейнца Эверса, автора "Мандрагоры" и "В царстве ужаса", ставшеговпоследствии официальным поэтом режима и написавшего песню "Хорст Вессель". Нетничего невозможного в том, что иногда романы, стихи, картины, статуи, к которымотносятся с пренебрежением даже специалисты-критики, дают нам точный образзавтрашнего мира.

Данте в "Божественной комедии" точноописывает Южный Крест, — созвездие, невидимое в северном полушарии, хотя ни одинпутешественник того времени не мог его наблюдать. Свифт в "Путешествии наЛапуту" указывает размеры и периоды обращения двух спутников Марса, неизвестныхв те времена. Когда американский астроном А. Холл, открывший их в 1877 г.,заметил, что их измерения соответствуют указаниям Свифта, он был охвачен своегорода паникой и назвал их Фобос и Деймос — "страх" и "ужас". (Он былиспуган еще и тем, что эти спутники появились неожиданно. Через более крупныетелескопы, чем тот, которым располагал Холл, их до него не обнаружили. Нопохоже, что он просто был первым, кто в эту ночь рассматривал Марс. Послезапуска спутника сегодняшние астрономы начинают писать, что, быть может, речьидет об искусственных спутниках, запущенных в тот день, когда их наблюдал Холл.Об этом упоминал Роберт С. Ричардсон из лаборатории Маунт Паломар в "Сообщениио положении Марса" в 1964 г.).

В 1896 г. английский писатель М. Чиелопубликовал новеллу, где рассказывал о банде чудовищных преступников,разоряющих Европу, убивающих людей, которых они считают вредными для прогрессачеловечества, и сжигающих их трупы. Он озаглавил эту новеллу... "С.С."! Гетеписал: "Грядущие события отбрасывают свои тени назад". Возможно, впроизведениях о человеческой деятельности, чуждой тому, что мы зовем "движениемистории", в тех произведениях, которые не привлекают общего внимания, мы какраз и найдем полное выражение этого прибоя будущего.

* * *

Фантастические события история стыдливоприкрывает холодными и механическими объяснениями. В момент рождения нацизмаГермания была родиной точных наук. Германская методичность, германская логика,германская точность и научная добросовестность пользовались всемирнымуважением. "Герр профессор" так и просился на карикатуру, но он был окруженпочтением именно за те его положительные качества, которые вызывали смех.Однако именно в этой среде свинцового картезианства из крошечного очага сневероятной скоростью распространялась бессвязная и почти безумная доктрина, Встране Эйнштейна и Планка стали исповедовать "арийскую физику", "расовуюнауку". В стране Гумбольдта и Геккеля стали говорить о расах. Мы думаем, чтотакие явления нельзя объяснять экономической инфляцией. Это неподходящий задникдля подобного балета. Нам показалось гораздо более действенным направить поискив сторону некоторых странных культов и ошибочных космогоний, которыми до сихпор пренебрегали историки. Это пренебрежение очень странно. Космогонии икульты, о которых мы будем говорить, пользовались в нацистской Германииофициальным покровительством и одобрением, они сыграли сравнительно большуюдуховную, научную, социальную и политическую роль. Благодаря такому задникуможно гораздо лучше понять танец.

Мы ограничились лишь одним моментомгерманской истории. Чтобы выделить фантастическое в современной истории, мымогли бы с таким же успехом показать, например, вторжение азиатских идей вЕвропу в тот момент, когда европейские идеи вызывают пробуждение народов Азии.Вот явление, так же сбивающее с толку, как неевклидово пространство илипарадоксы атомного ядра. Автор условной истории, "ангажированный" социолог, невидит или отказывается видеть эти глубинные движения, не соответствующие тому,что он называет "движением истории". Такие люди невозмутимо продолжаютанализировать и предсказывать судьбы людей, не похожие ни на самих людей, ни натаинственные невидимые знаки, которыми они обмениваются со временем,пространством и судьбой.

"Любовь, — говорит Жак Мардони,— это гораздо больше,чем любовь". В ходе наших исследований мы приобрели уверенность в том, чтоистория — это гораздобольше, чем история. Эта уверенность — тонизирующее средство. Вопрекивозрастающей тяжести фактов общественной жизни и возрастающей угрозе,направленной против человеческой личности, мы видим, что ум и душа человечествапродолжают зажигать то там, то здесь свои огни, которые отнюдь не ослабевают.Хотя коридоры истории становятся, повидимому, очень узкими, мы уверены, чточеловек не потеряет в них нить, связывающую его с необъятностью мира. Этиобразы близки к образам Гюго, но они хорошо выражают наши впечатления. Мыприобрели эту уверенность, углубляясь в действительность: в ее недрах скрытофантастическое и, в известном смысле, благое. Хоть мрачные машины и в движенье,Но не пугайтесь этого, мой друг... Когда педанты, нудно отмечают Холоднуюмеханику, из коей Должны как будто вытекать событья, То наши души шепчут изподполья: "Быть может так, но есть ведь и иное..." (предисловие к "Наполеону изНоттинг-Хилла", Г.К.Честертон, 1898 г.)

Глава 2. Борьба богов существует

В статье, опубликованной "Трибюн денасьон", французский историк проявляет вполне типичное недомыслие врассуждениях, как только речь заходит о гитлеризме. Анализируя работу"Разоблаченный Гитлер", написанную доктором Отто Дитрихом, состоявшим в течениедвенадцати лет начальником службы прессы фюрера, г-н Пьер Казенёв пишет: "Д-рДитрих слишком часто удовлетворяется словом, которое он постоянно повторяет икоторое в наш позитивистский век не позволяет объяснить феномен Гитлера."Гитлер, — говоритон, — был человекомдемоническим, находившимся во власти бредовых националистических идей". Чтозначит "демонический" И что значит "бредовые" В средние века Гитлера назвалибы "одержимым". Но сегодня Либо слово "демонический" вообще ничего неозначает, либо оно означает "одержимый демоном". Но что такое демон Верит лид-р Дитрих в существование дьявола Нужно же все-таки понять друг друга. Личноменя слово "демонический" никак не удовлетворяет. А слово "бредовые"— тем более.Сказавший "бред" имел в виду психическое заболевание: маниакальный бред,меланхолический бред, мания преследования. В том, что Гитлер был психопатом идаже параноиком, никто не сомневается, но психопаты и параноики спокойно ходятпо улицам. Отсюда есть известное расстояние до более или менеесистематизированного бреда, наблюдения и диагноз которого должны были внутреннеопределить данную личность. Другими словами, ответствен ли Гитлер за своидействия По-моему —да. И вот почему я исключаю слово "бред", как и слово "демонический":демонология не имеет больше в наших глазах исторической ценности".

Мы не удовлетворимся объяснением д-раДитриха. Судьба Гитлера и судьба великого современного народа, оказавшегося подего руководством, не могли быть описаны на основании одной лишь констатациибреда и демонической одержимости. Но мы не можем удовлетвориться и критикойисторика из "Трибюн де насьон". Гитлер, уверяет он, был клиническимсумасшедшим. И демонов не существует. Поэтому не следует освобождать его отответственности. Это верно. Но наш историк, кажется, приписывает магическиесвойства понятию "ответственность". Едва он упомянул о ней, как фантастическаяистория гитлеризма уже кажется ему ясной и сведенной к масштабам векапозитивизма, в котором, как он утверждает, мы живем. Но эта операция ускользаетот разума точно так же, как операция Отто Дитриха. В самом деле, термин"ответственность", как показывают современные крупные политические процессы, внашем языке представляет собой подмену того, чем была "демоническаяодержимость" для средневековых судов.

Если Гитлер не был ни сумасшедшим, ниодержимым — чтовполне возможно, то история нацизма остается необъяснимой. Необъяснимой в свете"позитивистского века". Психология показывает нам, что действия человека,внешне как бы не зависящие друг от друга, могут иметь связи, хотя и непричинные, но весьма многозначительные в масштабе человечества. Эти действия,на первый взгляд рациональные, в действительности управляются силами, о которыхон сам не знает, или которые связаны с символизмом, совершенно чуждым обычнойлогике. Мы знаем, с другой стороны, что демоны не существуют, но что есть нечтоиное, чем видение, называемое средневековым. В истории гитлеризма — или, вернее, в некоторыхаспектах этой истории — все происходит так, как если бы главенствующие идеи ускользали отобычной исторической критики и как если бы нам, чтобы понять их, следовалоотказаться от нашего позитивистского понимания вещей и совершить усилие, чтобывойти в мир, где картезианский разум перестает сочетаться сдействительностью.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.