WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 58 |

Разразившись издевательским смехом,Иеракс-иконоборец вернулся к своей работе. Этот инцидент опечалил братаФрэнсиса, но не заставил отказаться от давно вынашиваемого плана. Как только онусвоил те немногие сведения, которые смог найти в монастырской библиотеке икоторые касались утраченного искусства, он набросал несколько предварительныхпроектов плана, который собирался воспроизвести на своем пергаменте. Сама схемабыла воспроизведена его заботами такой, как она выглядела на подлинномдокументе, хотя ему и не удалось понять ее значения. Для схемы он употребилчерные чернила и цветные — для воспроизведения цифр и надписей на плане. Он решил такжепокончить со скупостью и геометрической монотонностью своей копии, украшая ееголубыми херувимами, зеленеющими папоротниками, золотыми плодами иразноцветными птицами, вившимися искусной змейкой. Вверху своего произведенияон сделал символическое изображение Святой Троицы, а внизу, для симметрии— кольчугу, служившуюэмблемой ордена. Механизм транзисторного контроля блаженного Лейбовича оказалсятаким образом возвеличенным, как и полагалось, и многое говорил одновременно иуму, и глазу.

Когда он закончил свой предварительныйэскиз, он скромно передал его брату Хорцеру.

— Язамечаю, — сказалстарый монах, в тоне которого слышались угрызения совести, — что эта работа отнимает у васгораздо больше времени, чем я сначала предполагал... Но это не имеет значения,продолжайте. Рисунок красив, действительно очень красив. — Спасибо, брат мой.

— Я узнал,— доверительно сказалбрат Хорцер, — чторешено ускорить необходимые формальности для канонизации блаженного Лейбовича.И, вероятно, наш преподобный отец чувствует себя сейчас гораздо спокойнеенасчет известного нам дела.

Конечно, все были в курсе насчет этойважной новости. Причисление Лейбовича к лику блаженных было уже давносвершившимся фактом, но последние формальности для того, чтобы сделать егосвятым, могли отнять еще много лет. Кроме того, всегда были основанияопасаться, что Адвокат дьявола найдет какую-нибудь причину, которая сделаетневозможной предполагаемую канонизацию.

Через много месяцев брат Фрэнсис принялсянаконец за работу над своим прекрасным пергаментом, любовно выводя арабскиесложные волюты и элегантные украшения с золотыми листками. Это, действительно,была работа, требовавшая многих лет, чтобы быть доведенной до благополучногоконца. Глаза копииста, естественно, подвергались тяжкому испытанию, и он былвынужден порой прерывать свой труд на долгие недели из страха, что промах,вызванный усталостью, все испортит. Тем не менее, его произведение понемногуобретало форму и начинало отличаться такой великой красотой, что все монахиаббатства толпились вокруг, с восхищением его разглядывая. И только скептикИеракс продолжал критиковать Фрэнсиса.

— Яспрашиваю себя, —говорил он, — почемубы вам не посвятить свое время более полезной работе Этой полезной работой онсчитал то, что делал сам абажуры из раскрашенного пергамента для масляных лампв часовне. Тем временем брат Хорцер захворают и очень быстро стал слабеть. Впервые дни нового года братья отслужили по нему заупокойную мессу и предали егопрах земле. Аббат избрал брата Иеракса преемником покойного для надзора запереписчиками, и завистник тотчас этим воспользовался, чтобы приказать братуФрэнсису прекратить работу над шедевром.

— Пришловремя, — сказал он,— покончить с этимребячеством. Теперь вас следует перевести на изготовление абажуров.

Спрятав в надежное место плод своих бдений,брат Фрэнсис повиновался, не отвечая на упреки. Отделывая свои абажуры, оннаходил утешение в мысли о том, что все мы смертны... Нет сомнений, чтокогда-нибудь душа брата Иеракса отправится в рай, чтобы присоединиться к душебрата Хорцера — ведьв конце концов зал переписчиков никогда не был ничем иным, как коридором,ведущим в вечную жизнь. Тогда, если будет угодно, ему позволят возобновитьпрерванную работу над своим шедевром.

Однако божественное провидение вмешалосьзадолго до смерти брата Иеракса. Следующим летом епископ, восседающий на спинемула, прибыл в сопровождении большой свиты к дверям монастыря. Новый Ватикан,как он сообщил, поручил ему быть адвокатом канонизации Лейбовича, и он прибыл,чтобы получить у отца-аббата все сведения, способные помочь ему в этой миссии;в частности, он желал бы получить разъяснение о земном явлении блаженного,которым он облагодетельствовал некоего брата Фрэнсиса Джерарда изЮты.

Как и следовало ожидать, посланец НовогоВатикана был горячо принят. Его поселили в помещении, предназначенном дляпроезжающих прелатов, и приставили к нему шестерых молодых монахов дляудовлетворения малейших его желаний. Для него откупорили самые лучшие бутылки,зажарили самых нежных птиц и даже дошли до того, что позаботились о егоразвлечениях, нанимая для него каждый вечер нескольких скрипачей и целую группуклоунов.

Епископ уже три дня был в монастыре, когдадобрый аббат велел предстать перед ним брату Фрэнсису.

-Преосвященный Симоне желает вас видеть,— сказал он.— Но если выосмелитесь дать волю своему воображению, мы сделаем из вас жильные струны дляскрипки, выбросим ваш скелет волкам, а ваши кости будут похоронены внеосвященной земле... Теперь, сын мой, идите с миром: его преосвященство васждет.

Брат Фрэнсис нисколько не нуждался впредостережении доброго отца, чтобы держать язык за зубами. С того далекогодня, когда лихорадочный бред заставил его проболтаться, после самого Первоговеликого поста в пустыне, он очень остерегался шепнуть хоть слово о своейвстрече с пилигримом кому бы то ни было. Но он очень обеспокоился, увидев, чтовысшие церковные власти заинтересовались этим самым пилигримом, и сердце егозабилось, когда он предстал пред епископом.

Однако страх его оказался совершеннонеобоснованным. Прелат был старым человеком, разговаривал отеческим тоном и,казалось, интересовался только карьерой монаха.

-А теперь, — сказал он после нескольких минутлюбезной беседы, расскажите мне о вашей встрече с блаженнымоснователем.

— О вашепреосвященство! Я никогда не говорил, что это был блаженныйЛейбо...

— Конечно,сын мой, конечно... Но вот протокол этого явления. Он был составлен посведениям, собранным из лучших источников. Я вас только прошу прочесть его,после чего вы подтвердите мне его точность или исправите его, если будет нужно.Этот документ, разумеется, опирается только на слухи. В действительности же выодин можете рассказать нам, что произошло на самом деле. Поэтому я прошу васчитать его очень и очень внимательно.

Брат Фрэнсис взял толстую пачку бумаг,протянутую ему прелатом, и стал просматривать этот официальный отчет со всевозрастающей боязнью, которая не замедлила превратиться в настоящийужас.

— Выизменились в лице, сын мой, — заметил прелат. — Значит, вы заметили какую-то ошибку — Но... но... это совсем не так...совсем не так происходило! — остолбенев, воскликнул несчастный монашек. — Я видел его один-единственныйраз, и он только спросил у меня дорогу к аббатству. Потом он постучал своейпалкой по камню, под которым я и нашел реликвии...

— Если яправильно понимаю, то никакого небесного хора не было — О нет! — Ни нимба вокруг его головы, никовра из роз, развертывавшегося перед ним по мере того, как он шел вперед— Клянусь передБогом, {который видит меня, ваше преосвященство, ничего этого не было!— Хорошо, хорошо,— сказал епископ,вздохнув. — Истории,которые рассказывают путешественники, всегда содержат в себе известную долюпреувеличения, я знаю...

Так как он выглядел разочарованным, братФрэнсис поспешил извиниться, но адвокат будущего святого его успокоил:— Это ничего, сынмой. Слава Богу, у нас нет недостатка в чудесах, проконтролированных должнымобразом! Во всяком случае, обнаруженные вами бумаги полезны, по крайней мере,уже хотя бы тем, что позволили нам установить имя его супруги, умершей до того,как он ушел в монастырь.

— Правда,Ваше преосвященство — Да, ее звали Эмилия.

Явно обманувшийся в своих ожиданиях,преосвященный Ди Симоне, тем не менее, провел не менее пяти полных дней на томместе, где Фрэнсис обнаружил металлический ящик. Его сопровождала когортамолодых послушников с лопатами и кирками. После того, как они перекопали немалоземли, епископ вернулся в аббатство вечером пятого дня с богатой добычей разныхреликвий, среди которых был еще старый алюминиевый ящик со следами засохшеймассы, которая, может быть, когда-то была веществом, называвшимся кислойкапустой.

Прежде чем покинуть аббатство, он посетилзал переписчиков и пожелал увидеть репродукцию, которую брат Фрэнсис сделал сознаменитой Синьки Лейбовича. Уверяя, что это жалкая мазня, монах дрожащей рукойпротянул свою работу.

— Боже!— воскликнул епископ.— Нужно довести этуработу до конца, сын мой, нужно! Улыбаясь, монах поискал взглядом братаИеракса. Но тот поспешил отвернуться... На следующий день брат Фрэнсис сновапринялся за работу, запасшись большим количеством гусиных перьев, листковзолота и самых различных кистей.

* * *

— Он всееще трудился над этим, когда новая депутация из Ватикана явилась в монастырь.На этот раз речь шла о большой группе, сопровождаемой даже вооруженной охраной,чтобы отбивать атаки бандитов с большой дороги. Во главе, с гордостью сидя начерном муле, дефилировал прелат. Его головной убор украшали маленькие рожки, арот — длинные острыекрючья (во всяком случае, так утверждали потом многие послушники). Онпредставился как Адвокат дьявола, имеющий поручение противиться всемисредствами канонизации Лейбовича, и пояснил, что прибыл в аббатство длярасследования известных абсурдных слухов, распространяемых истеричными монахамии дошедших до высших властей Нового Ватикана. Достаточно было взглянуть наэтого эмиссара, чтобы тотчас же понять: он не из тех, кому об этом можнорассказывать.

Аббат принял его вежливо и предложилмаленькую кушетку, сделанную целиком из металла, установленную в келье окнамина юг, прося извинения за то, что не может поселить его в почетныхапартаментах, которые как раз временно непригодны для жилья по гигиеническимсоображениям. Этот новый гость довольствовался обслуживанием людей из своейсвиты, а в трапезной разделял с монахами их обычную пищу — вареные травы и похлебку изкореньев.

— Мне сталоизвестно, что вы были подвержены нервным приступам с потерей сознания,— сказал онпредставшему перед ним брату Фрэнсису. — Сколько сумасшедших иэпилептиков насчитывается среди ваших предков и близких — Ни одного, вашепреподобие.

— Не смейтеменя титуловать преподобием! — взревел сановник. — И имейте в виду, что я безо всякого труда вытрясу из вас правду!Он говорил об этой формальности, как о самой банальной хирургической операции,и, по-видимому, думал, что она должна была практиковаться с незапамятныхвремен.

— Вы ведьне можете не знать, —продолжал он, — чтосуществуют способы, позволяющие искусственно придавать документам видстаринных, не так ли Брат Фрэнсис не знал об этом.

Равным образом вам известно, что женаЛейбовича звалась Эмилией, и что Эмма — отнюдь не уменьшительное отэтого имени, не так ли Фрэнсис и на этот счет был не очень осведомлен. Онвспоминал только, что его родители, когда он был ребенком, порой нескольколегкомысленно употребляли известные уменьшительные... "И потом, — говорил он себе, — если блаженный Лейбович,благослови его Бог, решил называть свою жену Эммой, то, я уверен, он знал, чтоделает..." И тут посланец Нового Ватикана принялся преподавать ему курссемантики, да так гневно и жестоко, что несчастный едва не лишился рассудка.После этого грозного сеанса он и сам уже больше не знал, встречал он когда-либопилигрима или нет.

Перед отъездом Адвокат дьявола тоже захотелувидеть разукрашенную копию, сделанную Фрэнсисом, и несчастный в смертельномстрахе принес ее. Некоторое время прелат казался сбитым с толку, затем онсправился с собой и заставил себя произнести несколько слов: — У вас и впрямь нет недостатка ввоображении, —признал он. — Но ядумаю, что здесь слишком много сантиментов. — И он в тот же вечер уехал вНовый Ватикан...

* * *

И прошли годы, добавив морщин на лицах ибелых волос на висках монахов. В монастыре жизнь шла своим чередом, и монахи,как и в прошлом, продолжали углубляться в свои копии. Брат Иеракс в одинпрекрасный день захотел сделать печатный пресс. Когда аббат спросил у него,зачем это нужно, он лишь ответил: — Чтобы увеличить производство.

— Ах воткак — сказалотец-аббат. — А длячего, по-вашему, нужны ваши бумажки в мире, где все счастливы оттого, что неумеют читать Быть может, вы собираетесь продавать их крестьянам на растопкуОскорбленный брат Иеракс печально пожал плечами — и монастырские переписчикипродолжали скрипеть гусиными перьями...

Наконец в одно весеннее утро, незадолго довеликого поста, в монастырь явился новый посланец, принеся превосходнуюновость: досье, собранное для канонизации Лейбовича, теперь было закончено, иоснователь ордена Альбертинцев вскоре будет фигурировать в календаресвятых.

В то время как вся община радовалась,отец-аббат — теперьуже очень старый и изрядно выживший из ума — велел позвать братаФрэнсиса.

Его Святейшество требует вашего присутствияво время празднества в честь канонизации Айзека Эдварда Лейбовича, — прошамкал он. — Готовьтесь к отъезду.— И он добавилворчливым тоном: —Если вы намерены упасть в обморок, то делайте это в другом месте! Путешествиемолодого монаха до Нового Ватикана требовало не менее трех месяцев, может, дажебольше — все зависелоот расстояния, которое он успеет покрыть до того, как воры с большой дорогинеизбежно отнимут у него осла.

Он отправился один, без оружия, с однойтолько деревянной чашкой для сбора подаяния. Он прижимал к сердцу разукрашеннуюкопию плана Лейбовича и всю дорогу молил Бога, чтобы ее не отобрали воры.Правда, воры были людьми невежественными и не знали бы, что с ней делать... Всеже, из предосторожности, монах нацепил кусок черной материи на правый глаз:крестьяне были суеверны, и угрозы "дурного глаза" было порой достаточно, чтобыобратить их в бегство.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.