WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 58 |

За восемь лет скромный тюлень из Бронксапоставил своей целью изучить все искусства и все науки и изобрести еще сполдюжины их. Охваченный энциклопедической лихорадкой, он накинулся на этугигантскую работу, состоящую не только в том, чтобы изучить, а и в том, чтобыосознать совокупность всего живущего. "Я изумляюсь, видя, что люди могутудовлетворяться тем, что они романисты, портные, промышленники илиподметальщики улиц". Принципы, формулы, законы, явления были переварены вмуниципальной библиотеке Нью-Йорка, в Британском музее и благодаря гигантскойкорреспонденции с самыми крупными библиотеками и книжными магазинами всегомира. Сорок тысяч заметок, распределенных на 1300 разделов, записанныхкарандашом на крохотных карточках стенографическим письмом собственногоизобретения. Из этого безумного предприятия излучался дар рассматривать каждыйпредмет с точки зрения высшего ума, узнавшего о его существовании: "Астрономия"Ночной сторож следит за полудюжиной красных фонарей на улице, закрытой длядвижения. Есть газовые рожки, фонари и освещенные окна в квартале. Чиркаютспички, зажигают огни, случился пожар, есть неоновые вывески и автомобильныефары. Но ночной сторож придерживается своей маленькой системы..." В то же времяФорт возобновляет поиски отброшенных фактов, но теперь уже систематично истараясь проверять каждый из них. Он подчинил свою затею плану, охватывающемуастрономию, социологию, психологию, морфологию, химию, магнетизм. Он больше несобирал коллекцию —он пытался получить рисунок розы внешних ветров, сделать буссоль для плаванияпо океанам иных пространств, разрешить загадку миров, скрытых позади нашегомира. Ему нужен каждый листок, трепещущий на огромном дереве фантастического:крики, раздававшиеся с неба Неаполя 22 ноября 1832 г., рыбы, падавшие изоблаков в Сингапуре в 1861 г., водопад мертвых листьев 10 апреля некоего года вЭндр-э-Луар; каменные топоры, посыпавшиеся на Суматру вместе с молнией; падениеживой материи; космические Тамерланы совершают похищения; обломки блуждающихмиров циркулируют над нами... "Мой разум таким образом сильно контрастирует сортодоксами. Так как у меня нет аристократической пренебрежительности,свойственной нью-йоркскому консерватору или эскимосскому шаману, то я долженпостараться постигнуть новые миры"...

Всем этим миссис Форт абсолютно неинтересовалась. Она даже была настолько безразлична, что не заметилаэкстравагантности. Он не говорил о своих работах, а если и говорил, то лишь сближайшими друзьями. Он не стремился видеть их. Он лишь время от времени имписал. "У меня такое впечатление, что я предаюсь новому греху, предназначенномулюбителям неведомых прежде грехов. Вначале некоторые из моих данных былинастолько устрашающими или настолько смешными, что их ненавидели или презиралипри чтении. Теперь дело идет лучше: находится немного места и дляжалости".

Его глаза стали уставать. Он началслепнуть. Он остановился и размышлял много месяцев, питаясь только ситнымхлебом и сыром. Зрение вернулось к нему, и он отважился изложить свое личное,антидогматическое мировоззрение, и с большим юмором открыл свое пониманиедругим. "Порой я замечают, что сам не думаю о том, во что предпочитаю верить".По мере того, как он продвигался вперед в изучении различных наук, он всебольше обнаруживал их недостаточность. Их нужно разрушить до основания, потомучто нехорош сам способ мышления. Нужно все начать сначала, введя исключенныефакты, на которые он завел циклопическую документацию. Сперва вновь ввести их,затем объяснить их, если возможно. "Я не собираюсь сотворять себе кумира изабсурда. Я думаю, что во время первых попыток ощупью невозможно узнать, чтостанет приемлемым после. Если один из пионеров зоологии (которую нужнопересоздать) слышал разговоры о птицах, растущих на деревьях, то он долженсигнализировать, что такие разговоры слышал. Тогда — но только тогда — он должен просеять через ситовсе данные об этом".

Будем сигнализировать, сигнализировать— и в один прекрасныйдень обнаружим, что нечто подает нам знак...

* * *

Нужно пересмотреть саму структуру. ЧарлзФорт почувствовал, что в нем трепещут многочисленные теории с крыльями АнгелаСтранности. Он видит Науку, как вполне цивилизованный автомобиль, мчащийся поавтостраде. Но с каждой стороны. этой чудесной дороги, сверкающей битумом инеоном, тянется дикая местность, полная чудес и тайн. Стоп! Посмотрите наместность по сторонам! Съезжайте с дороги! Делайте зигзаги! Нужно делатькрупные, беспорядочные, клоунские жесты, какие делают, пытаясь освободитьавтомобиль. Неважно, что можно сойти за чудака, — дело срочное. Чарлз Форт,отшельник из Бронкса, считает, что должен как можно быстрее и эффективнеесовершить некоторое количество совершенно необходимых "обезьянств".

Убежденный в важности своей миссии иосвобожденный от своей документации, он стал собирать на трехстах страницахлучшие из своих взрывных материалов. "Истратьте на меня ствол секвойи,перелистайте мне страницы меловых утесов, умножьте мне все в тысячу раз изамените мою ничтожную нескромность титанической манией величия — только тогда я смогу написать стем размахом, которого требует мой предмет".

Он написал свою первую работу, "Книгупроклятых", где, как он говорит, "предложено некоторое количество опытов вобласти структуры сознания". Эта работа вышла в Нью-Йорке в 1919 году. Онапроизвела революцию в интеллектуальных кругах. До первых демонстраций дадаизмаи сюрреализма Чарлз Форт ввел в Науку то, что Тзара, Бретон и их последователиввели в искусство и литературу: блистательный отказ играть в игру, где всемошенничают, яростное заявление о том, что "есть иное". Огромное усилие, бытьможет, не для того, чтобы осмыслить реальность во всей совокупности, но длятого, чтобы помешать осмысливать реальность в фальшивых связях. Существенныйразрыв. "Я — слепень,тревожащий сознание, чтобы не дать ему спать".

"Книга проклятых" Золотая жила дляплывущих под парусами!", — заявил Джон Уинтерич. "Одно из уродств литературы", — написал Эдвард Пирсон. Для ВенаГехта Форт — "апостолисключения и жрец-мистификатор невероятного". Тем не менее, Мартин Гарднерпризнавал, что "его сарказмы вполне гармонируют с самой ценной критикойЭйнштейна и Рассела". Джон В. Кэмпбелл уверяет, что "в этом произведении естьзародыши по меньшей мере шести новых наук". "Читать Чарлза Форта — это все равно, что мчатьсяверхом на комете", —признается Мэйнард Шепли, а Теодор Драйзер видит в нем "самую крупную фигурупосле Эдгара По".

Только в 1955 г. "Книга проклятых" моимизаботами была опубликована во Франции (изд-во "Два берега", Париж, серия"Запретный свет", руководимая Луи Поведем. После "Книги проклятых" в 1923 г.Форт опубликовал книгу "Новые заметки", а после его смерти вышути "Ло1" в 1931г. и "Дикие таланты" в 1932 г. Эти произведения пользуются довольно большойизвестностью в США, Англии и Австралии. Все эти данные я заимствовал изисследования Роберта Бенайона).

Несмотря на превосходный перевод ипредисловие Р. Бенайюна и послание Тиффони Тайера, который являетсяпредставителем Общества друзей Чарлза Форта, эта исключительная работа прошлапочти незамеченной. (В частности, г-н Т. Тайер заявил: "Энергия Ч. Фортаувлекла группу американских писателей, которые решили в его честь продолжитьатаку, начатую им против всемогущих жрецов нового бога — Науки — и против всех форм догматизма).С этой целью 26 ноября 1931 г. было основано "Общество ЧарлзаФорта".

Среди его основателей были Теодор Драйзер,Бут Таркинтон, Бен Гехт, Гарри Леон Уилсон, Джон Купер Поуис, АлександрВулкотт, Бертон Раске, Аарон Зусмэн и Тиффони Тайер.

Ч. Форт умер в 1932 г., незадолго до выходаего четвертой работы "Дикие таланты". Бесчисленные заметки, собранные им вбиблиотеках всего мира, после перевода международной корреспонденции былизавещаны "Обществу". Сегодня они представляют собой основное ядро архивов этогоОбщества, архивов, растущих с каждым днем, благодаря содействию членов из 49стран, не считая США, Аляски и Гавайских островов.

Общество публикует ежеквартальный журнал"Сомнения". Этот журнал является, кроме всего прочего, своеобразнойдекомпрессионной камерой для всех "проклятых" фактов, т. е. тех фактов, которыеортодоксальная наука не может или не хочет воспринять: например, летающихтарелок. В самом деле, сведения и статистика, которыми располагает Общество поэтому вопросу, представляют собой самое первое, самое полное и самое обширноесобрание. Равным образом журнал "Сомнение" публикует и заметки Чарлза Форта. Мыс Бержье утешились после неприятности, испытанной одним из наших читателей,вообразив его оценивающим из глубин Саргассова. моря на Небесах, где он,несомненно, пребывает, этот вопль молчания, поднимающийся к нему из страныДекарта.

В нашем бывшем коллекционере бабочеквызывало ужас все точно зафиксированное, классифицированное, определенное.Наука изолирует явления и вещи, чтобы наблюдать их. Великая Идея Чарлза Фортасостоит в том, что ничто не поддается изоляции. Все изолированное перестаетсуществовать.

Всякое определение вещи в себе — это покушение надействительность. "Среди племен, называемых дикими, принято окружатьпочтительными заботами слабоумных. Определение вещи в рамках ее самой считаютпризнаком слабости ума. Все ученые начинают свои работы с этого родаопределений, и среди наших племен принято окружать ученых почтительнымизаботами".

Вот Чарлз Форт, любитель необыкновенного,летописец чудес, поглощенный колоссальными размышлениями о размышлении. Онобвиняет сам способ мышления цивилизованного человека. Он вовсе не согласен сдвухтактным двигателем, питающим современные рассуждения. Два такта: да и нет,положительное и отрицательное. Современные знания и разум покоятся на этомдвухстороннем функционировании: верноложно, открыто — закрыто, живое-мертвое,жидкое-твердое и т.д. Вопреки Декарту, Форт заявляет о необходимости точкизрения на общее, а исходя из этого частное может быть определено в егоотношении к общему; каждая вещь будет воспринята как промежуточная междудругими. Он требует нового способа мышления, который в состоянии восприниматькак реальные промежуточные состояния между "да" и "нет", между положительным иотрицательным. То есть рассуждение, поднимающееся над этой двусторонностью. Внекотором роде —третий глаз разума. Чтобы выразить видение этого третьего глаза, язык,являющийся предметом такой двусторонности (заговор, организованноеограничение), недостаточен. И Форт должен использовать прилагательные,двуликие, как Янус, в виде эпитетов "реально-ирреальный","нематериально-материальный", "растворимо-нерастворимый".

Завтракая однажды с Бержье и со мной, одиниз наших друзей выдумал с начала и до конца некоего важного австрийскогопрофессора по имени Крайслер, сына владельца магдебургской гостиницы с вывеской"Два полушария". Герр проф. Крайслер, с которым он так подробно говорил, якобыпосвятил гигантский труд переработке западного языка. Наш друг думал о том,чтобы опубликовать в солидном журнале этюд о Крайслере, точнее, об его"вербализме", — и этобыла бы очень полезная мистификация. Ведь Крайслер попытался распустить корсетязыка, чтобы этот последний наполнился, наконец, тем промежуточным состоянием,которым пренебрегает наш теперешний образ мышления. Приведем пример. Отставаниеи опережение. Как мне определить отставание в отличие от опережения, которого яхотел бы достигнуть Нет такого слова. А вот Крайслер предложил бы слово"отстажение". А определение моего прежнего отставания "Оперевание". Здесь речьидет только о временной промежуточности. Но погрузимся в психологическиесостояния.

Любовь и ненависть. Если я люблю трусливо,любя только самого себя в другом, таким образом вовлеченном в ненависть, торазве это любовь Это только "любовисть". Если я ненавижу своего врага, нетеряя, однако, нити, объединяющей меня со всеми живыми существами, выполняясвою задачу врага, но примиряя ненависть с любовью, то это уже не ненависть,это "ненабовь". Перейдем к основным промежуточностям. Что значит "умереть" ичто значит "жить" Сколько промежуточных состояний мы отказываемся видеть Есть"умежить", которое не означает "жить", а означает только "не позволять себеумереть". И можно жить полной жизнью, несмотря на необходимость умереть, чтозначит "жимереть". И наконец, посмотрите на состояния сознания: как нашесознание плавает между сном и бодрствованием. Как часто мое сознание только"бодспит" — думаешь,что оно бодрствует, когда оно позволяет себе спать! Богу угодно, чтобы зная,как проворно оно засыпает, оно пыталось бодрствовать — и это значит"спаствовать".

Наш друг читал Форта, когда придумывал этугениальную шутку. "Пользуясь выражениями метафизики, — говорит форт, — я считаю, что все, называемоеобычно "существованием", а я называю "промежуточностью", — это мнимое существование, нереальное и не ирреальное, оно выражает попытку устремления к ирреальному илипопытку проникнуть в реальное существование". В современную эпоху такоеначинание беспрецедентно. Оно говорит о больших изменениях в способе мышления,которых требуют теперь открытия известных физико-математических реальностей. Науровне частицы, например, время движется одновременно в обоих направлениях.Весь мир одновременно непрерывен и пунктирен. Уравнения одновременно правильныи неверны.

"То, что называется Быть, — это движение; всякое движение— это не выражениеравновесия, а попытка уравновешивания, где равновесие не достигнуто. И простойфакт существования выражается в промежуточности между равновесием и егоотсутствием". Написанное в 1919 г., это приближается к современным размышлениямтакого физика и биолога, как Жан Менетрис, относительно инверсии энтропии. "Всеявления в нашем промежуточном состоянии или мнимом состоянии представляютпопытку организации, гармонизации, индивидуализации — это есть попытка достичьреальности. Но всякая попытка терпит неудачу из-за ее продолжительности илииз-за внешних сил, из-за исключительных фактов, связанных г исключенными". Этопредвосхищает одну из самых абстрактных операций квантовой механики— нормализациюфункции, операцию, состоящую в установлении функции, описывающей объект так,чтобы было возможно отыскать этот объект во Вселенной.

"Я понимаю все вещи как занимающиеопределенные ступени, серии этапов между реальностью и ирреальностью". Вотпочему для Форта не важно, пользоваться ли тем или иным фактом, чтобы начатьописывать их совокупность. И почему нужно выбирать факт, успокаивающий разум, ане будоражащий его Зачем исключать Ведь чтобы рассчитать круг, можно начинатьс любой точки. Он сигнализирует, например, о существовании летающих предметов.Вот группа фактов, исходя из которых можно начать понимать все. Но, говорит онтотчас же, "буря подснежников может послужить для этого ничуть нехуже".

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.