WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 58 |

Другие вещества, рожденные великимиалхимическими манипуляциями, обладали бы еще более удивительными свойствами.Одно из этих веществ было бы растворимо в стекле при температуре значительнониже точки плавления стекла. Соприкасаясь со слегка размягченным стеклом, этовещество растворялось бы внутри него, придавая ему рубиново-красную окраску сосветло-лиловым свечением в темноте. Растолченное в агатовой ступке, этомодифицированное стекло дает порошок, который алхимические трактаты называют"порошком предначертания" или "философским камнем". "Таким образом,— пишет Бернар, графТревизанский, в своем философском трактате, — создан этот Драгоценный Камень,превосходящий все остальные драгоценные камни, каковой есть бесконечноесокровище во славу Господа, Который живет и царит во веки веков".

Известны чудесные легенды, связанные с этимКамнем или "порошком предначертания", способным обеспечить превращение металловв весомых количествах. Он мог бы превратить, в частности, некоторые простыеметаллы в золото, серебро, платину, но здесь речь идет лишь об одном аспектеего возможностей. Он — некий род резервуара атомной энергии, дремлющей, но управляемойпо желанию.

Сейчас мы вернемся к тем вопросам, которыеставят перед современным образованным человеком манипуляции алхимика, ноостановимся там, где останавливаются сами алхимические тексты. Вот "ВеликоеДелание" свершилось. В самом алхимике произошло преобразование, о которомупоминают тексты, но описать которое нет возможности, располагая по этомуповоду лишь туманными наблюдениями и аналогиями. Это преобразование можетслужить как бы обещанием того, что ожидает все человечество в целом врезультате его разумного контакта с Землей и ее элементами: его слияния в Духе,его сосредоточения в определенной духовной точке и его связи с другими очагамисознания через космические пространства. Постепенно (или в мгновенном озарении)алхимик, как говорит традиция, открывает смысл своего длительного труда. Емуоткрыты тайны энергии и материи и в то же время ему становятся видныбесконечные перспективы Жизни. Он располагает ключом к механизму Вселенной. Онсам устанавливает новые отношения между своим собственным духом, теперь высоковознесенным, и всемирным духом в вечном процессе сосредоточения. Не являются линекоторые излучения "порошка предначертания" причиной превращения физическогосущества Манипуляции с огнем и некоторыми веществами позволяют, следовательно,не только превращать элементы, но еще и преобразовывать самогоэкспериментатора. Под влиянием великих сил, выделяемых тиглем (т.е. радиацией,излучаемой атомами в состоянии структурных изменений), экспериментаторпереходит в другое состояние. В нем происходят глубокие изменения. Его жизньоказывается подлинной, его разум и ощущения достигают высокого уровня.Существование таких "измененных" — одна из основ традиции Розы и Креста. Алхимик переходит в другиеусловия существования. Он оказывается вознесенным на другой уровень сознания.Он один видит себя бодрствующим, а все остальные люди кажутся ему еще спящими.Он вырывается из среды ординарно человеческого, как Мэллори, покорительЭвереста, который погиб, пережив свою минуту откровенной истины.

"Философский камень", таким образом,представляет собой первую ступень, которая может помочь человеку подняться кАбсолютному (Рене Аллео, предисловие к работе М. Л. Бретона "Ключиспиритической философии", Париж). Далее начинается тайна. До сих пор не было нитайн, ни эзотеризма, никаких теней, кроме тех, что отбрасывают наши желания инаша гордость. Как гораздо легче удовлетвориться желаниями и словами, чемчто-то сделать своими руками, своей болью, своей усталостью, в молчании иодиночестве — так жегораздо удобнее искать убежище в так называемой "чистой мысли", чем боротьсяврукопашную против тяжелой материи. Алхимия не позволяет своим последователямсовершать бегство подобного рода. Она оставляет их лицом к лицу с великойзагадкой. Она заверяет нас только в том, что если мы будем бороться до конца,чтобы избавиться от неведения, то истина сама будет бороться за нас и в концеконцов победит все. Тогда, может быть, начнется подлиннаяметафизика.

Глава 5. Есть время для всего.

Старинные алхимические тексты уверяют, чтоключи к тайнам материи кроются в Сатурне. По странному совпадению, все, чтосегодня известно в области атомной физики, основано на определении атома как"сатурнианского". По определению Резерфорда, атом — это "центральная масса,осуществляющая притяжение и окруженная кольцом вращающихсяэлектронов".

Эта "сатурнианская" концепция атомадопускается всеми учеными мира не как абсолютная истина, но как наиболеевероятная рабочая гипотеза. Возможно, что физикам будущего она покажетсянаивной. Квантовая теория и волновая механика не дают точного представления озаконах, управляющих атомами. Представляют себе, что он состоит из протонов инейтронов, — вот ивсе. Относительно ядерных сил точно ничего не известно. Они — не электрические, не магнитные,не гравитационной природы. Последняя из принятых гипотез связывает эти силы счастицами, посредствующими между нейтроном и протоном, которые называютмезонами. Но эта гипотеза удовлетворительна лишь в качестве промежуточной.Через два года, или через десять лет, гипотезы, несомненно, приобретут другиенаправления. Однако следует заметить, что мы живем в эпоху, когда ученые нерасполагают ни достаточным временем, ни достаточными правами, чтобы заниматьсяатомной физикой. Все усилия и все доступное оборудование сосредоточены напроизводстве взрывчатых веществ и на производстве энергии. Фундаментальныеисследования отодвигаются на задний план. Срочным остается то. что позволяетизвлечь максимум из уже известного. Власти придается большее значение, чемзнанию. Этого-то аппетита к власти, похоже, всегда избегалиалхимики.

Как же обстоит дело Контакт с нейтронамиделает радиоактивными все элементы. Экспериментальные атомные взрывы отравляютатмосферу всей планеты. Это отравление увеличивается в геометрическойпрогрессии, оно безмерно увеличит количество мертворожденных детей, случаеврака, лейкемии, отравит растения, изменит климат, будет производить на светуродов, истреплет наши нервы, задушит Нас. Правительства, будь они откровеннототалитарными или демократическими, не откажутся от него. По двум причинам.Первая — то, чтообщественное мнение не в состоянии понять этот вопрос. Общественное мнениенародов находится не на том уровне планетарного сознания, который необходим длятого, чтобы реагировать. Вторая — то, что в реальности правительства не существуют, есть толькоанонимное общество с человеческим капиталом, призванное не вершить историю, новыражать различные аспекты исторической предопределенности.

Однако все мы верим в историческуюпредопределенность, мы верим, что она сама по себе — только одна из форм духовнойсудьбы человечества и эта судьба прекрасна. Поэтому мы не думаем, чточеловечество погибнет, хотя оно и должно претерпеть тысячу смертей, но, пройдячерез безмерные и ужасающие страдания, оно родится — или возродится — с радостью чувствовать себя "вдвижении".

Должна ли атомная физика, ориентированная внаправлении власти, как говорит Жан Ростан, "растранжирить последний капиталчеловечества" Да, может быть, в течение нескольких лет. Но мы не можем недумать, что наука способна разрубить гордиев узел, который она самазавязала.

Известные в настоящее время методыпревращения не позволяют устранить энергию и радиоактивность. Это — узко ограниченные превращения,вредные воздействия которых не ограниченны. Если алхимики правы, то существуютпростые, экономичные и безопасные средства, позволяющие производить массовыепревращения. Такие средства должны заключаться в "растворении" материи и ееперестройке в состояние, отличное от первоначального. Никакие завоеваниясовременной физики не позволяют в это верить. Тем не менее, алхимики заявляютоб этом на протяжении тысячелетий. Но наше незнание природы внутренних сил иструктуры атома не позволяет нам говорить о категорической невозможности этого.Если алхимическое превращение и существует, то лишь потому, что атом обладаетсвойствами, которых мы еще не знаем. Ставка достаточно велика, чтобыпредпринять попытку действительно серьезного изучения алхимической литературы.Если это изучение и не приведет к открытию неоспоримых фактов, есть по меньшеймере шанс, что оно подскажет новые идеи. А это те идеи, которых больше всего нехватает при нынешнем состоянии атомной физики, страдающей аппетитом к власти идремлющей под грузом колоссального оборудования.

Часть четвертая. Исчезнувшие цивилизации.

Глава 1. Собор святого иного.

В 1910 г. в Нью-Йорке в маленькойбуржуазной квартирке в Бронксе жил человек — не молодой, но и не старый,похожий на скромного тюленя. Его звали Чарлз Гай Форт. У него были крупные ижирные лапы, живот и поясница; у него совсем не было шеи, большой черепнаполовину лыс, широкий азиатский нос, железные очки и усы, как у Гурджиева.Можно было также сказать, что это профессор-меньшевик. Он никуда не выходил,кроме муниципальной библиотеки, где наводил справки во множестве газет,журналов и ежегодников всех стран и всех эпох. Вокруг его бюро высились грудыпустых коробок из-под обуви и кипы журналов и газет: "Америкэн Альманах" за1883 г., лондонский "Тайме" за 1880-83 гг., "Эньюэл Рекорд оф Сайенс","Философикал Магазин" за двадцать лет, "Ле Анналь де ля Сосиэте Энтомолоджик деФранс", "Монсл Уотер Ревю", "Обсерватори", "Метеоролоджик Джорнел" и пр. Онвсегда носил зеленый козырек, и когда его жена к завтраку зажигала конфорку, оншел в кухню смотреть, не устроит ли она пожар. Только это и раздражало мадамФорт, урожденную Анну Файлен, которую он выбрал за совершенное отсутствиелюбознательности и очень любил, и она любила его самым нежным образом. До 34лет Чарлз Форт, сын бакалейщика из Олбэни, кое-как перебивался благодаря жалкимспособностям журналиста и некоторой ловкости в засушивании бабочек. Когда егородители умерли и бакалейная лавка была продана, он сумел получить крошечнуюренту, позволившую ему наконец целиком отдаться своей страсти собиранию заметоко невероятных, но достоверных событиях.

Красный дождь над Бланкенбергом 2 ноября1819 г. Грязевой дождь над Тасманией 14 ноября 1902 г. Хлопья снега величиной сблюдце в Нэшвилле 24 января 1891 г. Дождь лягушек над Бирмингемом 30 июня 1892г. Аэролиты. Огненные шары. Следы ног сказочного животного в Девоншире.Летающие диски. Следы "кровососных банок" на склонах гор. Сети на небе. Капризыкомет. Странные исчезновения. Необъяснимые катастрофы. Надписи на метеоритах.Черный снег. Сияние луны. Зеленые солнца. Кровавые ливни.

Он собрал таким образом двадцать пять тысячзаметок, вложенных в картонные коробки. Факты, то упоминаемые вскользь, тосообщаемые с полным безразличием. Но — тем не менее — факты. Он назвал это своим"Санаторием преувеличенных совпадений". Факты, от которых отказывались, окоторых не хотели говорить, — но он слышал, как от его карточек исходит настоящий "молчаливыйвопль". Он был охвачен своеобразной нежностью к этим неприкаянным реальностям,изгнанным из области сознания, которым он предоставил приют в своем убогомкабинетике в Бронксе и которые лелеял, записывая на карточки. "Это, таксказать, "проституточки", карапузики, горбатенькие, шутихи — но их шествие у меня будет иметьвнушительную основательность событий, которые происходят, и происходили, ибудут происходить", —говорил он.

Когда он уставал вести процессию данных,которые Наука сочла за лучшее исключить (осколки летающего айсберга обрушилисьна Рим или Руан 5 мая 1853 г. Лодки небесных путешественников. Крылатыесущества на высоте 8 км в небе над Палермо 30 ноября 1880 г. Светящиеся колесав море. Дожди из серы и из мяса. Останки великанов в Шотландии, гробы маленькихвнеземных существ в скалах Эдинбурга... Когда он уставал, то давал отдых мозгу,играя сам с собой в сверх-шахматы на доске собственного изобретения с 2600клетками.

И вот Чарлз Гай Форт однажды заметил, чтоэтот колоссальный труд является ничем. Бесполезным. Сомнительным. Пустымзанятием маньяка. Он начал понимать, что только топтался на месте, на порогетого, что ощупью искал, что он еще не сделал ничего из того, что на самом деледолжен был сделать. Это было не исследование, а пародия на него. И он, такбоявшийся пожара, бросил в огонь коробки и карточки. Он открыл свою подлиннуюприроду. Этот маньяк странных реальностей был фанатиком общих идей. Что онначал бессознательно делать в течение этих полу потерянных лет Свернувшись вклубок в глубине своей пещеры с бабочками и старыми бумагами, он напал на однуиз великих сил века —уверенность цивилизованных людей в том, что они знают все о Вселенной, вкоторой живут. И почему он, Чарлз Гай Форт, прятался, точно стыдясь Потому,что даже малейшие намеки на то, что во Вселенной могут существовать огромныеобласти Неизвестного, неприятно беспокоят людей. В общем, г-н Чарлз Форт велсебя, как эротоман; будем держать в тайне наши грехи, чтобы общество нерассердилось, узнав, что оно оставляет целинными большую часть земель в областисекса. Теперь речь шла о том, чтобы перейти от маниакальности к пророчеству, отнаслаждения в одиночестве — к провозглашению принципа. Речь шла о том, чтобы создатьнастоящее, т.е. революционное произведение.

Научное знание необъективно. Оно, как ицивилизация, представляет собой заговор. Большое количество фактовотбрасывается — онипротиворечат установленным понятиям. Мы живем при режиме инквизиции, гдеоружием, чаще всего используемым против действительности, не соответствующейобщепринятому представлению, является презрение, сопровождаемое смешками. Чтотакое знание в подобных условиях "В топографии разума, — говорит Форт, — можно было бы определить знаниекак невежество в оболочке из смеха". Поэтому нужно было бы потребоватьдополнения к свободам, гарантируемым конституциями, — свободу сомнения в науке.Свободу сомневаться в Эволюции (а что, если труд Дарвина был фикцией), вовращении Земли, в существовании скорости света, гравитации и т.д. Во всем,кроме фактов. Не отсортированных фактов, а таких, какими они представляются,благородных или нет, чистопородных или выродков, с их кортежами странностей исосуществованием не приличий. Не отбрасывать ничего из действительности:будущая наука еще откроет неизвестные соотношения между фактами, которыекажутся нам безотносительными. Наука нуждается в потрясении голодным, хотя инедоверчивым, новым, диким умом. Мир нуждается в энциклопедии исключенныхфактов, проклятых реальностей. "Я очень боюсь, что придется выдать нашейцивилизации новые миры, где будут иметь право жить белые лягушки".

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.