WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 34 |

Общетеоретические положения, относящиеся кпроблеме образа (в ее психологическом плане), и инженерно–психологические понятия,характеризующие образные компоненты деятельности человека–оператора, послужили для насисходной основой исследования. Психический образ, регулирующий предметнуюдеятельность, изучался на примере

образных компонентов деятельности летчика,прежде всего образа полета.

Выбор именно этого объекта не случаен. Вавиационной психологии накоплен богатейший фактический материал и опыт анализаобразных компонентов психологической структуры деятельности летчика. К нимотносятся образы пространственного положения (представления о положении впространстве), чувства самолета, обобщенного представления о режиме полета наоснове показаний приборов, мышечных представлений и др. [37, 47,119].

Понятия "образ фигуры", "зрительный образ"издавна применялись при обучении летчиков–курсантов. Так, еще в50–е годы в книге пометодике летного обучения, например, указывалось: "Выполняя петлю, так же как идругие управляемые фигуры, летчик как бы вырисовывает тот образ фигуры, которыйсложился в его представлении" [38, с. 322], и еще: "При показе обучаемый долженпрежде всего воспринять и запомнить зрительные образы положений и движенийсамолета в пространстве" [Там же, с. 269].

Исследования авиационных психологов, а такженаблюдения методистов летного обучения, опытных летчиков, авиационныхкомандиров, летчиков–испытателей позволяют утверждать, что изучение деятельности именнолетчика открывает оптимальные возможности для разработки проблемы образа в еетеоретическом и прикладном аспектах. Это определяется особенностями самойлетной деятельности. Во–первых, по условиям этой деятельности психический образ долженбыть "представлен" сознанию летчика на протяжении всей его деятельности. Дело втом, что действия летчика, в том числе пилотирование самолета (особенноманевренного), не шаблонны уже хотя бы потому, что в полетесенсорно–перцептивныекомпоненты образа (образа пространства) иные по сравнению с теми, которыерегулируют поведение того же человека на земле. Летчику приходится сознательноконтролировать не только цели и задачи своих действий (образ—цель), но и те сенсорныекомпоненты образа, которые в земных условиях обычно не осознаются. Только приэтом условии он может противостоять искажениям образа, провоцируемымизменениями афферентации, преодолевать противоречивость в структуре образа.Необходимость постоянного осознания образа полета, особенно его базовогокомпонента — образапространственного положения, возрастает с увеличением маневренности самолета,вариативности внешних условий деятельности: постоянного изменения положениясамолета относительно трех его осей (крен, тангаж, курс) и, кроме того,относительно земной поверхности (изменение высоты, направления и скоростиполета), изменчивости внешней среды.

Во–вторых, образ, регулирующийдействия летчика, сложен по содержанию, структуре и функциям; характерные чертыи свойства психического образа, регулирующего любые конкретные предметныедействия человека–оператора, представлены в нем наиболее полно. Поэтому исследованиеобраза полета имеет не только узкий практический смысл для авиационныхспециалистов, но и более общее значение для инженерной психологии в целом. Нетолько действия в нестандартных ситуациях, но и непрерывно протекающий в каждомполете процесс пилотирования не превращаются в автоматизированный навык: онвсегда сознательно контролируется летчиком. Осознаваемая самими летчикаминеобходимость непрерывного поддержания четкого образа полета при пилотированиисамолета, особенно в сложных метеоусловиях (по приборам), являетсяспецифической чертой летной деятельности. Невозможность сведения, казалось бы,рутинной операции пилотирования к двигательному навыку обусловливается тем, чтолетчику приходится осознавать не только конечную цель полета, но и сам процессуправления; деятельность летчика по управлению включает вербально–логический процесс считыванияпоказаний приборов, который завершается интеграцией разрозненных показаний вцелостное представление о режиме полета, а также формированием конкретныхспособов действия, обеспечивающих достижение определенной эволюции самолета.Эта особенность летной деятельности в значительной мере способствует применениюметода самонаблюдения при изучении ее образных компонентов.

Однако образ полета содержит не толькоосознаваемые (или актуально значимые) компоненты, но и неосознаваемые (значимыелишь потенциально). Как было показано экспериментально А.А. Обозновым,соотношения между ними изменяются в зависимости от условий полета[112].

В связи с непрерывным изменением объектауправления и вариативностью внешних условий деятельности оперативные образы,регулирующие действия летчика даже в нормально протекающем полете, существенноразличны. В зависимости от исходного режима полета (высота, скорость, степеньотклонения от горизонтального движения), от характеристик внешней среды(видимость, облачность, состояние атмосферы, особенности земной поверхности:равнина, море, горы, лес), от субъективной значимости задания летчик пилотируясамолет, выполняет разные предметные действия, регулируемые образами с разнымпредметным содержанием. Иначе говоря, казалось бы, одинаковые или сходныетехнологические операции каждый раз выполняются по–разному, при помощи разныхпредметных действий. Поэтому по операциональному описанию летной деятельностиневозможно (или во всяком случае очень трудно) понять ее внутреннююпсихологическую картину. Смысл и способ выполнения действия определяютсяпредметным содержанием образа и его значимостью для летчика. Между тем приоперациональном описании деятельности именно эти моменты неучитываются.

Все сказанное о летной деятельности позволяетсчитать ее чрезвычайно интересным и богатейшим объектом для исследованияпсихического образа.

В определении подхода к изучению образныхкомпонентов летной деятельности мы руководствовались методологией исследований,разработанной в советской психологии. Одним из важнейших ее принципов являетсяпринцип единства сознания и деятельности, более широко: психики и поведения.Этот принцип требует при анализе психических процессов рассматривать их не какизолированно существующие явления, а изучать их в контексте реальной (илимоделируемой в условиях эксперимента) деятельности. При этом выявляются роль ифункции психических процессов в формировании и регуляции деятельности.Исследовательская задача состоит в том, чтобы через анализ внешней картиныдеятельности (орудийных и неорудийных движений, операций, внешних условий идругих факторов) раскрыть ее внутреннее психологическое содержание:субъективную направленность, значимые информативные признаки предмета, орудий исреды, способы поиска и извлечения информации. Эта информация для субъектавыступает либо в образной, либо в абстрактно–знаковой форме. Через анализдеятельности, дополняемый анализом общения с изучаемым субъектом, раскрываетсяорганизующая и регулирующая роль образа.

О содержании психического образа не удаетсясудить только по внешним показателям поведения. Структура, свойства, функцииобраза — внутренниесоставляющие деятельности, ее интимные механизмы. Для их выявления необходимокомплексное изучение и всесторонняя регистрация параметров поведения, а такжесостояния человека, с тем чтобы на основании системы признаков, прямых икосвенных, но объективных показателей действий получать данные, которыепозволяли бы судить о содержании образа.

При этом образ рассматривается как системныйобъект, имеющий сложную иерархическую структуру, диалектически противоречивые ивместе с тем переходящие друг в друга функции. Понимание системности образапредполагает дифференцированный анализ его детерминации: выявление не толькопричинно–следственныхсвязей, но также общих и специальных предпосылок, внешних и внутреннихфакторов, условий, опосредствующих звеньев и других детерминант [100].Дифференцированный анализ требуется и при изучении свойств и функций образа вдеятельности.

Комплексность изучения предполагает такжепоследующее целенаправленное воздействие на систему "человек—машина" в процессе еефункционирования, позволяющее проверить правильность сложившегосятеоретического представления о структуре, функциях, и свойствах образа, который"работает" в данных конкретных условиях деятельности. Это значит, чтовыявленные путем эксперимента и психологического анализа структура, свойства ифункции образа должны проверяться в практике обучения оператора и оптимизациисистемы "человек—машина".

В инженерной (как, впрочем, и в другихобластях) психологии используются различные методы исследования психическогообраза. Однако все они строятся на принципах методологии психологическогоисследования и общих положений психологической теории образа.

Первый метод — анализданных самонаблюдений. Сразу же отметим, что речьидет не об интроспекции как методе познания психических явлений путем ихнепосредственного восприятия, а о научном анализе данных самонаблюдения тех,кто оказывается в поле зрения исследователя. Поскольку образ — внутренний компонентдеятельности и его содержание в той или иной степени осознано человеком,выполняющим предметную деятельность, постольку возможно и необходимо при егоизучении использовать метод анализа данных самонаблюдения соответствующихспециалистов. В этих данных так или иначе проявляется профессиональный ижизненный опыт специалистов, который, как отмечалось, является базальнымкомпонентом образа. Они позволяют также судить о степени осознанности образа.Сбор и анализ данных, полученных в беседах, через высказывания, специальныеанкеты и т.д., — одиниз важнейших методов получения материалов, характеризующих психическийобраз.

Второй метод — сочетание наблюдений за действиямиоператора, в том числе объективно регистрируемыми его действиями (их процессоми результатами), с беседой о смысле и способевыполнения тех или иных действий, о внутреннихпричинах конкретных затруднений, ошибок и т.п. Этот метод включает, кроменаблюдения за действиями, естественный ("полевой") эксперимент и эксперимент намоделирующих устройствах, в процессе которого проводится регистрация основныхпараметров деятельности.

Третий метод — лабораторный эксперимент, моделирующийфрагменты действий с целью проверки гипотез, выдвинутых на основанииматериалов, полученных другими методами.

Наконец, четвертый метод — контрольный эксперимент, в частностиобучающий, дающий возможность проверить эффективность психологизированноговарианта обучения или вообще направленный на оценку правильности практическихрекомендаций, сформулированных на основании изучения содержания, структуры ифункций психического образа, регулирующего конкретную деятельность.

Какое же значение имеют для инженернойпсихологии и психологии труда исследования содержания, структуры и функцийобраза Помимо научного интереса, они решают задачу конкретизировать, наполнитьживым содержанием теоретические положения. Такие исследования служат иприкладным целям. Без знания содержания, структуры и функций образа вконкретной деятельности нельзя проектировать эту деятельность. Такие знаниядолжны быть использованы при конструировании систем управления (в первуюочередь системы отображения информации), обучении человека–оператора и профессиональномотборе.

Вместе с тем прикладные инженерно–психологические исследованияспособствуют разработке новых подходов к изучению психических процессов, вчастности, позволяют раскрыть многоуровневую иерархическую структуру процессоввосприятия, выявить фундаментальные свойства перцептивного образа и т.п. Мысльо необходимости изучать психические процессы в целостной деятельности выраженав посмертно опубликованной работе А.Н. Леонтьева. Он писал: "Изолируя вэксперимент изучаемый процесс, мы имеем дело с некоторой абстракцией...следовательно, тотчас же встает проблема возвращения к целостному предметуизучения — в егореальной природе, происхождении и специфическом функционировании" [87, с.7].

Изучение образа, регулирующего реальнуюдеятельность, позволяет преодолеть "неизбежные абстракции лабораторногоэксперимента",

которые иногда вступают в противоречие спониманием восприятия как процесса, посредством которого строится образмногомерного мира. "В психологии проблема восприятия должна строиться какпроблема построения в сознании индивида многомерного образа мира, образареальности. Что, иначе говоря, психология образа (восприятия) естьконкретно–научноезнание о том, как в процессе своей деятельности индивиды строят образ мира— мира, в котором ониживут, действуют, который они сами переделывают и частично создают; это— знание также о том,как функционирует образ мира, опосредствуя их деятельность в объективнореальном мире" [87, с. 6].

Нам представляется, что изучениепсихологических особенностей деятельности летчика дает такоеконкретно–научноезнание, поскольку человеку в полете приходится если и не строить образ мира,то, во всяком случае, восстанавливать его на измененном материале (на новой,точнее искаженной по сравнению с привычными условиями, сенсорной основе).Исследуя процессы психической регуляции многообразных действий летчика, мыдумаем, что прикладные инженерно–психологические исследования послужат развитию общей теориипсихологии образа.

Глава 2 ОБРАЗ ПОЛЕТА (психический образ) вПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (летчика)

Б.Г. Ананьев предостерегал от крайностей втрактовке взаимоотношения образа и действия: их отождествления по признакупредметности. «Нужно избегать, — писал он, — крайностей прагматического отождествления предметного образа ипредметного действия. Относительное "обособление" образа от конкретногопредметного действия достигается в результате преобразования образа развитиеммышления и речи, создающих смысловую основу развития образного знания». Идалее: "Можно подумать, что процесс восприятия не только формируется впредметной деятельности, но и ограничивается ею, если только: а) этот процессне опосредствуется мыслительными процессами и не становится, таким образом,наблюдением как единством восприятия и мышления; б) если не образуется особаяпознавательная деятельность в форме наблюдения" [7, с. 227].

С развитием наблюдения "предметная область"образов расширяется значительно быстрее, чем предметная область практическихдействий (имеется в виду развитие индивида). И это является важным условиемсовершенствования предметно–практической деятельности, в особенности ее творческихкомпонентов. Приведенное высказывание Ананьева как нельзя лучше иллюстрируетсяматериалами самонаблюдений летчиков, касающихся содержания и функций образаполета.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.