WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 34 |

Психология также не осталась равнодушной ксистеме подготовки летчика. В начале и середине 30–х годов благодаря участиюпсихологов в анализе летного труда делаются попытки обосновать целесообразностьразвития у летчиков определенных психологических свойств и качеств, а не толькодвигательных навыков; разрабатываются психологические приемы овладениядеятельностью, достижения профессионального мастерства (С.Г. Геллерштейн, К.К.Платонов, В.В. Чебышева и др.). Психологами критиковались методы наземнойподготовки, направленные исключительно на отработку двигательных навыков, приэтом часто (или даже как правило) не соответствующих тем, которые нужны вполете. При обсуждении на научной конференции Института авиационной медициныРККА вопросов наземной тренировки летчиков С.Г. Геллерштейн отмечал: "Притренировках летных навыков далеко не используется и не учитывается рольсамоконтроля. Без него эффект оказывается ничтожным. Нельзя забывать также, чторабота летчика протекает в чрезвычайно вариативных условиях. Поэтому вреднопрививать летчику на земле стандартные стереотипы движения по их усилию,амплитуде и т.д. Это не всегда учитывается, когда говорят о так называемойсоразмерности движений" [Там же, с. 242].

Критика психологами методов обучения былаоснована на психологическом анализе летного труда. Нацеленность на такой анализотчетливо видна в воспоминаниях В.М. Когана о работе психологов в Ейской летнойшколе в 1934 г. Понимание специфики летного труда привело к разработкерекомендаций по обучению, в которых «существенное место уделялось демонстрациистереоскопических съемок ландшафтов для стимуляции образования устойчивыхпредставлений —образов памяти. Формирование образов памяти на стадии первоначального обучениялетчиков считалось психологами необходимым вследствие специфики требованияпрофессии летчика к познавательной сфере человека: интеллекту, памяти,восприятию, представлениям. Так, утверждалось, что восприятие у летчика впроцессе пространственной ориентации и пилотирования как бы сопоставляется спредставлениями и носит опосредствованный характер. На этой основеопосредствованных опытом суждений базируется интеллектуальная ориентировкалетчика, которая всегда содержит элемент предвосхищения. Чем опытнее летчик,тем больше выступает на первый план опережающее решение в его действиях» [Тамже, с. 292].

Очень верно подмечены психологом следующиеспецифические черты деятельности летчика. Во–первых; "принятое деление навнешние условия —среду и внутренние интероцептивные переживания — оценки, решения — неэффективно, так как в этойспециальности внешнее и внутреннее неразделимо" [Там же, с. 291].Во–вторых,укоренившееся в психологии деление актов на сенсорные и моторные в летном делене оправдано, "так как в действительности восприятия сопровождаютсяприноровительными движениями, а принимаемые решения подвергаются идеомоторнойкоррекции" [Там же, с. 291].

Обе эти специфические черты обусловливаютсложность, многокомпонентность образа полета, его системный характер.Неразделимость внешнего и внутреннего, сенсорики и моторики воплощается вформировании такого сложного компонента образа, как чувство самолета,"слитность" летчика с самолетом: летчик как бы непосредственно ощущает себя исамолет единым организмом; плоскости самолета выступают для него какпродолжение его собственного тела, а воздушная среда — как опора для этого единогоорганизма. Специфические черты деятельности объясняют и роль неинструментальныхсигналов для летчика в полете даже на современном самолете, оборудованномновейшей системой индикации.

Исходя из изложенного, можно заключить, что в30–е годы психологиябыла готова предложить теоретическое обоснование методов обучения, направленныхна формирование адекватных задачам психических механизмов регуляции действий.Однако возможности психологии реализованы не были, а начиная с конца30–х годов слово"психолог" в Институте авиационной медицины, где подвизались авиационныепсихологи, стало "не очень лестным" [Там же, с. 299]. Так, Ф.Н. Шемякин,присутствовавший как представитель Института психологии на совещании вИнституте авиационной медицины, вспоминает, что его изумила уже сама темасовещания: "Нужна ли в авиации психология". На совещании звучали утверждения:"Авиации нужна не психология, а учение об условных рефлексах" [Там же, с. 299].Такое отношение к психологии не могло сказаться отрицательно на внедрениипсихологически обоснованных методов обучения.

Справедливости ради надо сказать, что впрактике обучения, хотя и без упоминания слова "психология", фактическисуществовали методические приемы, формирующие полноценный образ полета. Вкнигах, опубликованных в начале 50–х годов [Там же, с. 38, 145], использовалось понятие образа,обозначавшее наглядное представление летчиком траектории полета, критиковалисьметоды механического заучивания движений.

В работе [38] подчеркивалась необходимостьосмысленного обучения, которое противопоставлялось выработке навыка. Нужныинтеллектуально развитые, мыслящие летчики, а в приобретении навыка интеллектне имеет большого значения. Люди, обладающие невысокой степенью интеллекта,дают большую успешность в выполнении простых моторных действий, но образованиеавтоматизмов не есть показатель подготовленности летчика, напротив, автоматизмымешают развитию способности мыслить в полете, действовать нестандартно. Летчик,по мнению методистов летного обучения, должен понимать, что происходит в данныймомент, какова цель его действий, он должен "мысленно опережать движениесамолета, предвосхищать полет" [Там же, с. 275]. При этом признавалось, чтовыработка "механических навыков движений" вредна, поскольку такие навыкиполностью непригодны, например, для выполнения фигур пилотажа: "Вырисовываниефигур возможно только при тех условиях, когда летчик ясно представляет себевесь процесс фигуры, когда он во время выполнения ее упреждает движениесамолета, направляя основное внимание на желаемый и получающийся результатдействий" [Там же, с. 272]. И далее: "Выполняя петлю, так же как и другиеуправляемые фигуры, летчик как бы вырисовывает тот образ фигуры, которыйсложился в его представлении. Рычаги управления являются средством этоговырисовывания. Точность и соразмерность движений рычагами управления имеютбольшое значение, однако они обусловливаются не заученностью этих движений, аясностью плана действий, быстротой восприятий и правильностью оценок условийполета" [Там же, с. 322—323].

В суждениях методистов усматриваетсяпонимание необходимости сочетать управление с пространственной ориентировкой.При этом подразумевается, что сначала летчик–курсант приучается к восприятиюпространства, а лишь затем может переходить к контролированию полета поприборам: "Категорически запретить курсанту смотреть на приборы с первого раза"[145, с. 105].

Очевидно, опытным практикам присуще пониманиетого, что основой (базовым компонентом) образа полета должно служитьпредставление о пространстве, а также понимание того, что все компоненты образавзаимосвязаны так, что они взаимно включаются друг в друга. Поэтому иногдапрактики высказывают суждения, предвосхищающие теоретические концепциипсихологии. Так, мысль методиста Г. Г. Голубева: "Осмотрительность следует ненаслаивать на технику пилотирования, а вплетать в нее" [38, с. 273]— представляется нампредвосхищением концепции "включения", предложенной А. А. Крыловым[79].

Осмотрительность — авиационный термин, обозначающийвосприятие летчиком того, что его окружает: способность видеть всепространство, охватываемое полем зрения, иметь отчетливое представление обокружающей обстановке. Фактически осмотрительность —это одно из проявлений образапространственного положения. Показателем подготовленности летчика служитсочетание техники пилотирования с осмотрительностью, что возможно при условии,если действия летчика регулируются полноценным образом полета.

Мы подробно остановились на взглядахметодистов летного обучения, на которых строилась подготовка летчиков в40—50–е годы, чтобы показать, какпотребность практики вызывает к жизни теоретические концепции, которые не былиофициально признаны в качестве методологической основы обучения.

В последующие десятилетия воспитаниюперцептивных и умственных механизмов регуляции действий летчика уделялосьбольшее внимание. Нередко при этом говорилось об образовании "умственных" или"сенсорных" навыков [69]. В этом неправомерном объединении терминов проявляетсяпопытка преодолеть расхождение между практикой и теорией обучения. Последняяявно отстает. Поэтому воспитание внутренних механизмов регуляции действий необеспечено методологически и методически и не ведется целенаправленно по единойпрограмме, а зависит от индивидуальных склонностей и способностей обучающего.Между тем, как уже говорилось, в настоящее время условия деятельности летчикане столь благоприятны с точки зрения спонтанного формирования полноценногообраза полета под влиянием практики полетов. Теперь его необходимо формироватьспециально, прилагая целенаправленные усилия, с самого начала обучения.Обучение же сейчас начинается (вопреки запрету прошлых лет) с приборного"полета" на тренажере, т.е. с формирования обедненного "образавилки".

Одно из последствий изменения условийдеятельности и обучения — сниженная потребность визуального ориентирования в полете.Естественно, это ухудшает осмотрительность: возможность в процессе управленияконтролировать внекабинное пространство в целях обнаружения препятствий, атакже непосредственного ориентирования. Приходится говорить о том, что теперьосмотрительность не "вплетается" в технику пилотирования. Кроме того,изменяется предметное содержание образа — оно обедняется или искажается засчет изменения образа пространственного положения. Летчик недостаточнообучается с самого начала правильному восприятию земли и естественногогоризонта, не научается видеть (и естественно, наглядно представлять) землюнеподвижной, а самолет перемещающимся относительно земли. В этой связи проблемапространственной ориентировки обостряется.

С точки зрения восприятия пространства иположения самолета в пространстве можно различить два типа летчиков [105].Летчики первого типа психологически изолируются от окружающего пространства,рассматривая кабину самолета и себя в качестве той исходной точки, относительнокоторой перемещается и вращается все остальное. Им кажется, что на виражегоризонт становится боком, на штопоре и бочке вращается земля, припилотировании земля надвигается на самолет и т.д. Летчики второго типапредставляют, что самолет перемещается относительно неподвижной земли.Восприятие у этих летчиков более целесообразно и осознанно, вместе с тем онизатрачивают меньше времени на переработку информации о положении самолета впространстве. Летчики первого типа предварительно должны проделать мысленныйпереход к земной системе координат. Как правило, такое восприятие пространствахарактерно для курсантов на первоначальных этапах обучения, но иногда подобныеособенности восприятия закрепляются надолго и отмечаются даже у опытныхлетчиков.

Обращает на себя внимание то, в чем авторизложенных выше взглядов (В.Н. Медников, в прошлом летчик–инструктор) видит причинывыработки "нецелесообразного восприятия": закрытая кабина, излишнее вниманиеприборам, боязнь полета и мышечная скованность, ближняя фокусировка зрения (наприборах и носовой части самолета).

Для предохранения от выработки"нецелесообразного восприятия" курсанта раньше заставляли летать с открытымфонарем, не позволяли пилотировать по авиагоризонту при наличии хорошейвидимости. Однако в современных условиях курсант, прежде чем он увидитпространство в реальном полете, привыкает пилотировать по приборам на земле,что, очевидно, повышает вероятность закрепления "нецелесообразного восприятия".Сам полет на самолете, оборудованном многочисленными приборами, поглощающимивнимание неопытного летчика и позволяющими управлять без визуальнойориентировки в пространстве, не побуждает к контролю внекабинного пространстваи тем самым не вынуждает летчика активно преодолевать сложившиеся в земныхусловиях перцептивные стереотипы. В результате — снижение осмотрительности даже уопытных летчиков, иногда даже летчики–инструкторы представляют ситуациюполета неадекватно и поэтому, естественно, не могут помочь курсантусформировать образ пространства без искажения его предметного содержания. Какпоказал опрос летчиков–инструкторов, проведенный М.А. Кремнем, некоторые из них (5человек из 47 опрошенных, т.е. около 10%) представляют дело так, будто бы вполете окружающее пространство перемещается относительно самолета.

На вопрос о содержании образа представления(движется ли пространство относительно самолета, или движется самолет) этиинструкторы отметили: 1) "пространство движется вокруг самолета, так как длялетчика неподвижной системой является самолет"; 2) "пространство движетсявокруг самолета"; 3) "образное представление о положении самолета — перемещение линии горизонта иземной поверхности относительно самолета"; 4) "из перемещения линии горизонта иземной поверхности относительно самолета определяется движение пространства";5) "пространство движется вокруг самолета".

42 инструктора (около 90%) отметили, что онипредставляют пространство как неподвижное. Вот некоторые из типичных ответов:"Всегда учу курсантов, что самолет движется в пространстве. Без этого ненаучить... И при перевороте пространство вокруг нас не крутится". "При обученииисхожу из того, что самолет движется, а пространство неподвижно". "Пространствоотносительно самолета еще никогда не двигалось. Самолет движется впространстве, а летникпилотирует (управляет) самолетом, а не горизонтом". "Горизонт стоит на месте, адвижется самолет". "Так как при выполнении реального полета мы должныобеспечить прежде всего безопасность полета курсанта, то ему объясняется, чтодвижется самолет, и управлять, естественно, нужно самолетом, а негоризонтом".

Наиболее общий принцип, которымруководствуются опытные инструкторы, можно выразить словами методиста Н.П.Крюкова: "Мы учим выполнять полет не от приборов к пространству, а отпространства к приборам", т.е. иными словами: в основу образа полета у курсантазакладывается образ пространственного положения, содержание которогосоответствует концепции неподвижной земли.

Однако нельзя оставить без внимания тот факт,что примерно 10% летчиков–инструкторов руководствуются неадекватным образом. Вероятно, неслучайно один из них, излагая свой подход к обучению, говорит, что "в первуюочередь внимание курсанта обращается на показания приборов и на визуальнуюкартину закабинного пространства", а другой считает, что пространственноеположение определяется "из перемещения линии горизонта и земной поверхности, апо показаниям приборов — движение самолета".

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.