WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 39 |

Сергей С., 15 лет.С детства был общителен, но отличался впечатлительностью и мнительностью. До7-о класса хорошо учился, преуспевал в занятиях легкой атлетикой, хорошо бегална короткие дистанции. В 12 лет у него на глазах внезапно от сердечногоприступа скончалась его бабушка. Вскоре после этого во время бега на спортивномсоревновании почувствовал, что у него заболело сердце. Бросил занятияспортом — боли прошли.Через год компания асоциальных одноклассников стала еготерроризировать —побоями и угрозами заставляли выпрашивать у иностранцев жевательную резинку,торговать ею и отдавать им выручку. Возобновились боли в сердце, стал боятьсяходить в школу, затем вообще выходить на улицу. Когда главарь этой компании былотправлен в колонию, преследования прекратились, но теперь стал страшитьсявыходить из дома из-за болей в сердце. Был отравлен в санаторий — там хорошо себя чувствовал, болипрошли, в санаторной школе окончил 8-й класс. В 14 лет — бурное половое созревание, заодин год превратился из мальчика во взрослого мужчину. Летом с родителями уехалв деревню — там послекупания в холодной реке в жаркий день приступ болей в сердце возобновился. Привозвращении в школу и при виде прежних преследователей снова почувствовал болив сердце. К ним присоединились перебои, сердцебиения, ощущения, как будточто-то «ударяет в голову», «захлебывается дыхание». Тщательное обследование вкардиологическом диспансере никаких отклонений со стороны сердца не выявило.Сиднем сидел дома, отказывался ходить в школу, допекал родных разговорами освоей болезни. Ел и спал хорошо, ночью никогда никаких приступов не было. Былнаправлен на обследование в подростковую психиатрическую клинику.

Госпитализацией был крайне недоволен.Считал, что его должны немедленно перевести в кардиологическую клинику, чтоздесь в случае опасного приступа не смогут оказать нужную помощь. Старался непокидать постели, боялся вставать, ел лежа, непрестанно считал свой пульс, то идело звал врача за помощью. Был капризен, раздражителен. Родных на свиданияхдопекал жалобами, уверял, что он тяжело болен.

В клинике у больного были обнаруженыприступы диэнцефальной дистонии: внезапно краснел, затем бледнел, покрывалсяхолодным потом, пульс учащался до 120 в 1 минуту, АД повышалось до 150/100 мм.рт. ст. При этом жаловался на сильную слабость, ощущение «удара в голову» Черезнесколько минут все проходило.

Охотно вступал в контакт и рассказывал осебе. К отцу относился неприязненно — «противно видеть, когда онвыпивает», обижен на него за то, что тот не считает его больным. К материотносится тепло. Просветлел при упоминании о дяде, который, видимо, его балует:с помощью того собрал уникальную коллекцию из полусотни иностранных авторучек.Согласился, что сердце у него, возможно, здоровое и все «от нервов» просил еголечить.

Физическое развитие с выраженнойакселерацией —соответствует возрасту 18–19 лет. Половое созревание завершено.

После лечения диэнцефальными смесями ипсихотерапии приступы прекратились, боли в сердце стихли. Был выписан срекомендацией перевода в другую школу.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован эпилептоидный тип.Ошибочное определение, видимо, связано с обнаруженной склонностью кдиссимуляции и негативным отношением к психологическому обследованию, котороепроводилось в первые дни поступления в клинику, когда контакт с больным еще небыл установлен. Конформность и реакция эмансипации умеренно выражены. Имеетсяотрицательное отношение к алкоголизации. По шкале субъективной оценкисамооценка неудовлетворительная: ни черт какого-либо типа, ни достоверноотвергаемых черт не выявлено, что, возможно, также связано сдиссимуляцией.

Диагноз. Затяжнойневроз (неврастения) с картиной ипохондрического синдрома на фоне акцентуацииастено-невротического типа и пубертатных диэнцефальных кризов.

Катамнез. Послевыписки возобновил учебу в другой школе. Остается склонность к ипохондричности.Избегает занятий спортом.

При этом типе акцентуации повышеначувствительность к напряженным умственным нагрузкам и к событиям, провоцирующимипохондричность (болезнь близких).

СЕНСИТИВНЫЙ ТИП

Еще в 1917 г. Е.Kretschmer, описав одну изформ реактивного психоза, названную сенситивным бредом, обратил внимание, чтоэтот психоз развивается у личностей особого склада: чрезмерная чувствительностьи впечатлительность сочетаются у них с высокими моральными требованиями к самимсебе, с «этической скрупулезностью». Под ударами судьбы они легко становятсякрайне осторожными, подозрительными и замкнутыми. П.Б.Ганнушкиным (1933) былоподмечено, что за всем этим лежит резко выраженное чувство «собственнойнедостаточности». Позднее, пытаясь разделить человечество на шизоидов ициклоидов, Е.Kretschmer (1921) отнес сенситивных субъектов к первым. С тех порсохраняется три тенденции в отношении к сенситивному типу: рассматривать егокак вариацию типа шизоидного, включать его в группу астеников [Ганнушкин П.Б.,1933] и, наконец, считать сенситивный тип характера совершенно особым[Schneider К., 1923] Е.Kretschmer также впоследствии изменил свой взгляд: водном из последних изданий «Медицинской психологии» (1973) сенситивный тип былвыделен как самостоятельный. Как будет видно из дальнейшего изложения,сенситивный тип существенно отличается от шизоидного, скорее он ближе кширокому кругу астеников, но составляет среди них все же четко обособленнуюподгруппу.

В отечественных руководствах по детскойпсихиатрии описание сенситивного типа психопатии вообще отсутствует, и это неслучайно. Сенситивная психопатия формируется относительно поздно. Еестановление чаще всего падает на возраст 16–19 лет, т.е. на постпубертатныйпериод, на время самостоятельного вступления в социальную жизнь.

Однако с детства обнаруживаются такие чертыхарактера, как пугливость и боязливость. Такие дети часто боятся темноты,сторонятся животных, страшатся остаться одни. Они чуждаются слишком бойких ишумных сверстников, не любят чрезмерно подвижных и озорных игр, рискованныхшалостей, избегают больших детских компаний, чувствуют робость и застенчивостьсреди посторонних, в новой обстановке и вообще не склонны к легкому общению снезнакомыми людьми. Все это иногда производит впечатление замкнутости,отгороженности от окружающего и заставляет подозревать свойственные шизоидамаутистические наклонности. Однако с теми, к кому эти дети привыкли, онидостаточно общительны. Сверстникам они нередко предпочитают игры с малышами,чувствуя себя среди них увереннее и спокойнее. У них не проявляетсясвойственный шизоидам ранний интерес к абстрактным знаниям, «детскаяэнциклопедичность». Чтению многие из них предпочитают тихие игры, рисование,лепку. К родным они иногда обнаруживают чрезвычайную привязанность, даже прихолодном к ним отношении или суровом обращении с ними. Отличаются послушанием,часто слывут «домашним ребенком».

Школа пугает их скопищем сверстников, шумом,возней и драками на переменах, но, привыкнув к одному классу и даже страдая отнекоторых соучеников, они крайне неохотно переходят в другой коллектив. Учатсяобычно старательно. Пугаются всякого рода проверок, контрольных, экзаменов.Нередко стесняются отвечать перед классом, боясь сбиться, вызвать смех, илинаоборот, отвечают меньше того, что знают, чтобы не прослыть выскочкой иличрезмерно прилежным учеником среди одноклассников.

Начало пубертатного периода обычно проходитбез особых осложнений. Трудности адаптации начинаются в 16–19 лет — в период смены привычногошкольного стереотипа на трудовой или на обучение в другом учебном заведении,т.е. в период, когда надо активно устанавливать отношения с множеством новыхлюдей. Именно в этом возрасте обычно выступают оба главных качествасенситивного типа, отмеченные П.Б.Ганнушкиным (1933), — «чрезвычайная впечатлительность»и «резко выраженное чувство собственной недостаточности».

Реакция эмансипации у сенситивных подростковбывает выражена довольно слабо. К родным сохраняется детская привязанность. Копеке со стороны старших относятся не только терпимо, но даже охотно ейподчиняются. Упреки, нотации и наказания со стороны близких скорее вызываютслезы, угрызения и даже отчаяние, чем обычно свойственный подросткам протест.Тем более не возникает желания оспорить или отвергнуть духовные ценности,интересы, обычаи и вкусы старшего поколения. Иногда даже выступает подчеркнутоеследование идеалам и образу жизни взрослых. Созвучно этому рано формируютсячувство долга, ответственности, высокие моральные и этические требования и ксебе, и к окружающим. Сверстники нередко ужасают грубостью, жестокостью,циничностью. У себя же видится множество недостатков, особенно в областикачеств волевых и морально-этических. Источником угрызений у подростковмужского пола зачастую служит столь частый в этом возрасте онанизм. Возникаютсамообвинения в «гнусности» и «распутстве», жестокие укоры в неспособностиудержаться от пагубной привычки. Онанизму приписываются также собственноеслабоволие, робость и застенчивость, неудачи в учебе вследствие якобы слабеющейпамяти или свойственная иногда периоду усиленного роста худоба,диспропорциональность телосложения и т.п.

Чувство собственной неполноценности усенситивных подростков делает особенно выраженной реакцию гиперкомпенсации. Ониищут самоутверждения не в стороне от слабых мест своей натуры, не в областях,где могут раскрыться их способности, а именно там, где чувствуют своюнеполноценность. Девочки стремятся показать свою веселость и общительность.Робкие и стеснительные мальчики натягивают на себя личину развязности и даженарочитой заносчивости, пытаются продемонстрировать свою энергию и волю. Но кактолько ситуация требует от них смелости и решительности, они тотчас же пасуют.Если удается установить с ними доверительный контакт и они чувствуют отсобеседника симпатию и поддержку (что в отличие от лабильных подростковдостигается обычно далеко не сразу), то за спавшей маской «все нипочем»обнажается жизнь, полная укоров и самобичевания, тонкая чувствительность инепомерно высокие требования к самому себе. Нежданное участие и сочувствиемогут сменить заносчивость и браваду на внезапно хлынувшие слезы.

В силу той же реакции гиперкомпенсациисенситивные подростки оказываются на общественных постах (старосты и т.п.). Ихвыдвигают воспитатели, привлеченные их послушанием и старательностью. Однако иххватает лишь на то, чтобы с большой личной ответственностью выполнятьформальную сторону порученной им работы, но неформальное лидерство в такихколлективах достается другим. Намерение избавиться от робости и слабоволиятолкает сенситивных мальчиков на занятия силовыми видами спорта — борьбой, гантельной гимнастикой ит.п. Так, например, 16-летний юноша, тихий и робкий, почти все свободное времяпроводил на парашютной вышке, прыгая по нескольку раз в день и проделывая ввоздухе разного вида гимнастические упражнения, чтобы «навсегда подавить всякийстрах». Возможно, занятия спортом приносят им определенную пользу, но истинногоудовольствия они здесь обычно не получают и заметных успехов недостигают.

Реакция группирования со сверстниками, как иреакция эмансипации, получает мало внешних проявлений. В отличие от шизоидов,сенситивные подростки не отгораживаются от товарищей, не живут в воображаемыхфантастических группах и неспособны быть «белой вороной» в обычной подростковойсреде. Они разборчивы в выборе приятелей, предпочитают близкого друга большойкомпании, очень привязчивы в дружбе. Некоторые из них любят иметь более старшихпо возрасту друзей. Обычная подростковая компания ужасает их царящим в нейшумом, грубостью, развязностью.

Увлечения сенситивных подростков можноразделить на истинные, гармонирующие с их характером, и на контрастные ихнатуре и обусловленные реакцией гиперкомпенсации [Скроцкий Ю.А., 1973, 1980].Первые относятся в основном к интеллектуально-эстетическим хобби. Они весьмаразнообразны и зависят от уровня общего развития, определяются примерамистарших, индивидуальными наклонностями и способностями. Здесь встречается иувлечение разными видами искусства: музыкой (обычно классической), рисованием,лепкой, шахматами. Здесь же часто фигурируют разведение домашних цветов, певчихптиц, аквариумные рыбы, приручение мелких животных. Удовлетворение здесьприносит сам процесс занятий: возможность прочесть интересную книгу наиностранном языке, послушать любимую музыку, порисовать, решить сложнуюшахматную задачу, полюбоваться растущими цветами, покормить рыбок и т.п. Этиувлечения начисто лишены желания привлечь к себе внимание окружающих илидобиться поражающих результатов. Даже реальные успехи самими подросткамиоцениваются весьма скромно.

Увлечения, связанные с реакциейгиперкомпенсации, чаще всего принадлежать к «лидерским» или телесно-мануальным.Здесь главное уже цель и результат, а не сам процесс. Об этих увлечениях ужебыло сказано выше.

Реакции, обусловленные формирующимсясексуальным влечением, густо окрашены переживанием собственной неполноценности.Как указывалось, обычный подростковый онанизм становится порою источникоммучительных угрызений и терзаний. Робость и застенчивость проявляются судвоенной силой, когда вспыхивает первая любовь.

Нередко объект влюбленности так и остаетсясовершенно неосведомленным о вызванном им чувстве, настолько оно оказываетсязатаено. Или же, наоборот, признания и объяснения бывают, возможно в силу тойже реакции гиперкомпенсации, столь решительными и неожиданными, что пугают иотталкивают. Отвергнутая любовь повергает в отчаяние и крайне обостряет чувствособственной неполноценности. Самобичевания и самоукоры могут доводить досуицидных мыслей.

Суицидное поведение сенситивных подростковотличается двумя особенностями. Во-первых, повторными вспышками суицидныхмыслей без осуществления каких-либо попыток. Появление подобных мыслей всегдаобусловлено ситуацией — ударами жизни по слабым местам сенситивного типа, подогревающимипредставление о собственной неполноценности. Во-вторых, в критическихситуациях — истиннымисуицидными действиями, лишенными всякого элемента демонстративности. Суицидныедействия обычно совершаются под влиянием цепи неудач, разочарований, причемпоследней каплей может послужить довольно ничтожный повод. Эти действия нередкобывают совершенно неожиданными для окружающих.

Ни к алкоголизации, ни к токсикоманическомуповедению вообще, ни к делинквентности сенситивные подростки не склонны.Сенситивные юноши, как правило, даже не курят, алкогольные напитки могутвнушать им отвращение. Если же наступает алкогольное опьянение, то частоприходится видеть не эйфорическую, а депрессивную реакцию с возрастаниемпереживаний собственной неполноценности. В отличие от шизоидов, здесь алкогольне способен играть роль своеобразного коммуникативного допинга, т.е. необлегчает контактов и не вселяет уверенности в себе.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.