WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 39 |

С той же целью и также в компании товарищеймогут использоваться не только алкоголь, но и другие дурманящие средства,способные вызвать необычное повышение настроения или дать испытать неизведанныееще дотоле ощущения и переживания вплоть до галлюцинаций. Однако алкоголь всовременных условиях остается наиболее распространенным и излюбленным способомэйфоризации. К суррогатам алкоголя и другим дурманящим средствам частоприбегают наряду с алкоголем [Буторина Н.Е. и др., 1978].

В последние годы в западных странах, гдераньше свирепствовала эпидемия подростковых наркоманий, алкоголь как будто сталпостепенно теснить наркотики. Во всяком случае актуальность алкоголизацииподростков стала несомненно расти [Строгонов Ю.A., 1981].

Токсикоманическое поведение еще несвидетельствует о формировании токсикомании, в частности алкогольной. Последнейприсуще появление сперва психической, а затем физической зависимости оталкоголя. У подростков на формирование психической зависимости сильно влияетреакция группирования со сверстниками.

Групповая психическаязависимость. Это — особый подростковый феномен,описанный Ю.А.Строгоновым и В.Г.Капанадзе (1978) В этих случаях потребность ввыпивке возникает немедленно, как только попадают в «свою» компанию. Запределами «своей» группы пока еще нет тяготения к вину, с чужими ималознакомыми не пьют. Отрыв от «своей» группы сразу же прекращаеталкоголизацию. Наличие групповой психической зависимости еще не свидетельствуето наличии алкоголизма, а лишь является угрожающим предшественникомего.

Индивидуальная психическаязависимость. Этот феномен является уже раннимпризнаком алкоголизма. Здесь подросток начинает активно выискивать любой поводи ситуацию для выпивки. Отрыв от своей группы ведет сразу же к поиску другойподростковой алкоголизирующейся компании. Неалкогольные дурманящие средстванередко начинают использоваться в одиночку.

Типологические особенностиалкоголизации. Зависимость особенностейтоксикоманического поведения от типа психопатии или акцентуации характера вподростковом возрасте проявляется весьма отчетливо. Видимо, именно тип аномалиихарактера а не просто «психопатичность» или даже ее степень, как полагаютА.А.Портнов и И.Н.Пятницкая (1971), имеют решающее значение. По нашим данным,соотношение числа психопатий и акцентуаций характера среди подростков салкоголизмом I–IIстепени не отличается существенно от такового соотношения среди другихгоспитализированных подростков.

Зато типологические особенности были болееотчетливы. Злоупотребление алкоголем, не достигающее степени алкоголизма, имеломесто у 45% обследованных представителей неустойчивого типа, у 35% — эпилептоидного, у28% — истероидного иистероидно-неустойчивого, у 26% — гипертимного и гипертимно-неустойчивого. Среди шизоидов алкоголемзлоупотребляли лишь единицы, кстати, всегда предпочитавшие легкие степениопьянения.

Подросткам сенситивного типа присущеотрицательное отношение к алкоголю даже при выраженных степеняхпсихопатий.

Высокая частота алкоголизации подростковнеустойчивого типа вполне понятна — страсть к бездумным развлечениям и удовольствию составляет одну изглавных черт этого типа. Вино рассматривается ими как необходимый атрибуткульта развлечений. Поэтому выпивки всегда осуществляются в группе асоциальныхсверстников и даже, когда формируется алкоголизм, продолжаются в компаниисобутыльников. В качестве мотива алкоголизации обычно приводится желаниеиспытать веселое настроение, предпочитаются не очень глубокие, эйфорическиестадии опьянения. Вино обычно привлекает больше, чем водка («водка невкусная»,«слишком быстро валит», «от вина кайф лучше»).

Виктор К., 16 лет.Из непьющей семьи. С детства был хилым (искусственное вскармливание),худеньким, медленно рос. В 7 лет из-за слабого физического развития не взяли вшколу. Часто болел ангинами. Воспитание было необычным: нежный, ласковый отец идовольно суровая мать. В младших классах под постоянным контролем отца училсяудовлетворительно. Отличался трусливостью, дружил с мальчиком, который егозащищал. Боялся воров и бандитов. Когда ему было 11 лет, скоропостижноскончался отец. Не прошло и года, как на его глазах погиб под автомашиной егодруг-защитник. Обе смерти пережил довольно легко. С 13 лет резко изменился: неслушал мать, стал грубым, забросил учебу, прогуливал школьные занятия.Сдружился с физически сильным второгодником, тот втянул его в компаниювыпивающих подростков. С ними стал охотно и часто пить вино «для веселья»(водку пить избегал). Раз-два в неделю являлся домой пьяным. Распродалсобранную вместе с отцом большую коллекцию марок — все деньги потратил на выпивки сприятелями. Чтобы оторвать от компании, мать отправила его в другой город кдеду. Учился там в 8-м классе. Не найдя себе собутыльников в школе, завелзнакомства среди уличных подростков, стал выпивать с ними. Возвращенный дедом кматери, «совсем сорвался». Все время стало тянуть на выпивки, искал любуюслучайную компанию, где можно было бы распить вино. Для опьянения сталатребоваться все большая доза спиртного — выпивал уже по бутылке вина водин прием. Исчез рвотный рефлекс при передозировке. Перед госпитализациейпоследнюю неделю пил ежедневно. Попал в вытрезвитель.

Помещенный в психиатрическую больницу дляпротивоалкогольного лечения, быстро вступил в контакт с асоциальнымиподростками. Мать встречал холодно. Реальных планов на будущее не имеет.Соглашайся где-нибудь работать, «раз надо». Лечился неохотно.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован смешанныйэпилептоидно-неустойчивый тип. Признаков, указывающих на возможностьпсихопатии, не выявлено. Конформность средняя, реакция эмансипации умеренная.Диагностика неустойчивого типа служит указанием на склонность кделинквентности. Отмечена высокая психологическая склонность к алкоголизации.По шкале субъективной оценки самооценка недостаточная, достоверно ни черткакого либо типа, ни отвергаемых черт не выявлено.

Диагноз.Хронический алкоголизм — I стадия. Психопатия умеренной степени неустойчивоготипа.

Катамнез через 2года. После проведенного противоалкогольного лечения окончил ПТУ, работалслесарем. Через полгода снова попал в алкогольную компанию и стал выпивать. Заизбиение подростков и отнимание у них денег осужден и направлен вколонию.

Подобный же модус токсикоманическогоповедения бывает свойствен начинающим выпивки подросткам гипертимного типа.Однако последние, в отличие от неустойчивых, по-видимому, долго удерживаются науровне алкоголизации, не достигающей степени алкоголизма. Может быть, болеевысокий биологический тонус, живой интерес ко многому, что происходит вокруг,стремление к деятельности, наличие планов на будущее делают их болееустойчивыми к развитию психической зависимости.

Путь алкоголизации эпилептоидного подросткабывает совершенно иным. Опьянение у них обычно не дает легких и приятныхэйфорий. Нередко оно протекает по дисфорическому типу, сопровождаясьзлобностью, агрессией, дикими разрушительными действиями, попыткамисамокалечения или поступками, свидетельствующими о растормаживании перверзныхвлечений. После первых опьянений может возникнуть потребность «пить доотключения», а тяга к выпивке приобрести какой-то неодолимый, инстинктивныйхарактер —компульсивное влечение к алкоголю может вспыхнуть одновременно с формированиемпсихической зависимости. Крепкие спиртные напитки обычно предпочитаютвину.

В опьянении рано появляются амнестическиеэпизоды, напоминающие палимпсесты при сформировавшемся хроническом алкоголизме,т.е. выпадение из памяти отдельных эпизодов и поступков.

Николай К., 17 лет. Отец —алкоголик, мать выгнала его из дому, когда сыну было 14 лет. Имеет старшегосводного брата от первого брака матери. Родился от беременности, во времякоторой мать пыталась сделать криминальный аборт. В возрасте 4 лет перенесзаворот кишок с менингеальными явлениями. С раннего детства обнаруживалнеобычную бережливость — прятал лакомства в чулок. В младших классах школы старательноучился, был отличником, поражал своей аккуратностью и пунктуальностью. С 13 летотец стал его спаивать — угощал его сладким вином, потом водкой, стремясь напоить допьяна.По словам матери, отец подозревал, что сын родился не от него, и заявил, что онего «испортит», сделает алкоголиком. Из-за этого мать развелась сотцом.

После первых опьянений почувствовал сильнуютягу к выпивке. Говорит, что если капля спиртного попадет ему в рот, то послеэтого тянет пить, пока не «отключится». Выпивать старается один, спрятавшись отматери на чердаке или в подвале. Воровал водку у отца, крал и вымогал деньги навыпивку у матери. Когда нигде не мог достать деньги на спиртное, обходил погороду распивочные и пивные и слизывал языком со столов пролитое вино. Забросилзанятия в школе. Дублировал 5-й и 7-й классы. После 8-го класса пошел работать.Несмотря на регулярные выпивки, слывет аккуратным и старательным, прогуловпочти не имеет.

Во время опьянений возникает какая-тонепроизвольная тяга лезть куда-то вверх: неоднократно пьяным по пожарнымлестницам забирался на крыши высоких домов, однажды залез на высотный кран итам уснул. Сам удивляется, как пьяным взбирается туда, куда трезвым никогда быне рискнул полезть. В опьянении озлобляется на мать — прячется около дома и снаслаждением наблюдает, как она его ищет; не раз грозил ее убить.

Последний год резко возросла доза,необходимая для опьянения: чтобы «отключиться», стал выпивать до 800 г водки водин прием. По утрам появилась потребность опохмеляться пивом — иначе неработоспособен. Рвотныйрефлекс на передозировку исчез около полутора лет тому назад.

Дважды пробовал иные токсические средства:закурил гашиш —«ничего не почувствовал, не понравилось», нюхал пятновыводитель — «стал разбирать какой-то безумныйсмех», тоже не понравилось, вернулся к водке.

Год назад была обнаружена артериальнаягипертония (АД 170/80 мм рт. ст.), испугался — месяц крепился и не пил, потом неудержался и снова запил.

Перед поступлением сам пришел в милицию ипопросил направить его лечиться от алкоголизма, так как в пьяном виде сталаприходить в голову мысль убить старшего брата. Считает, что мать любит братабольше, чем его. В психиатрическую больницу поступил пьяным, держался развязно,цинично бранился. В палате сразу обнаружил гомосексуальные склонности: потянулдругого подростка к себе в постель, пытался его раздевать. Протрезвев, сталтихим и спокойным, охотно помогал персоналу. Гомосексуальные действия пыталсяобъяснить тем, что «его неправильно поняли». Сознался, что раньше в пионерскомлагере любил заниматься совместной мастурбацией с кем-либо из товарищей.Откровенно говорил, что у него сильное сексуальное влечение и что он получаетудовольствие, когда изводит девочек и доводит их до слез. Имеетприятеля — физическислабого и послушного, над которым любит поиздеваться: например, заставлял егоподолгу бегать вокруг стола. Очень внимателен к своему здоровью. Обеспокоентем, «не отразится ли на сердце противоалкогольное лечение». С врачом несколькоподобострастен, благодарит заранее за «леченьице».

При неврологическом осмотре и наЭЭГ — без отклонений.После инъекции апоморфина — гипертонический криз. Было проведено лечение тетурамом безразрядки и психотерапия. За месяц лечения окреп, «почувствовал себя человеком»,потребность в алкоголе исчезла, заявил, что бросит пить навсегда, поступит ввечернюю школу.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован эпилептоидный тип.Обнаружены признаки, указывающие на возможность психопатии. Установлен высокийВ-индекс, указывающий на возможность изменений характера вследствиерезидуально-органического поражения головного мозга. Конформность высокая,реакция эмансипации умеренная. Психологической склонности к делинквентности невыявлено, но отмечена высокая склонность к алкоголизации. По шкале субъективнойоценки самооценка неверная: достоверно выделяются черты циклоидного, лабильногои конформного типов, отвергаются меланхолические черты.

Диагноз.Алкоголизм (II стадия). Эпилептоидная психопатия умеренной степени.

Катамнез. Послевыписки ехал на лето со строительным молодежным отрядом, хорошо работал, былбригадиром, упорно отказывался от выпивок, увлекся игрой на гитаре, организовалсамодеятельный ансамбль. Вернувшись, пошел работать и учиться в вечернюю школу,стал много читать. Прослежен еще около года — рецидива алкоголизации небыло.

Особенности алкоголизации подростков другихтипов психопатий и акцентуаций характера вкратце сводятся кследующему.

Циклоиды в период подъема в отношении калкоголю ведут себя так же, как гипертимы, но в субдепрессивной фазе обычноизбегают выпивок. Лабильные подростки могут начать выпивать, если приобщаются касоциальным компаниям, но обычно ограничиваются небольшим количеством сладкихвин. Подросткам сенситивного типа присуще отрицательное отношение к алкоголюдаже при выраженных степенях психопатии этого типа. Шизоиды могут использоватьмалые дозы алкоголя в качестве своеобразного допинга, облегчающего контакты илиснимающего робость и застенчивость. При этом может формироваться своеобразнаяпсихическая зависимость, отличающаяся от истинной психической зависимости приалкоголизме, основанной на пристрастии к эйфории. Перед тем как идти вкомпанию, устанавливать контакты, в одиночку или с кем-либо из приятелейвыпивается небольшая доза алкоголя. Формирования физической зависимости уподростков шизоидного типа нам наблюдать не приходилось. Истероиды склонныпреувеличивать свою алкоголизацию («всех перепивал») или изображать себя своегорода алкогольными «эстетами», уверяя, например, что пьют только коньяк илишампанское или вино хороших марок и т.п. Однако в пьющих компаниях истероидныеподростки могут пасть жертвой собственных притязаний на исключительность.Доказывая, что им «все нипочем» и они всех могут «перепить», они постепеннодействительно пристращаются к алкоголю.

Конформные подростки вступают на путьалкоголизации, оказавшись в пьющем окружении; см. ниже (Сергей О.).

Именно у неустойчивых и эпилептоидныхподростков алкоголизация более всего грозит достичь такой степени, что уже вподростковом возрасте может развиться алкоголизм. Сформировавшийся хроническийалкоголизм в подростковом возрасте встречается относительно редко. Существующеемнение об ускоренном формировании алкоголизма в подростковом возрасте, котороевысказал еще Е.Kraepelin, справедливо лишь для неустойчивого и эпилептоидноготипа, но не оправдано для гипертимных и шизоидных подростков.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.