WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Эпилептоидный тип акцентуации также с годами сохраняет основные черты, особенно сочетание медлительной инертности в движениях, действиях, мыслях с аффективной взрывчатостью. В аффекте способны терять контроль над собой, разразиться потоком брани, наносить побои — в эти моменты от медлительности не остается следа. В одних случаях с годами все более проявляется «гиперсоциальность» с властолюбием, установлением «своих порядков», нетерпимостью к инакомыслию, злопамятностью в отношении обид. Злоупотребление алкоголем сопровождается тяжелыми формами опьянений с агрессивностью и выпадением из памяти отдельных отрезков времени. Если развивается алкоголизм, то протекает он злокачественно. У некоторых особенно выступают мстительность и садистические склонности. В группах стремятся стать властелином, в контактах — подчинить, подмять под себя других, хотя к начальству и сильным мира часто угодливы, особенно если ждут для себя выгод и поблажек. Педантичная аккуратность видна по одежде, прическе, предпочтению порядка во всем. Сексуальным партнерам сами легко изменяют, но неверности себе не переносят, крайне ревнивы и подозрительны.

Истероидный тип акцентуации отличается беспредельным эгоцентризмом, ненасытной жаждой постоянного внимания окружения к себе. При повзрослении социальная адаптация в значительной мере зависит от того, насколько профессия или общественное положение позволяют удовлетворить эту жажду. На исключительное положение претендуют и в семье, и при сексуальных контактах. Неудовлетворенный эгоцентризм в зрелом возрасте приводит к тому, что стихией истероида в социальной жизни становится яростная оппозиционность. Упиваются собственным красноречием, своей «выдающейся» ролью. Выигрывают в переходные моменты в обществе, в ситуации кризиса и неразберихи. Именно тогда крикливость может быть принята за энергию, театральная воинственность — за решительность, стремление быть у всех на виду — за организаторские способности. Оказавшись у власти — большой или малой — истероиды не столько управляют, сколько играют в управление. Лидерский час истероидов скоро проходит, как только окружение разбирается, что трескучими фразами проблем не решить [10].

Неустойчивый тип акцентуации нередко выявляется в подростковом возрасте. Судя по катамнезам, судьба большинства оказывается печальной: алкоголизм, наркомании, преступность. В асоциальной компании неустойчивые остаются на роли «шестерки» — подчиненных, раболепных перед вожаками, но готовых на все. Лишь трусость способна удерживать от тяжких преступлений. В случаях удовлетворительной социальной адаптации основные черты — отвращение к труду, жажда постоянных развлечений, безответственность — сглаживаются, чаще под влиянием сильной личности, от которой оказываются зависимыми, и жестко регламентированного режима.

Конформный тип акцентуации характера, описанный нами [8], до сих пор остается мало признанным. Его главными особенностями являются слепое следование обычаям своей среды, некритичность ко всему, что черпается от привычного окружения и предубежденное неприятие всего, что исходит от людей не своего круга, нелюбовь нового, перемен, непереносимость ломки стереотипов. Но все это позволяет адаптироваться в условиях, когда жизнь не требует большой личной инициативы, когда можно плыть по руслу, проложенному привычным окружением. Но и в эпоху социальных катаклизмов конформные начинают вести себя так, как многие из привычного окружения — например, проявлять безудержную агрессивность.

Паранойяльная акцентуация как особый тип характера. Это — наиболее поздно развертывающийся тип характера: он отчетливо формируется в зрелом возрасте, чаще в 30–40 лет. В подростковом и юном возрасте эти лица бывают наделены эпилептоидными или шизоидными чертами, иногда истероидными и даже гипертимными. В основе паранойяльной акцентуации лежит завышенная оценка своей личности — своих способностей, своих талантов и умений, своей мудрости и понимания всего. Отсюда глубокое убеждение, что все, что они делают, всегда правильно, что думают и говорят — всегда истина, на что претендуют — безусловно имеют право. Именно эта основа служит для сверхценных идей, которые П.Б.Ганнушкин [1] считал главной чертой этого типа. Но паранойяльная акцентуация, покуда она не достигла патологического уровня — паранойяльной психопатии, паранойяльного развития личности — также является вариантом нормы, хотя обычно и крайним. Сверхценные идеи отличаются от бредовых тем, что воспринимаются непосредственным окружением, во всяком случае его частью, как вполне реальные или возможные и допустимые.

Претворяя сверхценные идеи, паранойяльный акцентуант не станет наносить себе явный ущерб или ставить себя в крайне опасное положение [11]. Отсутствие бредовых идей отличает паранойяльную акцентуацию от паранойяльного психоза. Но при паранойяльной психопатии картина также обычно ограничивается сверхценными идеями, хотя при тяжелых декомпенсациях они могут трансформироваться в бредовые. Другие черты паранойяльной акцентуации те же, что при паранойяльной психопатии — параноидном расстройстве личности по DSM-III-R [14, 17, 23]. А именно — все люди, которые несогласны со сверхценными идеями — либо невежды, либо завистники. Любые препятствия на пути претворения в жизнь своих идей пробуждают воинственную готовность отстаивать свои действительные и мнимые права, не считаясь ни с чем. Злопамятность сочетается с подозрительностью, склонностью всюду видеть злой умысел и злокозненный сговор. Но все эти черты при акцентуации не достигают такой степени, чтобы стать причиной социальной дезадаптации, особенно стойкой. Да и сами эти черты могут выступать не постоянно, а лишь в определенных ситуациях, когда либо ущемляются интересы, либо, наоборот, в руках паранойяльного акцентуанта оказывается большая власть [11].

Паранойяльная психопатия отличается от акцентуации прежде всего стабильностью сформировавшегося характера и его тотальностью — проявлением его черт всюду и всегда и постоянной социальной дезадаптацией [1, 6]. При тяжелых декомпенсациях паранойяльных психопатий, как указывалось, развивается паранойяльный психоз, когда сверхценные идеи превращаются в бредовые. Тогда даже ранее доверчивое и подпавшее под влияние паранойяльной личности окружение начинает понимать болезненность этих идей, а действия параноика способны наносить ему же самому очевидный вред.

Различия почвы, на которой формируется паранойяльная акцентуация и психопатия, сказываются на особенностях характера. Предшествующая эпилептоидность способствует агрессивности, склонности к физическому садизму, бурным аффективным вспышкам при противодействии со стороны, ипохондричности с обвинениями других в нанесении вреда их здоровью («мстительные ипохондрики»), фанатизму с нетерпением к инакомыслию. Шизоидный преморбид оборачивается эмоциональной холодностью, безразличием к страданиям других («ментальный садизм» по Э.Фромму [18]), сдержанностью, умением соблюдать дистанцию в отношениях с другими, безоговорочной отдачей себя своей сверхценной идее (эпилептоидный преморбид скорее толкает к тому, чтобы эта идея приносила ощутимую выгоду). Гипертимная акцентуация вносит в паранойяльное развитие безудержность, брызжущую энергию, несдержанность, полное небрежение к реальной оценке ситуации, ни на чем не обоснованную убежденность в своем грядущем успехе. Истероидные черты проявляются позерством, демонстративностью, жаждой привлекать к себе восхищенные взоры, требованием поклонения, склонностью к самодраматизации и нарочитой экзальтации.

Смешанные типы акцентуаций характера и частота разных типов. Смешанные типы составляют большинство. Однако существуют и частые, и никогда не встречавшиеся сочетания. Например, гипертимность может сочетаться с истероидностью или неустойчивостью, но не с шизоидностью или сенситивностью или психастеническими чертами. При повзрослении у смешанных типов на первый план может выступать один из компонентов сочетания в зависимости от условий, в которых субъект окажется.

Разные типы акцентуаций встречаются с неодинаковой частотой. Популяционные нормы были установлены для подросткового возраста на когорте 70-х годов [3]. Гипертимный тип определялся в 4–12%, циклоидный — 3–8%, эмоционально-лабильный — 2–14%, сенситивный — 2–7%, психастенический — около 1%, шизоидный — 1–8%, эпилептоидный — 2–9%, истероидный — около 2%, неустойчивый — 1–14%, конформный — 1–11%. Диапазон колебаний зависел от пола и возраста.

Генез акцентуаций  наследственность или воспитание Никаким особым воспитанием невозможно вырастить гипертима, циклоида или шизоида. Видимо, эти типы акцентуаций обусловлены генетическим фактором. Однако среди кровных родственников у эпилептоидов, истероидов нередко встречаются лица с теми же чертами характера. Тем не менее воспитание с детства как «кумира семьи» [6] — потворствующая гиперпротекция с обережением от трудностей, вседозволенностью, удовлетворением малейших желаний и капризов способна привить истероидные черты многим, за исключением, пожалуй, тех, кто уже наделен сенситивными или психастеническими чертами. Те же, кто растет в условиях жестких взаимоотношений с постоянной агрессивностью вокруг приобретают выраженные эпилептоидные свойства. Труднее всего они прививаются эмоционально-лабильным, сенситивным и психастеническим подросткам. Гипопротекция до безнадзорности, асоциальные компании с детских лет способны культивировать черты неустойчивой акцентуации, которые могут также наслаиваться на ядро других типов, за исключением сенситивного и психастенического. Сенситивность, вероятно, может быть как генетической, так и последствием физических недостатков, например, заикания. Эмоциональная лабильность бывает результатом инфантилизирующего воспитания или сочетается с конституциональным инфантилизмом.

Смешанные типы, с точки зрения роли наследственности и воспитания, можно разделить на две группы [8, 9] — промежуточные и амальгамные. Сочетания при промежуточных типах обусловлены генетически (например, у отца — эпилептоидная акцентуация, у матери — истероидная, их потомок наделен чертами обоих типов). При амальгамных типах на генетическое ядро одного типа под влиянием среды, в особенности воспитания, наслаиваются черты другого типа.

Роль акцентуаций характера в развитии психических расстройств и значение для психотерапии. Акцентуации характера как варианты нормы не следует относить к области «предболезни» [15] прежде всего потому, что каждый из типов создает не только повышенный риск определенных психических (а возможно, и некоторых соматических) расстройств, именно тех, которые являются следствием удара по его ахиллесовой пяте. Но каждый тип акцентуации обладает повышенной устойчивостью к ряду других психогенных воздействий. Представитель сенситивной акцентуации легко даст и психогенную депрессию, и фобический невроз при неблагоприятном к нему отношении ближайшего окружения, но окажет высокую сопротивляемость соблазну и понуждению употребления алкоголя, наркотиков и других дурманящих средств. Эпилептоид в неблагоприятном окружении вступит в борьбу, но алкоголь для него крайне опасен и алкоголизм нередко протекает злокачественно.

При возникновении психических расстройств акцентуации характера привлекают внимание прежде всего как определенная систематика преморбидного фона [9]. При психогенных расстройствах акцентуации играют роль почвы, предрасполагающего фактора. С одной стороны, от типа акцентуации зависит какое из психогенных неблагоприятных воздействий скорее всего вызовет срыв. Для истероида это — утрата внимания значимых лиц, крах надежды на удовлетворение завышенных притязаний. Эпилептоид тяжелее перенесет ущемление его интересов, самим себе присвоенных «прав», утрату ценного имущества, а также протест против его безраздельного властвования со стороны тех, кто, с его точки зрения, должен безропотно его сносить. Шизоид окажется в кризисной ситуации при необходимости быстро установить неформальные эмоциональные контакты с новым окружением. Ударом для него может быть лишение излюбленного хобби. Психастенику тяжко бремя ответственности, особенно за других. Для эмоционально-лабильных наиболее болезненно эмоциональное отвержение со стороны близких и значимых лиц, как и вынужденная разлука с ними или утрата их.

Акцентуация характера выступает также в качестве патопластического фактора, накладывая сильный отпечаток на картину психических расстройств. Например, преморбидная сенситивность способствует развитию идей отношения, депрессии, а эпилептоидность — идеям преследования, дисфориям, аффективным взрывам. Гипертимность, циклоидность, эмоциональная лабильность в преморбиде способствует аффективным нарушениям в картине разных психических расстройств. При острых психозах влияние преморбидной акцентуации может мало сказываться, но типы последующих ремиссий тесно связаны с акцентуациями [2].

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.