WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 22 |

Характерной особенностью ригидного, которую трудно понять тем, кто не страдает травмой несправедливости, является то, что свои привилегии перед другими он считает еще большей несправедливостью, чем привилегии других перед ним. В таких случаях многие ригидные бессознательно поступают таким образом, чтобы потерять привилегии или прибыли от них. Иные находят другой выход – ноют и жалуются, чтобы скрыть от окружающих свои прибыли. Еще кто-то считает себя обязанным кого-то чем-то отблагодарить. Я могу подтвердить все это, так как и сама принадлежу к ригидному типу. Будучи совсем маленькой, я обладала множеством талантов, учеба давалась мне очень легко, я была "любимицей" у многих учителей. Уже тогда я старалась как можно чаще помогать другим, чтобы все было справедливо, – я считала несправедливостью получать больше, чем другие. Между прочим, это и есть главная причина того, что ригидный склонен помогать другим.

Теперь тебя не должно удивлять, что ригидный не любит принимать подарки: он оказывается должником. Чтобы не чувствовать себя обязанным сделать другому подарок равной стоимости (справедливость требует), он предпочитает ничего не принимать и отказывается от подарка. Когда ему предлагают, например, заплатить за его обед, он обычно отказывается, чтобы не держать в голове, что в следующий раз будет его очередь платить. Если он и соглашается, то лишь дав себе обещание, что в следующий раз заплатит с лихвой.

Вполне нормально, что личность, страдающая травмой несправедливости, чаще других втягивается в ситуации, по ее мнению, несправедливые. Фактически же, ситуация, которую такая личность квалифицирует как несправедливую, другой личностью, не страдающей травмой несправедливости, воспринимается иначе.

Приведу пример. Как-то я беседовала с одной женщиной, которая сильно страдала оттого, что оказалась старшей в семье. Она всегда считала, что помогать матери возиться с другими детьми, а особенно показывать им хороший пример, – несправедливость. Но другие женщины не раз рассказывали мне, как несправедлива к ним была судьба, определив им второе или третье место по старшинству, как редко им доставалась новая одежда (обычно они донашивали одежду старших), как манипулировали ими старшие.

А сколько раз мне доводилось выслушивать женщин и мужчин, сетовавших на свою участь: им выпало ухаживать за больными престарелыми родителями – разве это справедливо И самая великая несправедливость усматривалась в том, что другие братья и сестры каким-то образом ухитрялись оставаться в стороне, у них находились серьезнейшие причины, чтобы за родителями не ухаживать. Такие ситуации никогда не складываются случайно. И страдают эти несчастливцы не вследствие сложившейся ситуации, а наоборот, их травма притягивает такого рода ситуацию, и прекратится это лишь после того, как травма будет излечена.

Я упоминала выше о способности ригидного контролировать себя, брать на себя обязательства. Именно ригидная часть личности заботится о том, чтобы человек следовал некоему режиму. Человеку, вовсе не страдающему травмой несправедливости, то есть не-ригидному, это не удается – он не может контролировать себя так, как контролирует ригидный. Ригидный не понимает, почему мазохист не следует режиму. Не понимает и не принимает. Он считает, что каждый может контролировать себя, стоит только захотеть по-настоящему. Когда ригидный берет на себя обязательства, то мотивацией является его желание достичь совершенства, как он его сам понимает.

Личность не-ригидная обвиняет себя в отсутствии силы воли, но есть существенное различие между понятиями "контролировать себя" и "иметь силу воли". Контролирует себя тот, кто навязывает себе нечто такое, что не обязательно соответствует его потребностям. За контролем обязательно прячется страх. Человек, имеющий силу воли, знает, чего хочет, и твердо намерен достичь этого. Он добивается своей цели, организуя себя, ни на миг не ослабляя усилий и уважая в одинаковой мере и свои потребности, и свои пределы. Если какое-то событие разрушает его планы, он может быть достаточно гибким, чтобы эти планы перестроить и снова идти к цели. Ригидная же личность даже не проверяет, соответствуют ли ее желания истинным ее потребностям. Она не дает себе времени уединиться и спросить себя: "Как я чувствую себя с этим желанием и с теми средствами, которыми собираюсь его удовлетворить"

Ригидный может иногда показаться контролирующим, но его вмешательство никогда не ставит целью контроль, он не стремится привлечь к себе внимание или показать, какой он сильный, как это делает контролирующий; он вмешивается только тогда, когда о ком-то сказано что-то на его взгляд несправедливое или неточное. Ригидный исправляет сказанное, а контролирующий добавляет к сказанному. Ригидный может отчитать другого человека, если искренне считает, что тот с его талантами и способностями мог бы лучше выполнить работу. Контролирующий тоже может выбранить человека – если тот выполнил работу не в соответствии с его, контролирующего, вкусами или ожиданиями.

Еще одно различие между контролем ригидного и контролем контролирующего заключается в том, что первый контролирует себя и старается не потерять контроль над собой, так как это было бы, по его мнению, несправедливо по отношению к другим; контролирующий же контролирует себя ради того, чтобы лучше контролировать ситуацию или другого человека и тем самым быть сильнее других.

Ригидный любит, чтобы во всем был образцовый порядок. Ему не нравится, когда что-то приходится искать. У некоторых страсть к раскладыванию по полочкам переходит в одержимость.

Ригидному очень трудно понять различие между ригидностью и дисциплиной. Я определяю ригидность следующим образом. Ригидная личность забывает о своей исходной потребности, сосредоточивая все внимание на средствах ее удовлетворения. Дисциплинированная личность находит средства для удовлетворения своей потребности, не теряя при этом из виду самой потребности.

Возьмем для примера человека, который решил каждый день совершать часовую прогулку для поддержания здоровья и физической формы. В этом случае прогулка является средством. Ригидный приказывает себе прогуливаться каждый день, независимо от погоды или желания. Если случается день без прогулки, он злится на себя. Дисциплинированный же не забывает, зачем он ежедневно прогуливается. В некоторые дни он пропускает прогулку, понимая, что для его здоровья так будет лучше. Принуждать себя для него хуже всего. И виноватым он себя не чувствует, и прогулки завтра возобновит в самом приятном расположении духа. Дисциплинированный человек не бросит проект только из-за того, что потерял день или что-то поменялось в графике работ.

Ригидный часто переживает стресс, потому что во всем навязывает себе совершенство. Контролирующий тоже много переживает, но по другой причине: он хочет преуспеть. Он старается любой ценой избежать неудачи из страха, что пострадает его имидж, его репутация в обществе.

Человек с маской ригидного редко болеет. В любом случае, даже если у него начинается недомогание, он почувствует его только тогда, когда состояние явно ухудшится. Он безжалостен к собственному телу. Он может набивать себе синяки и шишки, не ощущая боли. Если он и чувствует какую-то боль в момент удара, его механизм контроля включается автоматически и очень эффективно эту боль подавляет. Обрати внимание: во всех фильмах, где герой идет на пытки, – в шпионских и подобных им фильмах играют актеры с физическими характеристиками ригидных. Полицейского легко узнать по его ригидному телу. У этих людей могут быть и другие травмы, но именно ригидная субличность заставила их выбрать профессию, в которой они, как им кажется, смогут установить справедливость на Земле. Однако если полисмен или шпион испытывает удовольствие от демонстрации своей силы и власти, значит, выбрать профессию его побудила маска контролирующего.

Я не раз замечала, как ригидные гордятся и хвастают тем, что никогда не употребляют лекарств и не нуждаются в услугах доктора. У некоторых действительно нет даже лечащего врача, и, если им случается серьезно заболеть, они не знают, куда обратиться. Когда они решаются попросить помощи, можно быть уверенным, что они страдают уже давно и дошли до предела терпения. Они не видят в себе субличности, которая говорит: "Я не собираюсь чувствовать".

Не следует забывать, что контролировать себя всю жизнь невозможно. У каждого человека есть физические, эмоциональные и ментальные пределы. Поэтому мы и слышим так часто от ригидных: "Я не понимаю, что со мной происходит. Никогда не болел, а теперь у меня одна проблема за другой". Такого типа ситуации возникают, когда ригидный теряет контроль над собой.

Эмоция, которую чаще всего переживает ригидный, – гнев. И особенно гнев на себя самого. Когда его охватывает гнев, то обрушивается он в первую очередь на кого-нибудь из окружающих. В действительности это гнев на самого себя – например, за то, что неправильно предвидел ситуацию или неправильно действовал. Возьмем для примера ригидного, который дает деньги взаймы приятелю, хотя и знает, что тот постоянно сидит без денег. Приятель обещает, что возвратит деньги через две недели, когда получит большую сумму, но обещание не сдерживает. Ригидный в гневе, он не может простить себе собственную мягкотелость: ведь знал же, чем это кончится, и снова дал шанс разгильдяю. Вообще, он слишком часто дает людям шанс – ему кажется, что так он проявляет больше справедливости. Если он очень ригиден, то весьма вероятно, что и гнева своего не заметит, постарается извинить приятеля и все забыть.

Этот же случай может быть воспринят и пережит как травма, если деньги дал контролирующий. Последний, впрочем, злиться на себя не будет, как ригидный; зато тем сильнее будет его гнев на приятеля, которому он поверил на слово, а тот теперь оставил его без денег.

Людям ригидного типа всегда трудно показать свою любовь или позволить любить себя. Ригидный всегда слишком поздно соображает, что нужно было сказать или какие знаки своего чувства показать тому, кого он любит. Всякий раз он дает себе слово сделать это при следующей встрече, но при следующей встрече все заготовленные мысли вылетают из головы. И складывается у него репутация человека холодного, даже бесчувственного. И хотя такое его поведение является несправедливостью по отношению к другим, прежде всего он несправедлив к себе самому: он лишает себя возможности выразить то, что действительно чувствует.

Ригидный, будучи очень чувствительным, избегает психологических прикосновений других людей. Страх внешних прикосновений и воздействий может быть достаточно сильным, чтобы привлечь защитные средства в виде кожных проблем. Кожа – орган прикосновения, она служит нашему желанию вступать в контакт с другими или позволять им вступать в контакт с нами. И если кожа имеет отталкивающий вид, то она держит других на расстоянии. Человек с дефектами кожи особенно стыдится, когда на него смотрят или о нем думают.

Этот страх чужого прикосновения часто бывает заметен по физической внешности ригидного: его тело закрыто. Руки его прижаты к корпусу, особенно участок от локтя до плеча, кулаки сжаты, а если он не двигается, то и ноги прижаты друг к другу, – все это знаки закрытости.

Еще одно средство, которое ригидный часто использует для того, чтобы проявить к себе несправедливость, – сравнение. Он жадно сравнивает себя с теми, кого считает лучше, совершеннее себя. Такое обесценивание представляет собой тяжкую несправедливость, он фактически отвергает себя, свою сущность. В молодости ригидный очень часто сравнивает себя – с братьями или сестрами, с другими школьниками. В этот период он обвиняет других в несправедливости по отношению к нему, так как не знает, что если его ближние сравнивают себя с ним, то делается это для того, чтобы показать ему, что то же самое он делает в собственной душе.

Если ты узнаешь себя в этом описании травмы несправедливости и маски ригидного, то в первую очередь тебе необходимо согласиться с тем, что на протяжении каждого дня ты нередко бываешь несправедлив к другим, а особенно к самому себе. Этого согласия труднее всего от себя добиться, но это – начало выздоровления. В следующей главе я буду более обстоятельно говорить о средствах лечения этой травмы.

Я вспоминаю один случай с моим сыном, когда ему было семнадцать лет; в тот период он сильно повлиял на мою травму, которую мне предстояло излечивать в этой жизни, – травму несправедливости. Однажды, когда дома никого, кроме нас двоих, не было, я попросила его: "Вспомни все свое детство и скажи мне, чем я как мать доставила тебе самые большие страдания" И он ответил: "Твоей несправедливостью!" Я была так поражена, что застыла, раскрыв рот, и не могла найти ни слова. Я перебирала в памяти все ситуации, в которых старалась быть справедливой матерью. Ставя себя мысленно в положение моих детей, я могу теперь понять, что некоторые мои действия и правила они воспринимали как несправедливые. Однако физические характеристики моего сына показывают, что опыт несправедливости, который он пережил со мной, был не столько важен сам по себе, сколько разбудил его травму предательства. Конечно же, он должен был воспринять как несправедливость безразличие отца к моему с ним, сыном, поведению. Его тело указывает на две травмы – несправедливости и предательства. Такое сочетание встречается очень часто и говорит о том, что человеку нужно урегулировать две различные проблемы: с родителем противоположного пола – травму предательства, а с родителем своего пола – травму несправедливости.

Самый большой страх ригидный испытывает перед ХОЛОДНОСТЬЮ. Ему так же тяжело принимать свою холодность, как и холодность других. Он прикладывает все усилия, чтобы проявить теплоту. И таки считает себя теплым, приветливым, по-настоящему не веря, что кто-то может находить его бесчувственным и холодным. Он не понимает, что избегает контакта с собственной чувствительностью, чтобы не раскрывать свою ранимость. Он не может принять эту холодность, так как это означало бы признать свое бессердечие, то есть, в сущности, несправедливость. Вот почему для ригидного так важно, чтобы о нем говорили, что он хороший – исполненный доброты и добрый в своих делах. Первое для него равнозначно совершенству, второе – теплоте. Ему столь же трудно увидеть холодность других людей. Если кто-то холоден по отношению к нему, сердце его сжимается, и он тут же устраивает себе допрос: в чем он был так "некорректен" по отношению к этому человеку, что тот так ведет себя с ним

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.