WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 21 |

Возникновение внешних знаковых средств,которые стали выполнять функцию заместителей реальных объектов, позволило«существу», поведение которого предопределялось «рецептивным полем», т.е. полем«чувственно воспринимаемых» объектов, перейти к своеобразном восприятию«чувственно не воспринимаемых» объектов.*

14

Чтобы появился «образ реки», необходима«веревка», которая позволяет воспринять реку. Не образ реки порождает аналогию«река-веревка», а употребление веревки в специфической знаковой функции поотношению к чувственно невоспринимаемому целому—реке, позволяет компенсироватьэту «чувственную невоспринимаемость». Веревка организует различные частныеобразы, относящиеся к реке, выстраивает их в определенной последовательности.Движение по «веревке» начинает управлять сменой этих образов.

Вся дальнейшая интеллектуальная эволюция«общественного человека» была устремлена на формирование средств, которыепозволяли бы репрезентировать все более широкие области действительности,которые было невозможно воспринимать чувственно. Солнечная система не можетбыть воспринята как целое. Потребовалось создать особую модель, и уже онапозволила организовать и «общественный опыт» и «общественнуюпамять».

Вернемся к проблеме происхождения рефлексии.«Я»—чувственно невоспринимаемо. Собственно, поэтому «Я», как и река или как солнечная система,должно возникнуть первоначально во вне.

Рассмотрим условную ситуацию общения двухпервобытных персонажей, которые имеют внешние знаковые средства репрезентациимира, но не имеют языка. Они общаются на планшете. Персонаж Х воспринимает персонажа Y, но невоспринимает себя. Он фиксирует наличие персонажа Y на модели, например, с помощью«камешка». Аналогично поступает персонаж 7, он воспринимает персонажаX, но не воспринимает себя.Персонажа Х он фиксируетпосредством другого «камешка».

Но «планшет» — достояние обоих. Он превращаетих в единую систему. Если каждый из персонажей в отдельности имел лишь «образ»другого, то вместе они владеют двумя «образами». И, тем самым, каждый из них вотдельности также становятся обладателем двух образов: себя самого и партнера(рис. 51). Итак, мы видим, что возможно построение модели происхожденияиндивидуальной рефлексии в кооперативной деятельности—общении на «знаковом планшете».Конечно, это лишь набросок модели. Мы совершенно не коснулись вопроса, какпроисходит процесс «самоотождествления». Эта модель позволяет по-новому подойтик проблеме происхождения языка.

Основная трудность этой проблемы заключаетсяв невозможности выведения языка из систем сигнализации животных. Сигналживотного направлен на «включение» определенного действия. Он лишен функции«обозначения» некоторого предмета или явления. Знаки же языка воспринимаютсянами как отнесенные в значительной

степени к полю вещей. Да и сами действияфиксируются в языке как своеобразные вещи. Делались многочисленные попыткипреодолеть эту трудность и вывести язык из системы сигнализации. Нам этот путьпредставляется бесперспективным.

Обратимся к нашей схеме общения на модели.Представим себе, что эта модель—своеобразная стационарная установка. Чтобы общаться, нужноприходить в определенное место и занимать определенную «рабочую»позицию.

Представим себе ситуацию, когда этуустановку необходимо переместить в пространстве*

15. Для этого ее необходимо сначала демонтировать, а потомсмонтировать на новом месте. Для того, чтобы 'смонтировать ее на новом месте,необходима специальная «маркировка» разобранных детален. Разобранную установкуможно рассматривать как развернутую в линию последовательность маркированныхдеталей планшета. Эта последовательность и является уже, по существу, феноменомязыка. Язык — этопоток демонтированных элементов. В процессе филогенеза каждому элементудемонтированной системы ставится в соответствие некоторый «звук». По существу,«звуковой язык» представляет собой код, фиксирующий не элементы реального мира,а элементы демонтированного планшета и маркировку. В процессе филогенезапланшет и деятельность его демонтажа и монтажа интериоризируются. Общениеперестает требовать внешней «технической установки».

Речевой акт выступает как средство передачимаркированных деталей демонтированной модели говорящего, а процесспонимания—какпроцедура монтажа из этих деталей некоторой конфигурации напланшете.

Подчеркнем наиболее существенное в этойсхеме. Элементы языка не имеют аналогов в реальном мире. Их аналоги—элементы планшета, который самкак целое уже непосредственно соотносим с действительностью.

Выделение в качестве первичного средстваобщения модели, на которой представлены общающиесяперсонажи без всякого «языкового сопровождения»,позволяет по-новому поставить проблему общения с дельфинами.*

16 Для этого необходимо создать специальные средства индикации,которые позволили бы, с учетом рецепторных особенностей, воспринимать дельфинусамого себя и экспериментатора как элементы внешней модели. Общение должновыступать как совместное манипулирование с этой моделью. Если, например,экспериментатор желает встретиться с дельфином в определенной точке бассейна,он должен на модели переместить макет самого себя в эту точку, а затемпереместить в нее макет, изображающий дельфина. Если подобного родаэксперименты увенчаются успехом, это будет свидетельством контакта двухразличных цивилизаций.

Глава VII.ОБЪЕКТЫ КАКСИСТЕМЫ

Каждое поколение исследователей убеждено втом,. что та картина мира, которой оно располагает, схватывает основныепринципиальные черты реальности, что хотя она и недостаточно полна, но впринципе может быть реконструирована, дополнена и доведена до совершенства. Летсорок тому назад было выдвинуто предположение, что в развитии теорий естьособая закономерность: предыдущая должна являться своеобразным «предельнымслучаем» последующей. В основе этого предположения фактически лежит идеяаппроксимации, а именно: каждая теория в историческом ряду теорий все ближе иближе подходит к «абсолютной истине».

Идея аппроксимации порождена не учетомтого, что та картина, которая лежит перед исследователем, определяется теми«.научными трафаретами», которыми он вооружен. Один и тот же объект может бытьпредставлен по-разному, и вообще говоря, бессмысленно ставить вопрос о том,какое «системное представление» является верным. Фактически выбор того илииного системного представления диктуется удобством решения задач, стоящих передисследователем или перед научной областью.

Исследование сложных объектов являетсяосновной задачей большинства научных дисциплин. В каждой конкретной науке кнастоящему времени сложились свои специфические способы исследования и самиобъекты изображаются по-разному. Но, тем не менее, исследователи самых разныхобластей обычно говорят, что они исследуют некоторые системы.

Понятие «системы» проникло, пожалуй, вовсе сферы человеческого знания, независимо от его конкретной специфики. Этонаводит на мысль о наличии, 'в сфере самого знания, особых конструкций, которыеиспользуются при изучении самых разнообразных объектов. Одной из основных задачлогики, исследующей научное мышление, является выделение этих конструкций вчистом виде [37].

Понятие система обычно связывается с такимипонятиями, как связь, структура, элемент. Причем исследователи разных областей вкладывают в эти понятияразличный смысл. Однако во всех областях понятие «система» предполагает, содной стороны, рассмотрение объекта как «целого», изучение его внешнихпараметров и, с другой стороны, некоторую «совокупность» элементов, связи междукоторыми образуют «структуру» [З].

Представление объекта каксистемы

В большинстве конкретных исследованийвыбор данного представления объекта как системы в значительной степениопределяется выбором исходного расчленения на элементы, так как о связях можноговорить лишь после того, как расчленение произведено, и их характер будетопределяться типом выделенных элементов. Например, при дешифровке древнихтекстов решающее значение имеет расчленение на элементы исходного графическогообъекта, который предстает перед исследователем запутанным лабиринтом линий ине обнаруживает себя как система. Только после такого расчленения можноговорить о «связях», «структуре» и начать систематическое сопоставлениевыделенных элементов. Неверное исходное расчленение заранее обрекаетисследователя на неудачу.

Во всех сложившихся научных дисциплинахесть свои традиционные способы членения, которые выступают овеществленной«нормой» человеческой, деятельности, как своеобразный эталон, который мы, грубоговоря, как трафарет накладываем на реальный объект, тем самым выделяя в немопределенные элементы, необходимые для решения задач данной науки. В этом планеогромную роль играет традиция. Многие расчленения возникли в результатемноговековой практики решения конкретных задач. Эти расчленения сталиобщепринятыми, канонизировались, и при логическом анализе очень трудно отделитьих от самих объектов, осознать, что они являются лишь особым инструментомчеловеческого познания, необходимым для решения традиционных задач. Например, врезультате многовековой медицинской практики человеческий организмпредставляется как система органов: мозга, почек, печени и т.д. Мы с детстваусваиваем такое расчленение, и нам очень трудно допустить, что если бы по каким-то причинаммедицинская практика сложилась иначе, то членение человеческого организма наканонические элементы было бы иным, т.е., человеческий организм состоял бы изиных органов.

Возникновение новых задач порождаетвозникновение новых членений. Не следует думать, что «нетрадиционные» системныепредставления —«ненастоящие», что их в конце концов можно свести к «традиционным»; нет, онипросто иные, так как возникли при решении иных задач.

Одной из проблем, возникающих в связи свыбором оснований членения, оказывается проблема, которая на первый взглядкажется надуманной: что такое человек. Ответ на этот вопрос получается«естественным» образом только при внесении в анализ «'биологического» ипространственно-временного оснований членения. Тогда мы можем выделить человекакак пространственно локализованную «особь». Но когда мы рассматриваем человекакак функциональный элемент социального организма, то он выступает лишь своимивнешними связями в нерасчлененном единстве с элементами техники, быта,знаковыми системами и, наконец, своей деятельностью. И тут нужныособые основания членения, очевидно, не пространственно-временные, афункциональные, которые бы позволили «ввести» человека как элемент социальногоорганизма или отказаться от этого понятия при таком анализе.

Возможно следует попытаться провестичленение на особые типы единиц, замкнутых относительно некоторых видовдеятельности, т.е. содержащих их внутри себя как свое «внутреннее»функционирование [25]. По-видимому, первоначально человеческий организмвыступал как «двигатель» такой единицы; деятельность 'со своей внешней сторонывыступала как особая «манипуляция» человеческого организма со знаками иорудиями.

Одна из тенденций развития социальногоорганизма заключается в отчуждения этих «манипуляций» от человеческогоорганизма. Наиболее ярко это видно при генетическом рассмотрении машинногопроизводства, когда человеческие «манипулирования» превращаются вовнутримашинное функционирование.

Нужно подчеркнуть, что внутреннеефункционирование машин (в частности, электронных) связано с «манипулятивной»деятельностью только в генетическом плане.

После своего «отрыва» они начинают эволюционировать по совершенноиным законам, трансформируются, приобретают свойства и структуру, совершенночуждые свойствам и структуре той первоначальной деятельности, из которой онивырастают. По-видимому, для описания этих «функционировании» как элементовсоциального организма и для «предсказания судьбы» «биологической компоненты» вего развитии нужны совершенно новые понятия, отличные от понятиядеятельности.

Конфигуратор

При решении целого ряда задач оказываетсянедостаточным использовать только одно системное представление и,следовательно, использовать лишь одно членение целого на элементы. Задачуоказывается возможным решить только при использовании разных системныхпредставлений, связанных друг с другом. Причем элементы, на которыерасчленяется целое, принципиально разные в различных системных представлениях.Объект как бы проецируется на несколько экранов. Каждый экран задает своесобственное членение на элементы, порождая тем самым определенную структуруобъекта. Экраны связаны друг с другом так, что исследователь имеет возможностьсоотносить различные картины, минуя сам объект. Подобное «устройство»,синтезирующее различные системные представления, мы будем называть конфигуратором [10].

Конфигуратор как особую конструкцию,по-видимому, можно выделить во всех сферах человеческого знания. Наиболее четкоэта конструкция проявляется в технических дисциплинах. Например, в радиотехникеиспользуется определенная «система» системных представлений: блок-схема, принципиальная схема, монтажная схема одного и того же прибора. Блок-схема может определяться темитехнологическими единицами, которые выпускаются промышленностью, и тогда приборчленится на такие единицы. Принципиальнаясхема предполагает совершенно иное расчленение: онадолжна объяснить функционирование этого прибора. На ней выделены функциональныеединицы, которые могут не иметь пространственно локализованных аналогов.Приборы могут иметь различные блок-схемы и одинаковые принципиальные схемы инаоборот. И, наконец, монтажная схема является результатом расчленения прибора в зависимости отгеометрии объема, в пределах которого производится его монтаж.

Только особый синтез разных членений даетнеобходимое знание о предмете. При этом оказывается невозможным ответить натакой, казалось 'бы, простой вопрос, из каких элементов состоит прибор, если неуказать, каким системным представлением следует воспользоваться.«Конфигураторное представление объекта» широко используется в начертательнойгеометрии. Любой чертеж детали в трех проекциях представляет собой результатиспользования пространственных декартовых координат, которые также являютсяособым «геометрическим» конфигуратором.

Системные представления и объект врефлексии исследователя

Системные представления как особые«трафареты» могут быть осознаны исследователем. Условием этого является наличиеу исследователя специальных средств, которые позволяют ему фиксировать своисредства системных представлений. Кроме того, исследователю требуетсяспециальное средство для изображения объекта (ср. [36]). Это изображениенеобходимо для объединения в мысли исследователя различных изображений: длятого, чтобы исследователь мог сказать «это разные изображения одного и тогоже», это «одно и то же» должно быть специальным образом.зафиксировано.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.