WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |

У каждого персонажа есть не только картинаматериального фона, но и модели картин, которые есть у других персонажей. Усистемы «муравейник», по-видимому, этих вторичных картин нет. В системах же,имеющих «квадратичные члены», может проявляться общение типа человеческого имогут возникать «духовные ценности». Заметим, что цивилизация—это просто один из классовсистем. Наличие рефлексии не делает систему всегда более адаптивной исовершенной. Можно представить себе сообщество крайне примитивных особей,каждая из которых может быть развита не более пчелы, но если они заимствуюткартины, лежащие друг перед другом, если они владеют средством глядеть на мирглазами друг друга, то мы обязаны считать такие сообщества цивилизациями. Можнодопустить, что рефлексивные структуры не связаны с типом функционированиясистем. Например, орудийная деятельность не является обязательной дляреализации «в материале» системы рефлексивногомногочлена.

Таким образом, любая цивилизация и любая ееподсистема, сохраняющая основные черты целого, может быть представлена ввиде

Q=T+E(i)Qiei.

где Q—это внутренний мир персонажаеi. При таком способеизображения этот внутренний мир представляет собой «особую цивилизацию».Подобная модель позволяет проводить анализ рефлексивной структурысистемы.

Можно выявить рефлексивную неравноправностьперсонажей: одни отображены почти во всех (например, кинозвезды), другие вочень немногих и т.д. Можно проанализировать разнообразие картин, которые естьу персонажей, и задавать различную глубину такого анализа. Наконец, изображениепосредством подобного символического ряда позволяет видеть реализациюрефлексивного управления. В частности, оказывается возможным поставить задачу овнешнем управлении, когда исследователь желает привести систему в определенноесостояние. Поскольку исследователь иногда является одним из персонажей, ондолжен включить свои рефлексивные картины в ряд. В этом случае, например,«свободный член» ряда — Т будет тождествен картине Тer, которая лежит перед исследователем вовтором члене (er—имяисследователя).

Задача рефлексивного управления будетсостоять в воздействии на фиксированные члены ряда. Возможно, при дальнейшемразвитии подобная модель позволит установить некоторые связи «свободного члена»с остальными членами, а это в свою очередь, даст возможность описывать эволюциювсей системы. Кроме того, может быть, удастся объяснить функции различныхсемиотических систем: культовые обряды, мода и т.д. через их проявление вопределенных членах ряда.

Заметим, что если среди слагаемых некоторогомногочлена Q есть, например, слагаемое Те2е3e5, то из этогоне следует, что в многочлене с необходимостью одним из слагаемых будетТе2е3,, т. с. «картина материального фона,которая есть у персонажа е2 с позиции персонажа ез». Этот элемент может быть выдуман,например, персонажем e6,который сформировал элемент Те2e3е5е6 и произвел рефлексивное управление:

Те2e3е5e6—> Те2е3e5.

Если какое-то количество персонажей верит вдомовых и, более того, знает точку зрения домовых по некоторым вопросам, тотакого рода действительность исследователь может изображать с помощьюсимволического ряда, присвоив домовому определенное имя и включив его в ряд.Если исследователь верит в домовых, то этот персонаж войдет в ряд, начиная совторого члена

п

∑ Tei

i

(очевидно, тела домовых могутприсутствовать в Т). Еслиисследователь не верит в домовых, то этот персонаж будет встречаться только впоследующих членах ряда, и крайний правый индекс еi никогда небудет именем домового. Подобным образом в социальный организм можно включитьОтелло и Тома Сойера, а также умерших, но «действующих» персонажей. Учтязависимость элементов от времени, можно ввести в систему историю ипроектирование. Например, если d проектирует материальный фон Т, то это значит, что он вырабатываетнекоторое Te7 а реализация проекта будет особым, вырожденным случаемрефлексивного управления — превращением Те7 —>Т. По-видимому, все виды духовногопроектирования могут рассматривать как особый тип рефлексивногоуправления.

Наиболее интересное отражение рефлексивныхструктур можно найти в художественной литературе. По-видимому, рефлексивныйанализ произведений художественной литературы позволит вскрыть некоторые черт»рефлексивных структур в социальном организме. Кроме того, он может стать однимиз средств филологической анализа.

Коллективы можно характеризовать различнойнасыщенностью отражений, которые соответствуют различным членам ряда. Впростейших математических моде лях можно фиксировать лишь наличие илиотсутствии определенных отражений. Это позволяет фиксировать рефлексивнозамкнутые совокупности персонажей, т.е. не имеющие или почти неимеющие, отражений персонажей, принадлежащих другим совокупностям. Это даствозможность расчленить социальный организм на крупные элементы.

Персонажи, позиции, роли игитика

Нам кажется крайне важным произвестиразличен» понятий персонажа и позиции.

Персонаж—это абстракция, так или иначепроисходящая из выделения индивида, как пространственная локализованногоявления, в качестве исходной единицы рассмотрения. Мы даем этому индивиду имя инаделяем его внутренним миром. Но индивид как социальное явление не обязательноцелостен. Он может в различных социальных связях и даже просто в различныхситуациях иметь перед собой различные картины, порождаемые различнымиоператорами осознания. В этом случае по существу, индивид «распадается». Онвыступает в совершенно различных ипостасях. Поэтому мы должны ввести несколькоимен, под которыми он будет фигурировать в различных функционированияхсистемы.

Таким образом, в «теле» одного субъектаможет быть «смонтировано» несколько различных позиций, которые как социальныефеномены могут существовать самостоятельно. Даже вступать в единоборство. Вэтом случае нельзя говорить, что персонаж «выбрал эту позицию» или «выбрал тупозицию». Позиции «паразитируют» на нем. У персонажа отсутствует более высокоеначало, управляющее взаимоотношением позиций. По существу, лишь внешнеевоздействие заставляет его встать на одну или на другую позицию. Позиционныеграницы, таким образом, пролегают не между отдельными персонажами. Они проходятчерез их внутренние миры, отделяя одни позиции от других иногда непреодолимойпропастью.

В современной социологии и социальнойпсихологии приобрело большое значение понятие «роль». Это понятие позволяетотделить некоторые канонические социальные позиции от конкретной личности, ихзанимающей. Это, в свою очередь, позволяет выделить в социальном организмеразличные структуры. Один и тот же человек может «играть разные роли» в семье,трудовом коллективе, неформальной группе и т.д.

По-видимому, истоки этого понятия кроются вналожении схемы театральной драмы, в которой развертывается определенноезапрограммированное сценарием представление, на социальный процесс. Аналогомсценария в этом случае выступают нормативные (естественные и правовые)взаимоотношения.

Несмотря на значительную эффективностьпонятия «роль», необходимо указать на одно очень важное смешение различныхпонятий, которое может возникнуть при его употреблении. Первоеупотребление—этофиксация положения индивида в функциональной структуре социального организма.Например, в семье индивид— глава, в трудовом коллективе—рядовой член, в неформальнойгруппе — «козелотпущения». Второе употребление—это фиксация искусственности исполнения. Роль «играется». Вэтом случае мы имеем дело со специальной процедурой конструирования своегооблика (внутреннего и внешнего, но в глазах других). Здесь важно отметитьнесколько моментов. Иногда роль — искусственно построенный личностью внешний и духовный облик. Вэтом случае «играть роль» — это проводить обычное рефлексивное управление. В других случаяхроль может быть навязана извне. Например, «роль заключенного». Несмотря наотсутствие «свободы воли» в выборе этой роли — все равно это «роль», посколькузаключенный, например, должен, а точнее вынужден в определенной, предписаннойформе обращаться к надзирателю. По существу, это особый, пограничный случайрефлексивного управления, когда оно превращается в адаптацию к среде, т.е.происходит передача надзирателю таких оснований, из которых не вытекаетрешение, приводящее к «штрафу».

В этом смысле «играть роль»—это всегда проводить рефлексивноеуправление.

Оба употребления понятия роли таят в себескрытое предположение о потенциальной возможности индивида посредствомсвоеобразного «волевого усилия» выйти из роли, сменив ее на другую.

Если мы теперь расширим традиционнуюфеноменологию, основанную на фиксации поведений различного типа, включив в неев качестве равноправного элемента «внутренние миры» и процессы осознания, топонятие роли оказывается слишком слабым и требуется создание другогоконцептуальногоаппарата.

Например, верующий человек не играет рольверующего (мы опускаем рассмотрение некоторых тонких моментов ритуальнойстороны дела). Он верующий.

Он не может выйти из этого состояния,поскольку наличие веры связано со специфическим «экраном сознания» (см. гл. I).Бог—это элементвнутреннего мира, который принципиально неустраним процессом осознания. Онявляется органической компонентой этого процесса. В некоторых случаях верующийможет сыграть роль неверующего, но стать неверующим он не может.

Поэтому, когда мы переходим от анализа сетоксоциальных структур к объективному изучению духовного мира как полноправногоэлемента социального организма, нам требуется новое понятие, которое выражалобы стороны индивида, инвариантные к процессу осознания, т.е. принципиальноестественные по отношению к данному индивиду. Такими сторонами являются,например, тип «экрана сознания» или наличие нескольких независимых позиций,каждой из которых соответствует особый «экран сознания», или, наоборот, позициймогут быть связаны глубоким антагонизмом.

Эту «естественность», из которой персонаж неможет выйти самостоятельно и которая предопределяет строение его внутреннегомира (а через него, опосредовано, и поведение), автор назвал «гитикой». Это понятие можетупотребляться более или менее широко, но всегда антиподом искусственного исамоуправляемого.

Рефлексивная валюта

Вспомним цепочку «X думает, что Y думает, что X думает...», которую мырассматривали в гл. II.

Вместо термина «думает», можно подставитьлюбой из списка: «знает — не знает, считает—не считает, информирован—не информирован».

Эти термины фиксируют определеннуюнаправленность на внутренний мир другого, а в некоторых случаях на свой: «язнаю, что я знаю, что я знаю,...». Возможны чередования: «X знает, что Y не знает, что Х знает».

Тот факт, что термины могут образовыватьтакие цепочки, говорит об их рефлексивной природе. Они возникли в естественномязыке для фиксации процессов, связанных с рефлексивной феноменологией.Например, термин «умеет» не позволяет строить такие рефлексивные цепочки:«X умеет, что Y умеет, что Х умеет». Получается бессвязныйтекст.

Разумеется, эти термины позволяютфиксировать временные оттенки, присущие естественному языку, с помощьюнекоторого усложнения конструкции цепочки: «X знает, что У знал, что Х не будет знать».

Термины, которые мы рассмотрели, фиксируют«заполненность информацией» внутреннего мира персонажей. Осознание отсутствия«заполненности» выступает также специфической «заполненностью».

В естественном языке возможны более тонкиеспособы фиксации рефлексивных «заполнении»: «X убежден, что Y убежден, что Х убежден». Это уже не просто фиксацияинформированности, а фиксация особого качества этойинформированности.

Маленький список терминов:«уверен—не уверен,предполагает—непредполагает, полагает—не полагает иллюстрирует некоторые возможности русского языка дляфиксации таких «транзитивных» рефлексивных цепочек.

Закономерности формирования таких цепочекдолжны представлять интерес в основном для лингвистов. Нас они заинтересовали всвязи со следующим. Все рассмотренные цепочки, так или иначе были связаны синформированностью. Они полностью укладываются в рамкиаппарата, поскольку являются отражением в естественном языке той же самой«действительности», для которой мы построили искусственный язык.

Но естественный язык позволяет строитьцепочки принципиально другого рода: «X ценит, что Yценит, что Х ценит...». Этоуже не фиксация информированности. Это определенное свидетельство того, чтоформирование «ценностей» персонажа подчиняется тем же или похожим рефлексивнымзакономерностям, которым подчиняется информированность. Грубо говоря, еслиинформация другого есть компонента моей информации, то и ценность другого естькомпонента моей ценности.

В этом параграфе автор излагаетиллюстративную модель, построенную совместно с П. В. Барановым и В. Е. Ленским,описывающую формирование ценностей у рефлексирующих «игроков» [16]. Рассмотримнекоторого персонажа, находящегося в коллективе. Ценности других членовколлектива, которому он принадлежит, влияют на его ценности. «Боль» других внекотором смысле —его «боль». (Конечно, «коэффициенты» существенно индивидуализированы. Унекоторых персонажей они отрицательны. Чужая «боль» трансформируется ими в ихиндивидуальную «радость».)

Регулятивом деятельности являетсясвоеобразная «внутренняя валюта», в которую превращается внешняя. С феноменами,требующими для своего понимания введения специальной «внутренней валюты», мысталкиваемся всегда, когда начинаем анализировать так называемые«нерациональные акты социального поведения». В одних случаях приобретениенекоторой официальной валюты наносит ущерб личности в ее собственных глазах,т.е. приобретение уменьшает величину внутренней валюты. В других случаяхвеличина внутренней валюты зависит от модели других персонажей окружающихличность. В одних случаях нанесение ущерба окружающим повышает внутреннюювалюту, в других—понижает. Иногда личность может переводить внешнюю валюту, которуюполучают другие персонажи, в их, других персонажей, внутреннюю валюту, и еесобственная внутренняя валюта будет зависеть от внутренней валютыокружающих.

Если предположить объективную сопоставимостьвнутренних валют, то можно ввести понятие внутренней валюты коллектива, а можетбыть—и общества. Вэтом смысле каждое действие и явление имеют свою «цену» в зависимости от того,насколько они изменяют общий валютный потенциал. В этой же связи встаетсложнейшая этическая проблема выбора специальных коэффициентов, с которымивнутренняя валюта каждого отдельного персонажа должна входить в общую «сумму».Сама постановка подобной проблемы, по-видимому, определяется этической позициейисследователя [27].

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.