WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

Завершилась реорганизация и в «паритетном» владении групп Абрамовича и Дерипаски – холдинге «Русский алюминий», основанном в виде ООО в марте 2000 года. По ряду причин свою деятельность холдинг начал в апреле 2001 года, получив разрешение МАП РФ вместе с предписанием завершить консолидацию промышленных активов к декабрю 2001 года. Хотя холдинг контролирует производство более 70% российского и 10% мирового алюминия, схема формирования этой структуры формально дала возможность МАП РФ не рассматривать деятельность вовлеченных предприятий в качестве единой компании. В соответствии с предписанием МАП РФ к концу 2001 года в уставный капитал холдинга были внесены собственно алюминиевые активы (акции 10 предприятий), ранее оформленные в оффшорных компаниях.

В 2001 года началась реорганизация активов группы «Интеррос». Помимо самостоятельной реструктуризация РАО «Норильский никель», в рамках группы более четко разграничены стратегические прямые активы и портфельные вложения. К первой группы относятся ГМК «Норильский никель», холдинги «Силовые машины» (скупка акций предприятий энергетического машиностроения в 2002 году) и «Профмедиа», агропромышленный холдинг «Агрос», финансовые институты («Росбанк», пенсионные и страховые структуры), ко второй – доли группы в консорциуме «Мастком» (созданном в связи с покупкой акций «Связьинвест» в 1997 г.), в «Русиа Петролеум» и ряде других.

По всей видимости, в планы группы входит постепенная концентрация на своих стратегических активах, что предполагает и распродажу портфельных (или не рассматриваемых как стратегические) вложений с последующим инвестированием полученных средств в активы группы. По имеющимся данным, только в Северо-Западном регионе группа продала свои доли в ОАО «Фосфорит», ОАО «Красный выборжец», ЛОМО (ОАО «Ленинградское оптико-механическое объединение»), холдинге ООО «Новые программы и технологии» (который, в свою очередь, контролирует «ОАО «Судостроительный завод «Северная верфь» и ОАО «Северо-Западное пароходство»). Последние указанные продажи могут быть, тем не менее, связаны не столько с общей реорганизацией группы, сколько с государственной политикой консолидации и ужесточения контроля предприятий и программ ВПК.

Аналогичные процессы происходят и в группе Бендукидзе (ОАО «Объединенные машиностроительные заводы» - ОМЗ, металлургическое, буровое и горнодобывающее оборудование, спецстали, оборудование для атомных станций, торпедные аппараты, судостроение, многочисленные «непрофильные» активы). В процессе реорганизации предполагается концентрация на тяжелом машиностроении. Еще в 2000 году группа объявила о продаже непрофильных производств, обосновывая это слишком тесной интегрированностью и неэффективностью «самообеспечения». Весной 2001 года менеджеры приобрели принадлежавший группе завод по производству мотоциклов (ОАО «ИМЗ-Урал»).

Эта тенденция, видимо, в ближайшие годы приобретет более явный и масштабный характер. Первая волна «сброса» различных активов, приобретенных группами (ФПГ) до кризиса 1998 года, носила спонтанный характер и была обусловлена распадом и финансовыми проблемами многих формальных и фактических ФПГ в посткризисной ситуации 1998-1999 гг. Для современного этапа характерна более рациональная и осознанная политика. Итогом ее реализации, возможно, будет переход от аморфных конгломератов, созданных спонтанно в условиях изобилия финансовых ресурсов (на двух этапах: «банковском» – до кризиса 1998 года и «промышленном» – после девальвации), к четким структурам, предполагающим высоко консолидированную собственность и эксплуатацию интеграционных эффектов.

Тем не менее возникает еще один вопрос, требующий самостоятельного исследования – насколько текущая реорганизация крупного российского бизнеса будет отвечать задачам достижения его международной конкурентоспособности. Другая потенциальная проблема имеет не столь дальний горизонт – исчерпание посткризисных (девальвационных) ресурсов, необходимых уже не столько для экспансии, сколько для развития инвестиционного потенциала реорганизованных групп. В этой связи продажа непрофильных активов, происходящая пока в «плановом» порядке и косвенно свидетельствующая именно об исчерпании «легких денег», может приобрести более хаотический характер.

В целом процесс структурных изменений в российских компаниях (различные типы реорганизации в юридическом смысле) развивается достаточно интенсивно. По данным МАП РФ, число различных операций, связанных со структурными изменениями, составило в 1997 году – 5000, 1998 – около 9000, 1999 – около 11 000, 2000 – около 16 000, 2001 (прогноз) – свыше 20 000.

Применительно к перспективам корпоративного управления в России описанные тенденции будут оказывать достаточно многоплановое и часто противоречивое воздействие:

- именно по мере консолидации собственности будет возрастать формальная прозрачность компаний, и, соответственно, «безопасный» переход к международным нормам корпоративного управления;

- завершение процессов консолидации собственности создает объективную базу для реального разделения собственности и управления в рамках частных групп, завершивших реорганизацию;

- процессы реорганизации (как юридическое оформление групп (холдингов), так и реструктуризация активов) активизируют спрос на эффективное корпоративное управление – прежде всего в целях бесконфликтного урегулирования отношений между различными типами акционеров;

- определенная посткризисная фиксация сфер имущественных интересов создает предпосылки для нового этапа враждебных поглощений.

Государственная политика «равноудаленности» крупного капитала от власти (даже если рассматривать лишь верхний, наиболее демонстративный, ее слой) оказывает прямое воздействие на описанные процессы.

Во-первых, пока нет никаких оснований полагать, что декларируемый принцип «равноудаленности» не перестанет действовать и тогда, когда будет завершена консолидация (возврат) активов и переориентация финансовых потоков крупнейших естественных монополий и государственных холдингов, а их менеджмент, назначенный уже действующим президентом, вполне вероятно, получит карт-бланш на экспансию в частный сектор и строительство собственных групп. Вероятность такого сценария (по сути «государственного капитализма» с благоприятствованием для узкого круга лично лояльных лиц) требует определенных защитных действий со стороны частных групп.

При этом вызывает определенные сомнения тот инструментарий, который стал достаточно широко применяться в 2000-2001 годах для воздействия на корпорации. Акции государственных органов (ФСНП против НК «ЛУКОЙЛ», Счетная палата РФ против ТНК, Генеральная прокуратура РФ против «Сибнефти» и «Норильского никеля» и др.) с обысками и возбуждением уголовных дел в 2001 году закончились практически ничем – за «отсутствием состава преступления».

В этой связи возникают очевидный вопрос: каковы юридическая чистота и обоснованность применявшихся силовых методов и достоверность фактов для открытия уголовных дел. Иными словами, кто и с какой целью инициировал заведомо проигрышное (по форме, хотя, возможно, не по сути) конкретное дело с учетом системности нарушений

Продолжает действовать и хорошо апробированный принцип «собственность в обмен на свободу». Пример с арестом руководителей СИБУРа зимой 2002 года подходит в данном случае лишь по форме, ибо в содержательном плане вывод активов в пользу «группы лиц» является достаточно очевидным. Здесь возникает, видимо, иная проблема: противоречие между правовым полем (т.е. по сути легальные возможности вывода активов) и методами возврата (необходимость силового давления с использованием самых различных статей УК РФ в связи с отсутствием судебной перспективы по основному вопросу). Аналогичные метод (возбуждение уголовного дела) оказался необходим и для кадровых перестановок в МПС.

В более широкой постановке проблема состоит в неопределенности конечных целей: либо речь действительно идет о начале борьбы с коррупцией и эффективном пресечении вывода активов в различных формах, либо продолжается тривиальный передел собственности и давления на конкурентов (в пользу про-государственных групп и/или в рамках элементарного использования «административного ресурса» всеми субъектами, имеющими такую возможность).

Во-вторых, возникает очевидная встречная тенденция со стороны частного капитала – обеспечить «равноудаленность» на максимально безопасное расстояние, в том числе на основе легального оформления за рубежом собственности на свои консолидированные активы. Создание группой «Альфа» и «Реновой» компании «ТНК-Интернэшнл» и регистрация «группой Абрамовича» управляющей компании Millhouse Capital, видимо, являются первыми признаками стремления к «безопасной прозрачности».

Еще одной «линией обороны» крупных групп становится обеспечение абсолютного доступа к ресурсам региональной исполнительной власти (А.Хлопонин в Таймырском АО, Р.Абрамович на Чукотке, В.Штыров в Якутии, В.Лисин в Липецкой области (потенциально), А.Вавилов в Горном Алтае (неудачно) и др.)

В-третьих, переход от явной и прямой политики приватизации «административного ресурса» к подчеркнутой лояльности к федеральным властям и демонстрация «социальной ответственности» крупного бизнеса начали осуществлять пока немногие. Некоторые компании (например, СУАЛ-холдинг, второй в алюминиевой отрасли России) заключают с региональными властями соглашения о социальном партнерстве, другие инициируют увеличение государственной доли или передают под контроль государства определенные активы (например, группа «Интеррос» в процессе реорганизации «Пермских моторов» в контролируемый государством «Пермский центр двигателестроения»).

Целый ряд крупных компаний оказался вовлечен в судебные процессы, формально относящиеся к хозяйственным спорам, но имеющие явный политический резонанс, наносящий прямой ущерб репутации компании-истца («Газпром» – «НТВ», «ЛУКОЙЛ» – «ТВ-6»).

В свою очередь, само государство в лице исполнительной власти все в большей степени и вне зависимости от мотивов расширяет свою хозяйственную экспансию. Этот процесс осуществляется по шести основным взаимосвязанным направлениям:

- кадровые изменения в крупнейших естественных монополиях и стратегических компаниях с долей государства («Газпром», МПС, ВПК (ОПК), Минатом, дочерние компании «Росспиртпром», Государственная инвестиционная корпорация и др.);

- реорганизация (прежде всего слияние) существующих и создание новых холдинговых компаний в стратегических отраслях (консолидация региональных монополистов связи в 7 межрегиональных компаний холдинга «Свьзьинвест» в рамках 7 федеральных округов, 5 интегрированных структур в авиапроме, ОАО «Промышленная компания Концерн Антей» и др.);

- возврат ранее выведенных (приватизированных, заложенных) активов (бывшие активы «Газпрома» – предприятия СИБУРа, группы «Итера» и др., заложенные пакеты акций ОАО «Новороссийское морское пароходство» и «Северо-Западное пароходство» и др.);

- «замыкание» на администрацию президента отдельных сегментов государственной собственности (создание еще в 2000 году ФГУП для управления зарубежной собственностью и др.);

- попытки пересмотра существующих с 1992 года норм о разграничении уровней собственности и долей РФ в капитале (АЛРОСА);

- установление контроля над основными финансовыми потоками и концентрация финансовых потоков в госбанках. В качестве субститута деприватизации промышленных активов используется огосударствление финансовых потоков. Сбербанк РФ и Внешторгбанк кредитуют крупнейшие российские компании, имея эксклюзивный доступ к самым обширным и дешевым финансовым ресурсам – соответственно сбережениям населения и средствам Банка России16. Дискуссия о приватизации Внешторгбанка в 2001-2002 гг. в этой связи является показательной.

Жесткая политическая борьба 2000-2001 гг. вокруг реорганизации крупнейших естественных монополий (РАО “Газпром”, РАО “ЕЭС России”, МПС) привела к сравнительно скромным результатам:

- вопросы дальнейшей приватизации федеральных естественных монополий переданы (в проекте нового закона о приватизации) Государственной Думе;

- для РАО «ЕЭС России» и МПС приняты концепции реорганизации;

- осуществлены кадровые изменения в РАО «Газпром» (отставка Р.Вяхирева в мае 2001 года, смена финансовых менеджеров, возбуждение уголовных дел о превышении служебных полномочий в январе 2002 г. и др.) и МПС (возбуждение против экс-министра Н.Аксененко уголовного дела о превышении служебных полномочий и его отставка в январе 2002 г.).

Последний результат, видимо, оказался вполне достаточным в рамках «реструктуризации» обеих отраслей. Реальный план реструктуризации «Газпрома», обсуждаемый уже более 2 лет и по своей идеологии близкий к схеме реорганизации РАО «ЕЭС России», пока отсутствует. И, по последним заявлениям А.Миллера (январь 2002 года), в реструктуризации в принципе нет необходимости. В августе 2001 года обсуждался лишь план либерализации рынка акций. Вопрос о реструктуризации как процессе создания нескольких конкурирующих газовых компаний (а не просто избавления от непрофильных активов), видимо, закрыт. Определенным аргументом в поддержку такого решения может быть необходимость предварительного возврата активов в РАО и урегулирование финансовых потоков (вне зависимости от внеэкономических задач нового менеджмента).

Программа реструктуризации МПС, одобренная правительством летом 2001 года, предполагает учреждение ОАО «Российские железные дороги» (такой проект существовал еще в 1993 году) и изъятие у МПС хозяйственных функций. На баланс ОАО должны быть переданы основные производственные мощности, включая инфраструктуру (ЛЭП, пути, насыпи и др., т.е. 90% балансовой стоимости отраслевых активов). Вместе с тем в январе 2002 года со своими возражения выступила ФСБ, рассматривающая инфраструктуру МПС как стратегический объект, который должен быть выделен в самостоятельное ФГУП. В январе 2002 года проект закона о приватизации железнодорожной отрасли был отозван из Государственной Думы.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.