WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 47 |

Отстранение от больничного ухода (смотриприложение «Упорядочение больничных касс») не помешало таким заслуженнымпсихоанали­тикам, какГюнтер Биттнер и Алоиз Лебер, с успехом применить психоанализ в педагогике. Неменее активны были и проявляющие интерес к психоанализу социологи, которые наотделении общественных наук Франкфуртсокго университета вонзили в современноеобщество «жало Фрейда» (Goerlich et all, 1980).

Психоанализ подтолкнул таких значительныхфилософов, как Юрген Хабермас (1968), к конструктивной интеграции философскойгерме­невтики ипсихоанализа. Рольф Денкер в Тюбингене использовал потен­циал психоанализа для своей работы«Объяснение агрессии, или образ Я как чужеродная схема. Статьи по философии отКанта до Блоха» (1985).

Таким образом, психоаналитическая сцена вГермании вовсе не ограничивается, как утверждают авторы «Полемическогосочинения» (Мичерлих-Нильсен и др., 1983), областью медицины. Его влияние стольже сильно ощущается в социологии, политэкономии, педагогике и философии;достаточно вспомнить выдающиеся произведения «Авто­ритарный характер» Адорно,Френкеля-Брунсвика, Левинсона и Сан-форда (1956), или «Социальные аспектыпсихоанализа» (1972) Игоря Карузоса, «Либидо и общество. Изучение Фрейда иФреидовой левиз­ны»(1982) Гельмута Дамерса, книги Герберта Маркузе, особенно, «Эрос и цивилизация»(1955), психоаналитически ориентированное понимание Норбертом Элиасомисторических процессов или забытые сегодня попытки совместить психоанализ смарксизмом, собранные в двух книгах «Аналитической психологии» Гельмута Дамера(1980) и в двух томах «Марксизм — психология — сексуальная политика», изданных в 1970 году X. П.Генте.

Сегодня нет практически такой области,которая не подверглась бы влиянию психоанализа.

Так, в 1972 году Йорик Шпигель,занимающийся богословием, выпустил «Психоаналитическое толкование библейскихтекстов», а в 1978 году в книге под многозначительным названием «Дважды ясно»осветил глубинный смысл библейских текстов, как богословским, так ипсихологическим методами. Критика религии 3. Фрейдом нашла себе, благодаряИоахиму Шарфенбергу в евангелическом (1968) и Гансу Кюнгу в католическомлагерях (1987), критически мыслящих экзеге­тов, которые поняли, как применятьпсихоанализ Фрейда для разъя­снения богословских вопросов, полностью отказавшись от возможностиего практического применения в форме «clinical pastoral training» (Веcher,1972).

Приложение I

ИНСТИТУТЫ ПСИХОАНАЛИЗА В ФРГ И ЗАПАДНОМБЕРЛИНЕ

В настоящее время в ФРГ процветаетмеждународно при­знанный психоанализ, насчитывающий множество инсти­тутов Немецкогопсихоаналитического объединения среди которых: Институт Михаэля Балинта вГамбурге, Бременская рабочая группа психоанализа и психотерапии, ИнститутЗигмунда Фрейда во Франкфурте, Психологическое содру­жество Штутгарт-Тюбинген,Берлинский психоаналитичес­кий институт Карла Абрахама, Психоаналитическое товари­щество Кельн-Дюссельдорф,Кассельский психоаналитичес­кий институт Александра Мичерлиха и психоаналитический семинар воФрейбурге, причем во всех институтах психоана­литиков готовят в соответствии сдухом Немецкого психоана­литического объединения.

Учебный институт психотерапии ипсихоанализа в Ганновере, Институт психоанализа и психотерапии в Геттингене,Институт аналитической терапии в Рейнланде (Кельн), Институт психоанализа,психотерапии и психосоматики в Берлине, ориентируются на Немецкоепсихоаналитичес­коеобщество. Психоаналитический учебный и исследо­вательский институт Штутгартскойгруппы Штутгартской академии глубинной психологии и аналитическойпсихоте­рапии,Академия психоанализа и психотерапии в Мюнхене и Институт психотерапии ипсихоанализа Гейдельберг-Мангейм подчиняются непосредственно Высшему советуНемец­кого обществапсихотерапии, психосоматики и глубинной психологии. Кроме того, существуютинституты, в которых преподается аналитическая психология К. Г. Юнга(Инсти­тут К. Г. Юнгав Берлине и Штутгарте) и институты психо­логии личности в Мюнхене,Дюссельдорфе, Аахене и Дельменхорсте, занимающиеся развитием созданногоАльфредом Адлером анализа личности.

Приложение 2

УПОРЯДОЧЕНИЕБОЛЬНИЧНЫХ КАСС

Правление Немецкого общества психотерапии,психосоматики и глубинной психологии будет с помощью адвокатов защищатьполитические и профессиональные права 1300 (на 1988 г.) членов этогообъединения. При поддержке авторитет­ного представителя кассовоговрачебного федерального объ­единения правлению удалось добиться признания того, что внастоящее время не только невротические нарушения не признаются болезнями сточки зрения государственного стра­хования, но и аналитическая психотерапия на основеглубин­ной психологиифактически является непризнанным методом лечения. Заключение договора междубольничными кассами и врачебным федеральным объединением делает возможнымсоответствующее финансирование всех психоаналитиков и психиатров, которыеполучили образование в непризнанном этим федеральным объединением институтенезависимо от того, медики они или психологи.

Были выдвинуто положение, что, как писалФрейд в 1923 году, психоанализ «выпадает на долю большего числа тех людей,которые слишком бедны, чтобы лично вознагра­дить психоаналитика за его тяжелуюработу».

Нужно, наконец, упомянуть и тот факт, что вФРГ и Западном Берлине психотерапевтическим обслуживанием пациентов занято до50% психоаналитиков, получивших пси­хологическое образование наряду со специалистами, полу­чившими медицинское образование, иэто, к сожалению, ока­залось возможным только при условии, что никакие иныепрофессиональные группы (богословы, философы, социо­логи, коллеги, получившиепедагогическое образование) не будут получать от врачебных касс помощи.

3. Психоанализ в университете — шансы для взаимныхинициатив

Гаральд Леопольд-Левенталь — родом из Вены, колыбелипсихо­анализа,— издал в 1987 году пособие по психоанализу. В юбилейном сборнике вего честь под названием «Психоанализ сегодня» (Лобнср, 1986) были опубликованымногие его статьи по психоаналитической теории и практике, мышлению и речи. попроблемам современности, отраженным в зеркале психоанализа. В октябре 1987 годаЛеопольд-Левепталь проводил первые Фрейдовские чтения, организованныеИнститутом Зигмунда Фрейда и Институтом психоанализа Франк­фуртского университета. Тем самымпсихоанализ был введен в универ­ситет и занял достойное место в академической жизни наравне смеди­циной,социологией, педагогикой и психологией. Это был вызов обеим сторонам:психоанализу — зановопроверить и объективизировать пси­хоаналитическую теорию и практику в конструктивноймеждисципли­нарнойработе с использованием методов других наук; другим наукам (включая филологию илитературу) —попытаться, используя психо­аналитический метод, проанализировать и истолковать то, что неподда­ется методамданной науки. Имеются обширные психоаналитические интерпретации художественнойлитературы, выполненные, в частности, Петером Детмерингом 3. Сюда же можно добавитьпсихоаналитические исследования Герхарда Даля о «Смерти Вергилия» Германа Броха(1974), книгу Жана Лапланша « Гельдерлинге и поиски отца» (1975).Многочисленные психопатографии, предметом анализа в которых ста­новятся, например, драмы АвгустаСтриндберга, романы Оноре де Бальзака, баллады Конрада Фердинанда Мейера,«Смерть в Венеции» Томаса Манна и болезнь Флобера, доказывают возможностьплодотвор­ногопсихоаналитического истолкования литературы4. Филология и литература обращают наэто самое серьезное внимание (Wolt, 1975).

С другой стороны, перед психоанализом стоитвопрос о критичес­комизучении его другими науками, например, лингвистикой или (как во Франкфурте)психологией и социологией. Психоанализ не должен при этом опасатьсяконструктивной критики со стороны других наук, если те, в свою очередь,способны довериться психоанализу. Социолог Ульрих Еверман (1976) говорит о«скрытых смысловых структурах», а лингвист Гисберт Кезелинг (Keseling, 1983)— о «скрытых речевыхструктурах» Такие ученые, как Конрад Элпх (Ehlich, 1980) и Дитер Фладер(Flader, 1982), проводя лингвистические исследования психо­аналитических интервью и текстовгруппы Балинта, выясняют, что бес­сознательные процессы имеют решающее значение не только прилече­нии, но и вобыденной жизни; вот то конструктивное сотрудничество, которое позволяетожидать внушительных результатов.

Совместная работа психологов ипсихоаналитиков, напротив, оста­вляет желать много лучшего. В США Мэтью X. Эрдели (Erdelyi, 1985)ввел психоанализ в академическую психологию в виде «психологии познания». Одназа другой в психологии появляются новые работы, в которых (порой неумышленно)давно известные психоанализу сведе­ния преподносятся как открытия. В качестве примера (средимножества подобных работ) можно назвать статью о «покинутых мужьях»(«Пси­хологиясегодня». 1988 _ 4.), в которой описываются давно уже извест­ный психоанализу факт, а именно,что покинутые женами мужья ищут у своих матерей потерянную любовь и чувствосемьи. В Саарбрюкене Райнер Краузе путем изощренного эксперимента зановопроверил пси­хоаналитическую концепцию переноса и контрпереноса и достиг,та­ким образом,конструктивного вклада в сотрудничество психологии и психоанализа (Krause &Luetolf 1988). Во Франкфурте подобные воз­можности для взаимоотношенийиспользуются довольно односторонне. Психоаналитики при поддержке научныхсотрудников применяют опре­деленные психологические тесты в том числе франкфуртскую шкалу«представления о себе» (Deusinger 1986) — в своих исследованиях групповогопроцесса ( Kutter 1985) и природы процесса психосомати­ческого (Kutter, 1988). Психологиже, за редким исключением, прене­брегают возможностью получить неочевидные сведения посредствомпсихоаналитических «интервью» (см. главу VII).

IV. ПСИХОАНАЛИЗ НА ФОНЕ НАУКИ

1. Является ли психоанализнаукой

Используя дерево психоаналитическогопознания, мы проследили развитие психоанализа на протяжении десятилетий,прошедших после его открытия Фрейдом, вплоть до современной ситуации в ФРГ.Настало время обсудить нередко поднимаемый вопрос о науч­ности психоанализа. Как ужеотмечалось во вступлении, наука неодно­кратно отрицала психоанализ. Еслипсихоанализ включают в универси­тетской программе в раздел медицины, социологии или психологии(как во Франкфурте), то ему отводят разве что вспомогательную роль ивос­принимают его снедоверием как науку очень сомнительную. Почему

Чтобы ответить на этот вопрос, следуетпредставить себе общую панораму наук и отыскать в ней положение той или инойнауки. Для этого зададим себе несколько научно-теоретических вопросов: Какуст­роены отдельныенауки по методу, теории и практике Чем они отлича­ются друг от друга В чем состоитобщее и на чем основано различие

Сначала в университете (от латинскогоuniversitas —совокупность) преподавали только признанные церковью науки (universitaslitterarum), изучая которые школяры, тогдашние студенты, постигали грамматику,риторику, диалектику, математику, логику, физику, метафизи­ку, этику, политику, астрономию игеометрию. Позднее стали готовить художников, юристов, медиков и богословов.Сегодня только во Франк­фуртском университете насчитывается 21 факультет, на которыхмож­но получитьспециальность как по гуманитарным, так и по естественным наукам. К первымотносятся социология, педагогика, психология, бого­словие, история, классическаяфилология, современная филология и ис­кусствоведение, ко вторым— математика, физика,химия, биология, география, геология и медицина. Двадцатый факультет—информати­ка, двадцатьпервый — физкультураи спорт.

Я могу быть экспертом лишь в определеннойнауке: в ней я хорошо во всем ориентируюсь, могу все сам проверить. Чтокасается других наук, то я полагаюсь на утверждения моих коллег с другихфакультетов. Физик продемонстрирует мне с помощью электронного микроскопа, каквыгля­дитмикроструктура клетки, объяснит что такое модель атома. В лучшем случае, яиспользуя логику и здравый смысл, пойму его объяснения, в худшем — поверю представителю другойнауки, что то, что он объяс­няет на основании своих методов и теории, соответствуетдействитель­ности. Приэтом возникнут дополнительные трудности в понимании спе­циального языка другой науки,поскольку я не знаком ни с определени­ями понятий, ни с методамиисследований, ни с объемлющей их теорией.

Все ученые говорят, однако, на обычномязыке. Если бы они взяли на себя труд и перевели свой специальный язык наобычный, тогда по­нимание стало бы возможным: сложные понятия специального языкаутратили бы свою загадочность. Об этой возможности свидетельствуютмногочисленные научно-популярные издания. При этом существует, конечно,опасность упрощения, которой подвергаюсь и я. В каждой на­уке имеются положения,многозначность которых вряд ли выразима обычным языком. Особые методыисследований и сложные теории не удается перевести на обычный язык безсмысловых потерь. В таких случаях я могу верить свидетельству ученых, а могу ине верить. Если Я им не верю, то, по большому счету, у меня остаетсявозможность само­муизучить соответствующую науку, т: е. научиться самостоятельно применять ееметоды, чтобы независимо от других проверить, можно ли с помощью методов этойнауки повторно обнаружить те или иные дан­ные или нет.

Выразим это образно: в «ландшафте»различных наук я могу иссле­довать неприступную гору, лишь используя необходимое снаряжение,чтобы затем, как Вильгельм фон Гумбольдт, с помощью сектанта изго­товить карту, но с этимснаряжением мне не удастся осуществить под­водные исследования. Понятно, чтобез тренировки и обучения мастер­ству погружаться в неизвестные глубины нельзя. Впрочем, кое-какиевозможности познакомиться с подводным миром есть и у ныряльщика-любителя безспециального снаряжения: ему нужны только здоровые легкие, подводная маска идыхательная трубка. Читатель уже догадался, к чему я клоню.

2. Различие между естественными игуманитарными науками

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.