WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 |

Другой пункт, о котором я не хочуумалчивать, даже сознавая весь риск быть раскритикованнымфеминистками,— этовозможная в нашем случае опасность для ребенка. Алленбахскиеисследования2показы­вают, чтосейчас женщины видят для себя в получении той или иной профессии большие шансы,чем в браке и семье. Другая часть женщин желает сейчас всего — и детей, и профессии. В основномникто не име­ет ничегопротив. Однако если ребенком жертвуют в угоду профессии, такое положениевыглядит весьма сомнительным. Разумеется, нельзя упускать того, что и безженской эмансипации существуют покинутые дети. Однако я вспоминаю многихпациенток, основной жалобой кото­рых было то, что мать пренебрегала ими из-за своей работы. Невсегда происходит именно так. но такое вполне может быть. Важные для этогослучая инстинктивные желания, потребности и нужды рассмотрены выше(ср.: гл. VI.3.1.).

Также должно быть ясно. ккаким пагубным последствиям может привести недостаток необходимыхудовлетворении этих элементарных желаний: к неврозам, психозам, делинквентномуповедению, употребле­нию наркотиков и психосоматическим заболеваниям (ср.: гл. VI.9.).

Если высказать предупреждение (в смыслепредварительного, сво­его рода, профилактического заключения), что подобным образомбудут порождаться все новые и новые психосоматические нарушения, то тогда намследует всерьез задаться вопросом, кто отвечает за элементарное обращение снашими детьми Мужчины больше не могут полагаться на женщин. Женщины же в ещебольшей степени перестают полагаться на мужчин. Выходом из этой проблемыстановится передача детей частным профессионалам или соответствующимвоспитательным учреждениям. «Няня» заботится о ребенке за определенноевознаграждение, пока его родители работают, или же ребенка доставляют утром вдетский сад. приют и т. п., а вечером забирают. Конечно, хорошо, что при такихоб­стоятельствахребенок может кроме родителей знакомиться и общаться и с другими людьми.Однако, я считаю, что здесь доминируют недостат­ки, а именно родительскаяоставленность. Для примера я предоставлю слово одной из пациенток: «Почему моямать всегда оставляла меня с няней Я что не была для нее достаточно важнаРабота была важнее меня» Так что детские сады и приюты не могут считатьсярешением проблемы.

И мужчины, и женщины должны искать иныепути для того, чтобы предоставить детям необходимое участие. Частичнаязанятость и для мужчин, и для женщин, уже ставшая сегодня реальностью впривилеги­рованныхпрофессиях учителя, художника, сотрудника со свободным графиком может статьлучшим решением этой проблемы. Иначе цена эмансипации женщин окажется слишкомвысокой.

5.3. Движение за мир

В то время как многие представителивоенных кругов полагают, что полное уничтожение ядерных вооружений можетпривести к между­народной нестабильности, к кризисам, а при определенныхобстоятель­ствах и копасности вспышки войны, представители движения за мир придерживаютсяпротивоположной точки зрения. Они с озадачен­ностью, заботой и страхом следятза эскалацией напряженности на вос­токе и западе. Они не верят в равновесие запугивания или вполитику силы. Особенно после т. н. «двойного решения» НАТО и послеустанов­ки Псршинг-2,и наземных ракетных установок движение за мир пред­приняло все возможное, чтобывынести на широкое обсуждение пробле­му политики безопасности,мобилизовать население против установки ракет и любым способом удалить какстарые, так и новые средства мас­сового уничтожения. Предложенное со стороны военных кругов числосистем носителей и боеголовок было поставлено под сомнение. Блоки­ровались арсеналы американскойармии, в ФРГ проводились сидячие демонстрации и акции гражданскогонеповиновения, в особенности. активность этих акций была велика осенью 1983года. Рассматривались новые стратегии разоружения, основывались объединения дляборьбы с угрозой атомной войны. Многочисленные союзы между отдельныминациональными движениями за мир внутри европейского сообщества придавалинадежды движению за мир 3.

Психоаналитики, со своей стороны,выступили в поддержку разум­ной идеи мирного движения. Они интерпретировали гонку вооруженийна основании психоаналитической теории как «иррациональную эскала­цию взвинчивания вооружений» и«многосторонние жесты угрозы». Они опасались «безумного обострениямеждународного положения». Психоаналитики из мирного движения опасались «отказаот защитной стратегии» и «прорыва вытесненного конфликтного потенциала» иинтерпретировали движение за мир как «необходимую реакцию... на угрозунасильственного уничтожения человечества».

Многие аналитики присоединились к этимпризывам. Другие орга­низовывали заседания «Мир и война глазами психоанализа» (ср.доклад Пассе и Модена, 1983) и писали на эту тему книги (Рихтер, 1982).Мир­ное движениеполучило сильную поддержку от большинства политичес­ких сторон 4. Исходя из высокого политическогопрестижа, движение за мир призвало к «непослушанию с умом», к моральнообоснованному протесту и к преднамеренным нарушениям определенных норм закона(Habermas, 1983). Тем самым движение за мир должно было ограничить диктатполитиков и юристов там, где правительство, призванное соблю­дать государственные законы, наделе нарушает права граждан.

Психоаналитики, политики и философыоднозначно заняли паци­фистскую позицию. Никто не оспаривает добрую волю этого хорошегодела. Несмотря на это, я хочу здесь, как и при разборе студенческого и женскогодвижений, попытаться проанализировать происходящее с вне­партийной, нейтральной позиции.При этом я постараюсь, исходя из полученного мною опыта при анализебессознательных процессов в больших и малых группах, описать результаты,которые получаются в той или иной позиции.

Что касается международных отношений, тоя, как и Зигмунд Фрейд, усматриваю в этом конфликты интересов междугосударствами. соперничество за лучшее вооружение и психологическоепревосходство. В то же время я исхожу из того, что, как это было упомянуто выше(гл. V. 2.1.) «агрессивные наклонности людей не могут быть просто уничтожены»(Фрейд, 1933. S. 23), поскольку объем действующих яа нас в раннем возрастенеудач не уменьшается, а со временем только возрастает. В своей вступительнойфранкфуртской лекции Александр Мичерлмх (Mitscheriish A.. 1969) предостерегалот чересчур легкомы­сленного восприятия «недостаточного миролюбия» людей и допущенияконцентрации власти в политике.

Позднее страх, появившийся вследствиеэкзистентной угрозы из-за возможности ядерной войны, вызвал интерес и рядадругих психоана­литиков (Petri, 1983). Этот страх столь угрожающ, что ведет скореек политической апатии, чем к усилению активных действий с целью противостоятьугрозе. Некоторые психоаналитики усматривают в уг­розе самоуничтожения человечествадействие сил инстинкта смерти, который толкает людей точно леммингов в море наверную гибель. Мно­гиеусматривают в этом и исполнение апокалипсиса в духе исполняюще­гося пророчества (Marler E.,1982). Иные В ФРГ делают акцент на Фрейдовской идее враждебного мышления(Feind-Denken), причем склонны видеть «врага» в Советском Союзе, а «друга» вСША: врага, которого нужно победить, и друга, с которым себя слепоидентифици­руют икоторому подчиняются по «традиции повиновения» 5.

Нетрудно идентифицировать себя с мирнымдвижением и занять его позицию. Я разделяю беспокойство пацифистов, ихсерьезную оза­боченность и тревогу. Я тоже согласен с движением за мир в том,что множество образов врагов является бессознательным процессом,веду­щим к искажениюобраза реальности, и в результате возникает картина, совершенно расходящаяся среальностью. Однако за этим «да» следует ограничительное «но»: какпсихоаналитик, я не могу говорить о движе­нии за мир. упуская из видуподозрения в проективном искажении реальности представителями данного движения.Эта догадка становит­ся особенно обоснованной тогда, когда интерпретациипсихоаналитиков, подвизавшихся в мирном движении, чересчур отдаляются отреаль­ности. когда, кпримеру, видят лишь ошибки США и не замечают оши­бок СССР. Как я говорил уже ранее,хотя и по другому поводу (ср.:

гл. IX. 3.), предрассудки могутпревращаться в мнения, если, прежде чем судить, мы осуществимпроверку.

Элементы воображения» играющие роль внашем представлении. мы можем перепроверить, сравнив фантазию и реальность.Подобное сравнение, конечно, затруднено. Особенно тяжело оценить, чтосоот­ветствуетдействительности, а что — нет, из того, что мы ежедневно узнаем о большой и малой политикеиз средств массовой информации. Лично я чувствую себя в этом отношении полнымдилетантом и не отва­жился бы на психоаналитическую интерпретацию весьма сложныхполитических процессов без профессиональной поддержки политологов илисоциологов. Речь здесь идет о системах, взаимно влияющих друг на друга,системах, стремящихся усилить свою власть или, по меньшей мере, ее сохранить.Конечно, следует учесть, что в странах западной демократии в систему властивстроен целый ряд контрольных инстан­ций, таких, как деление власти насудебную, исполнительную и зако­нодательную. с прессой, радио и телевидением в качестве четвертойвласти. Несмотря на это, понять действие этих контрольных систем длянепрофессионала очень трудно.

Поэтому я не хочу спешить переноситькатегории, имеющие отноше­ние к межчеловеческой жизни, например подчинение, к отношенияммежду США и ФРГ. Прежде чем говорить об образе врага, будь то США или СССР, ябы.проверил это в сотрудничестве с политиками и политологами, чтобы реальнорасценивать политические отношения. Только тогда я бы мог догадываться ипредполагать возможные бессоз­нательные многосторонние проекции.

По временам у меня складывается такоевпечатление, что стоящие близко к мирному движению психоаналитики не могутдоговориться, поскольку у них отсутствует профессиональная компетенция вобщест­венных иполитических вопросах, они чересчур склонны превышать свои профессиональныеполномочия, часто желают сделать вид, что владеют вопросом лучше, чемполитики.

Однако будучи психоаналитиками, мы должнынаучиться в нашей ежедневной работе тому, что, прежде чем у нас появится вообщевоз­можность подуматьоб интерпретации, нам следует собрать доста­точное количествоинформации. Из работы с малыми и большими группами мынаучились тому, что процессы, протекающие в группах. следует прежде всегонаблюдать с различных позиций, в различных перспективах, прежде чем мы составимсебе о них какое-либо мнение.

Во время дискуссии со студентами,организованной ASTA и Факультетом психологии, я высказал несколько соображенийна тему проблематики войны и мира, которые я и хотел бы здесь привести вза­ключение6.

Мир — это не только отсутствие войны,он должен быть определяем и позитивным образом. Наше влияние на это, увы,весьма ограничено: мы можем высказываться печатно и устно, непосредственнопринимать участие В парламентах и правительствах и информировать овзаимосвя­зях.открытых той или иной наукой. Психоанализ, со своей стороны, может предложитьследующую информацию:

На политические решения могут оказыватьвоздействие бессозна­тельные эмоциональные процессы. Не исключается опасностьэска­лации посредствомпотери контроля из-за раздражения и фрустрации. С другой стороны, возникшее изпревосходства угрожающее поведе­ние. может создать мирные отношения (Etzioni, 1979). Если я нехочу, чтобы кто-нибудь на меня напал, целесообразно принимать мерыпредо­сторожности.Именно такова точка зрения реального политика.

Однако было бы бессмысленным постоянноподдерживать боего­товность, когда у другого нет никаких серьезных намеренийнападать. В этом заключены противоречия.

Если все это протекает в очень архаичнойплоскости, тогда имеет смысл точка зрения реального политика. Если же,напротив, движение происходит в «зрелой», разумно-управляемой плоскости, тоболее аде­кватнымбудет не продолжать гонку вооружений и не ожидать ежечас­ного нападения отврага.

Лично я не теряю в этом смысле надежды нато, что межчеловечес­кие мышление и поступки развиваются в истории от «незрелой» кболее «зрелой» ступени развития, тем более что благоразумие всех участников ужевозросло, враждебные государства в целях рационирования ресур­сов и с целью предотвращениявозможного уничтожения других и себя, вынуждены контактировать друг сдругом.

Однако не стоит, как и прежде,недооценивать бессознательные процессы зависти и стремления к обладанию, равнокак и подавленный страх смерти, который может выражаться не только в фантазияхна тему катастроф, но и в опрометчивых политических действиях. Впро­изводстве всеболее сложных систем вооружения играют роль не толь­ко экономические и политическиеинтересы, а, вероятно, еще и более или менее бессознательное наслаждение иудовлетворение властью, при­ключением. запугиванием, угрозой и даже уничтожением. Я напоминаюоб идеях Мичерлиха по поводу жестокости (ср.: гл. IX. 4.).

С другой стороны, страх, бессилие ибеспомощность могут легко приводить к превентивнойактивности под девизом: «Нападение — лучшая защита». Это всеобщаязакономерность, которая выражается не только в международных отношениях, нотакже и в мирном движении. Я не могу избавиться от ощущения, что подобныепроцессы при такой активности принимают в этом участие, по меньшей мере,отчасти. Однако подвергнуться воздействию со стороны бессознательныхпро­цессов могутне только действия, но и восприятия.

Поэтому очень важно перепроверять существующую опасность, которая заставляет насиспытывать страх на предмет ее реальной обоснованности.

Страх, согласно сигнальной теории страхаФрейда,—осмыслен­ный сигнал.Поэтому страх перед ядерной угрозой — это осмысленный страх, если онзаставляет нас вступать в диалог, жестко и открыто вес­ти переговоры, чтобы таким здравымспособом прийти к решению про­блемы, созданной ядерной угрозой. Наоборот, менее здравым было быв этой ситуации впасть в панику или, как три известные обезьяны, заткнуть уши,закрыть глаза и молчать.

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.