WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 47 |

Фрейд задается вопросом: «Какое средствоесть у культуры для того, чтобы тормозить направленную против нее агрессию»(1930. S. 482). Он отвечает на этот вопрос так: агрессивные стремленияунич­тожать инепосредственно наносить вред другим подавляются точно так же — физически илипсихически,— как исексуальные влечения. Ценой этого является вторичное «отречение от влечения»(Triebverzicht). Если употреблять выражение Фрейда 1, отречение, стимулируемое вчелове­ке культуройпосле того, как она уже провела-подавление сексуаль­ности, как «первичного отреченияот инстинкта».

Чтобы избежать связанных с этим неудобств,созданных обществом. культура предоставляет «болеутоляющие средства» такие, какразвлече­ния,множество заменителей, как-то: эрзац-удовольствия и наркотики.

Выигрышем от двойного подавления(сексуальных и агрессивных влечений) является развитие культурного прогресса, аименно — вду­хе Маркса— «культурнойнадстройки», вроде науки и искусства. Еще одним достижением стал во многихотношениях сомнительный прогресс цивилизации. Сюда относятся все связанные стехническими достижени­ями улучшения материальных и социальных условий общества, вместе сучреждениями общественной безопасности и многочисленными успе­хами в области обслуживания, ккоторым можно причислить и образо­вание, и наличие свободного времени.

В споре между природой и культуройвозникает дилемма, нереша­емая в контексте противоречий человеческой жизни. Если, с однойсто­роны, были быудовлетворены все сексуальные и агрессивные потреб­ности, как того требует природа,то тогда мы жили бы, как животные, и отказались бы от всех плодов культуры,цивилизации и прогресса. Если же, с другой стороны, мы подчинимся всемтребованиям культу­ры,будем строго придерживаться норм морали и этики и соблюдать все запретысудебных инстанций и государственного контроля, тогда, сле­дуя неизбежной логике, мы всезаболеем, поскольку в этом случае при­родное естество в нас будетцеликом и полностью подавлено.

Господствующие общественныеотношения в связи с географичес­кими, историческими,производственными и политическими условиями принципиально изменчивы и в соответствиисо степенью подавления инстинктивной природы могут расцениваться как более илименее сво­бодные и«великодушные» или более или менее подавляющие и запрети­тельные. Читатель вполне может исам оценить современное общество, в котором он живет. Лично я придерживаюсьтого мнения, что до сих пор управлять людьми в тех областях, где должно иметьместо критическое сознание и личное решение, пытаются с помощью запретов. Ноосуждать то или иное общество столь же малоэффективно, сколь и пытаться— как это делают,например, марксистские социологи — приписать ответствен­ность за вызванные культурой «неудобства» исключительнокапита­листическойобщественной структуре. Конструктивным в этом смысле надо полагатьразграничение, введенное Гербертом Маркузе (1955), при котором различаютсянеизбежное подавление и совершенно не обя­зательное «сверх-подавление», окотором далее мы еще поговорим.

3. Психоаналитическое исследованиепредрассудков и проблемы меньшинств

Предрассудки — это «предварительные» мнения илимнения, кото­рые мы,не проверяя, перенимаем у других. В случаесоответствия дейст­вительности. подобные мнения избавляют нас от усилий оценивать всесамим. Основное качество мнения заключается в том, что оно коллектив­но разделяется многими людьми, например,суждение о том, что хороша лишь собственная группа, а другая, напротив, плоха.Деструктивным примером расовых предрассудков может служить точка зрения,согласно которой хороша только арийская раса, а все прочие, напротив, плохи.Предрассудки с легкостью могут приводит к «дурной бесконечности»,по­этому имеет смыслкоснуться вкратце природы их возникновения.

Для объяснения предрассудков много сделалкритический подход, разработанный в исследованиях Хоркгеймера в 1963 г.Предрассудки не возникают без механизма проектирования, без упомянутых нами вгла­ве VI. 2.1.проекций в отношении кого-либо как одной из возможностей (защитные механизмы)обойти свои трудности, приписав их другому че­ловеку или группе. То же самоепроисходит с качествами, которые мы не оцениваем в себе самом и поэтомупроектируем на других. Далее эти «плохие» качества переживаются нами, какприсущие другим людям, и увязываются с чувством освобождения: « Мы же нетакие». Под словам «мы» понимается и выражается то. что этим бессознательныммеханиз­мом пользуютсяцелые коллективы. Как и члены терапевтической груп­пы, они объединяются, не зная обэтом сознательно, объединяются на основании того, что «мы — хорошие, а другие — плохие». Такое опас­ное деление на две части можетзайти столь далеко, что участники подобного объединения не будут обращатьникакого внимания на реаль­но существующие различия и выстраивать свой шизофреническиймир.

Некоторые читатели вспомнят, вероятно, орасовом заблуждении национал-социализма, подобном коллективной психопатологиицелого народа, который по собственной воле объявил себя выше других народов исобственные сложности, неприятные представления и чувства кол­лективно спроецировал нанациональные меньшинства. Согласно Рудольфу М. Левенштейну, на примереантисемитизма можно разли­чить разнообразные корни этого ужасающегопредрассудка:

1. Религиозныекорни, которые исходят из исторического развитияотношений между христианами и евреями, а также из амбивалентности христиан в ихотношении к богу.

2. Ксенофобические корни, следуя которымвсе чуждое рождает страх и неприязнь.

3. Экономическиекорни, заключающиеся в ощущении зависти неимущих поотношению к имущим и

4. Политическиекорни, посредством которых предрассудками людейманипулируют уже независимо от них, для достижения целей политических. И тутснова на ум приходит трагический пример нацио­нал-социализма.

Если вспомнить материал по теории личности(гл. V). то в каждом из нас присутствует более или менее латентнаяагрессивность, которая всегда доставляет нам много хлопот, и поэтому слегкостью проециру­ется на других. Сегодня эти «другие» — иностранцы вообще, илиопре­деленныеиностранцы, или опять-таки евреи, которым, поскольку они являютсяменьшинствами, приписываются собственные дурные, злые или просто нежелательныесвойства.

Пока люди так переменчивы в самих себе,находясь под постоянным давлением напирающих инстинктивных влечений, с однойстороны, и обременительных требований этических норм, с другой, необходимостьотдельного или коллективного использования защитных процессов будет сохранятьсявсегда.

В этом отношении осуществляться могуттолько следующие ме­роприятия:

—постоянно ставить под вопрос собственное, пусть и мучительно приобретенноеравновесие, «перепроверка себя»;

—проверять «на реальность» собственные представления об опре­деленных меньшинствах;

—рассматривать собственные идеалы сквозь ответ на вопрос, не существуют ли ониценой других;

— приэкстремальной недооценке других, чувстве ненависти и осуждении думать обискаженных проекциями предрассудках и заме­нять предрассудки личнымикритическими мнениями.

4. Вклад А. и М. Мичерлих в решениеактуальных процессов в ФРГ

Если мы зададимся вопросом, почему вистории немецкого народа между 1933 и 1945 гг. имела место столь жестокаяреальность, почему были убиты миллионы людей, а еще больше. человек пострадало,ощутило себя чужаками среди своего народа, тогда нам следует обратиться кработам Александра и Маргареты Мичерлих, которые позволяет дать ответ нанекоторые вопросы. Это ответы, которыми, разумеется, не исчерпываются всеисследования предрассудков.

Как мог такой вождь вызвать подобноевосхищение, если при разум­ном подходе его устные и письменные заявления явственнопоказывали, что им преследуются цели, не выдерживающие сколько-нибудьсерьез­ной критики Недолжны ли были как раз здесь вступить в действие все те критические функции,которые были перечислены в предыдущем параграфе Мы должны подозревать, чтогосподствовавшее повсемест­но восхищение, охватившее даже интеллектуалов, действовало какпри­родное бедствие,как наводнение, срывающее любые плотины. В пода­вляющем большинстве критическиефункции были отключены. Отвеча­ющая реальности оценка отношений не была уже более возможна. Еслиже мы вспомним то, что установил Фрейд в своей работе « Неудовлетво­ренность культурой», а именнозначительные, остающиеся неудовлет­воренными, сексуальные и агрессивные желания, тогда в духепсихо­аналитическогоучения о защите мы можем прийти к выводу, что пода­вленные во множестве сексуальныепотребности, обратились к вождю в форме восторженной влюбленности, в то времякак подавленные агрессивные импульсы проецировались на этнические меньшинства,например, на евреев.

Не стоит удивляться, что при подобнойпредыстории после войны люди коллективно отрекались от дел и чудовищныхзлодеяний того времени, даже при условии личного неучастия в них. Они точно также, как и иные неприятные составляющие, вытравились из сознания путем защитногомеханизма «отрицания». Признание реально про­изошедших преступлений было быневыносимо, поскольку это озна­чало бы признание собственной вины. Это значило бы также испытатьстыд по отношению к народам, у которых в истории не было подобных эксцессов.Результатом защиты было, с одной стороны, бегство в активную деятельность повосстановлению разрушенного, с другой — депрессия ифатализм.

Чтобы читатели не решили,будто подобные выводы возникли лишь в головах психоаналитиков, нужно дополнить,что авторы основывают свои выводы на казуистически воспроизведенных анализахлюдей того времени.

Лично я делаю из ужасающего познания висследовании предрас­судков и из психоаналитического исследования феномена нацизма* двавывода, которые трагически дополняют друг друга, а именно:

1. Склонностьлюдей доверяться чужому управлению, не задаваясьвопросом критически, есть ли основания для выбора данного лица в ка­честве лидера и

2. Потенциальнаяготовность людей не только вести себя агрес­сивно, причиняя вред, оскорбляя иразрушая, но и склонность к жес­токому поведению.

Передадим по этому поводу слово А.Мичерлиху (1969):

«Жестокость была сильнее любой культуры...Жестокость — этополу­чениеудовольствия от результатов мучений.. Ввиду скрытой и нескрывае­мой жестокости в мире, мы должныпризнать, что великие духовные учи­теля и этика человечества потерпели фиаско... Фрейд назвал это«Лицемерием культуры»... Из научных исследований человеческого поведения мыузнали, что пристрастие к разрушению соответствует нашему инстинкту... Никакоезаботливое общество не может снять с нас задачи подавления аг­рессии. К этому относитсяпреодоление желания мучить более слабых и унижать их... Продуктивное чувствовины (а не только мучительное) может возникнуть прежде всего лишь там, где былоискоренено удовольствие от разрушения. Лишь тогда можно освободиться отвнезапно подчиняющего себе человека господства этих сил».

При этом правильное воспитание не толькооблегчает осознание собственной жестокости, но и позволяет избежать ее вредныхпрояв­лений (schlimmeEntdifferenzienm»). Исследования силы и бессилия показали, что воспитание, вкотором доминируют подчинение, избие­ние. духовная нищета и отсутствиеконтактов, порождает бесцеремон­ность и фиксацию на авторитетах.

* Выражение,которое установил программный комитет Интернационального психо­аналитического объединения наГамбургском конгрессе 1985 г.

С другой стороны, воспитание, в которомчувства получают доступ к своему выражению, а проблемы детей учитываютсяродителями, при­водитк развитию общественного сознания, ответственности и миролю­бия (Mantell, 1972); результатыисследований, которые заставляют нас задумываться.

5. Примеры движения заэмансипацию

5.1. Студенческие выступления

Если психоаналитически подойти к этомуособенному общественно­му феномену, то речь тогда снова пойдет о возможныхбессознательных составляющих поведения тех, кто с 1968 по приблизительно 1978гг. участвовал в том, что получило название студенческого движения,куль­турной революциии университетских волнений. Движение исходило от Социалистического ГерманскогоСтуденческого Союза (SDS) и внепар­ламентской оппозиции (АРО). Оно воспламенилось как вследствиенежеланных законов, так и из-за гибели во время антишахской демон­страции в Брелине студента БенноОнезорга. Студенческое движение получило импульсы и от движения хиппи,распространенного по ту сто­рону Атлантики, и от Парижской весны 1968 г. — майские беспорядки.

Я как очевидец имел отношения состудентами с 1970 по 1971 гг. в Штутгартском университете, с 1972 по 1974гг.— в наиболеереволюционно настроенном Свободном Берлинском университете, и с 1974— во Франкфурте. Яочень хорошо помню время демонстраций, занятий ректоратов, «перманентных»дискуссий, общественных протестов, сидя­чих, стоячих забастовок в вузах.Вскоре SDS и АРО сменили кадровые коммунистические группировки:Коммунистический Союз Западной Германии (KBW), марксисты-ленинисты и другиекоммунистические группировки. Непосредственно работая на месте событий, я могнаблю­дать ситуацию иимел возможность на личном опыте почувствовать, что это такое, когдавоинствующие марксистские группировки бойкоти­руют лекции.

Отчасти я должен признать правотупротестовавших студентов, по­скольку лекционные залы в университетах крупных городов былидей­ствительнопереполнены. Некоторые университетские структуры зако­стенели и не отвечали требованиямреальности. Руководство учебных заведений в большинстве случаев былочрезвычайно консервативно и упрямо сохраняло старые, из поколения в поколениепередающиеся принципы, поддержанные субординацией. Оно оказалось не всостоя­нии занятьдостаточно независимую позицию в отношении к протестую­щим студентам.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.