WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 47 |

Просматривая современную литературу посемейной терапии, убеж­даешься в правоте этого мнения. Психоаналитические концепциипере­носа иконтрпереноса давно заменены в семейной терапии научными гипотезами ГрегориБейтсона (G. Bateson) и группы Паоло Альто кали­форнийского «Mental ResearchInstitute». а также понятиями коммуни­кационной теории и теории систем.В связи с этим факт реальной про­блемы в современных отношениях той или иной семьи оттесняет вдан­ной терапии назадний план ирреальные и бессознательные конфликты. хотя на практике терапевтчасто поощряет членов семьи к откровен­ному разговору, в процессекоторого они, образно говоря, расходуют все свои ресурсыконфронтации.

В Германии возможности семейной терапииисследовали Хорст-Эбергард Рихтер (Н.-Е. Richter) из Гисена и Гельм Штирлинг(Н. Stieriing) из Гейдельберга 8. Надо сказать, что такие понятия семейной терапии, как «принципсправедливости» (Gerechtigkeitsprinzip) или «компенсация заслуг», включающаяподсчет последних в отношении конкретного члена семьи (Boszonnenyi-Nagy &Spark 1981). весьма дале­ки от психоанализа, что лишний раз подтверждает их обсуждение насеминарах со студентами факультета психологии.

И действительно, разве не несет в себеконцентрация всего внимания аналитика исключительно на семье нечтобессмысленное Ни в коем случае не оспаривая социальное и человеческое значениесемейных уз, считаем нужным тем не менее указать, что семейный терапевтпоощряет подчас именно те аспекты межличностных отношений, которые, согласнотеории психоанализа, необходимо преодолевать. Например, проек­цию семейных отношений на членовтерапевтической группы можно расценивать как явление прямо-таки патологическое.И хотя регрессия как терапевтическое средство может стоять на службе упрогресса (см. гл. VIII 4.2.). все Же целью терапии должно быть не укреплениеранних стереотипов отношений, а развитие отношений новых и желательнонепатологических.

Любой практикующий психоаналитик так илииначе сталкивается в своей работе с семейными проблемами пациента. Порой можетвозни­катьнеобходимость расширения рамок терапии и включения в нее род­ственников анализируемого.Психоаналитик, идущий на подобное, начинает, в принципе, заниматься семейнойтерапией (Kutter 1965). Однако, как правило, он не испытывает потребности виспользовании таких, присущих семейной терапии, техник, как выписываниесимпто­мов(Symptomverschreibung) или парадоксальная интервенция (Рагаdoxe Intervention)*.Однако аналитику требуется, как правило, недюженное терпение для того, чтобыпреодолеть сопротивление, в большей или меньшей степени выраженное у пациента иего родственников.

* Понятия «выписывания симптомов» и«парадоксальной интервенции» характери­зуют ситуацию, в которой человекуприписывается нечто им самим нсжсласмое. Та­кая техника применяется в томслучае, когда цель терапии не может быть достиг­нута обычнымипсихотерапевтическими средствами. Авторство данной техники принадлежит группеЙаоло Альто, название которой происходит от городка Пао­ло Альто, что неподалеку отСтэндфордского университета в СанФранциско (США) и, в частности. ГрегориБсйтсону. Немецким представителем этой психоло­гической школы является ПаульВацлавик (Paul Watzlawick), ставший извест­ным благодаря своим книгам«Человеческая коммуникация» («Menschlichc Kommunikation» 1969) и «Насколькореальна действительность» («Wie wirklich ist die Wirklichkeit»1976.

В контексте вышеназванных психологическихтехник речь скорее всего идет о сво­его рода уловке, на которую «попадается» пациент, не осведомленныйо намере­нияхтерапевта, желающего во что бы то ни стало добиться позитивныхизменений

* в процессе лечения.

Иллюстрацией сказанному может служитьвыдержка из книги «Болезнь и семья» («Krankheit und Families Michael Wirsching& Helm Sticrling 1972), авторы кото­рой, в частности, советуют вестисебя в случае болезни: «... точно так же, как до нее. Не капитулировать передпроблемами, не отчаиваться, никаким образом не проявлять своей слабости! Ненадо поступать подобно тем людям, которые начина­ют переосмысливать свою жизнь подвлиянием болезни. Вы не нуждаетесь в пере­осмыслении. Вынужденные измененияв жизни и поведении способны лишь усло­жнить ваше положение. Поэтому влюбых обстоятельствах, насколько удручающи­ми они бы ни показались,продолжайте вести тот образ жизни, который вы вели прежде... если вы неподчинились болезни,—беспокоиться, в общем-то, нет при­чины...», стр.183, 184.

Именно терпения, кажется, не хватаетсовременным семейным тера­певтам. Необходимость достаточно длительного ожидания каких бы тони было результатов, постулированная в психоанализе (Ekstein 1988), семейнымтерапевтам не по вкусу. Часто последние бывают склонны к чересчур поспешнойоценке происходящего. В рамках семейной тера­пии создаются понятия, образноописывающие природу различных семей. Семьи с тревожной и невротическойатмосферой характеризу­ются, как «санаторий» (Sanatorium), семьи с атмосферой, близкой кпараноидальной,—как«цитадель» (Festung), а семьи с выраженными истерическими чертами — как «театр» (Theater) (Richter1970). Одна­кораспознавание и вскрытие глубинного содержания бессознательных фантазий требуетвремени гораздо большего, чем это принято уделять в практике семейнойтерапии.

Определенные методы тестирования,например, тест «Изобрази свою семью в виде животных» («Zeichne — deine — Familie — in — Tieren» Brem — Graeser 1975), предназначенныйдля ребенка, позволяют выявить скрытые семейные конфликты, которые оказываютсявесьма похожими на конфликты, проявляющиеся в ходе групповойтерапии.

Поэтому в число психоаналитическихметодов, перспективы примене­ния которых в терапии и консультации семьи рассмотрел Михаэль Б.Буххольц в своей книге «Психоаналитический метод и семейная терапия» (MichaelВ. Buchholz «Psychoanalytische Methode und Familientherapie» 1982), следуетвключить три метода, применяемые в групповой терапии (см. VIII. 4.). с тем лишьусловием, что понятие «группа» будет заменено «семьей». Тем самым подходы этибудут выглядеть следующим образом:

— изучениеиндивида вне его семьи,

— изучениесемьи как индивида,

— изучениесемьи и индивида в совокупности.

В качестве примера конструктивной критикисемейной тирании можно назвать ста­тьи Вильгельма Кернера и Ганса Цыговски (Wilhelm Kocrncr &Bans Zygowski) опубликованные в журнале «Psychologie heute» за 1988 год.Авторы, в частности, полагают, что надежды, возлагаемые на семейную терапиюнекоторыми учеными, имеют под собой мало основания. Члены семьи,— прежде всего люди, и кактако­вые не могут бытьсведены к понятию «элементов системы». Кроме того, методы, применяемые в даннойтерапии представляются черезчур директивными, а мнение терапевта редко ставитсяпод сомнение. С такой критикой нельзя не согласиться. Стоит только напомнить,что психоанализ, в отличии от семейной терапии, подразумевает равноценноеучастие в лечебном процессе как аналитика так и самого пациента. Тем не менеенельзя исключать воз­можности существования семейных терапевтов, не заслуживающих стольсуровых упреков.

Последний подход обеспечиваетсвоевременное распознавание фено­менов желания и сопротивления, переноса и контрпереноса,проявляю­щихся как уотдельного индивида, так и между членами семьи. Последо­вательный и терпеливый анализсемьи, ни в чем не уступающий анали­зу индивида и включающий в себя шесть ступеней понимания,позволяет разобраться в природе семейных бессознательных процессов.

Пример из практики

Академик жаловался на ощущениеотчужденности от собственной семьи. Человек он был очень занятой, времени нажену и детей у него не хватало. Устав от работы, он искал «спасения» в семье ивсегда испытывал в этом разочарование. Включение в аналитический процесс жены идетей предоставило психоаналитику дополнительную информацию. Так, вчаст­ности, оказалось,что супруга и дети столь занятого человека чувствовали себя преданными иброшенными на произвол судьбы. В связи с этим они образовали своего родасемейную «продгруппу» и решили заботится о себе самостоятельно. Такое решениепроблемы стоило им невротических симпто­мов: жена страдала мигренью идепрессиями, двое подростков старались избегать обществасверстников.

Положительный результат, достигнутый вданном случае, объясня­ется не только тем, что в процессе лечения перемежались сеансы сму­жем и женой поотдельности и супружеской парой в целом. Важнейшим инструментом позитивныхпреобразований оказался индивидуальный психоанализ центральной фигуры— отца. Успехобъясняется еще и тем, что аналитик, проводивший сеансы, не ориентировался насемей­ную терапию, азанимался исключительно психоанализом, задача кото­рого — осознавание бессознательныхпроцессов. Не больше, но и не меньше.

IX. ПСИХОАНАЛИЗ ВНЕ КЛИНИКИ ИКОНСУЛЬТАЦИОННОГО КАБИНЕТА— С ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИМ ИНСТРУМЕНТАРИЕМ В ПОЛИТИКЕ ИОБЩЕСТВЕ

1. Методологические проблемы

Как видно из предшествующей главы, методпсихоанализа, наце­ленный на осознание бессознательного, может быть с успехомприменен и к небольшим группам (терапевтические группы и семьи). При этом,однако, здесь решаются иные проблемы, чем в слу­чае, когда предметом психоанализаоказывается отдельная личность.

Если самыйглавный методологический принцип состоит в том, что метод должен быть адекватенпредмету, то задача осознания бессознательного вгруппах и семьях может быть названа психоаналити­ческой только тогда, когда онаставится перед отдельным участником. С учетом другого предмета изучения— группы или семьи— речь уже идет обином методе, а именно о групповом или семейном анализе.

Если же пойти еще дальше и сделатьпредметом психоаналитичес­кого исследования процессы, протекающие между группами, большими группировками людей или целыми учреждениями, то тогда мы вступим в область, которой уже давно занимаютсядругие науки.

Социология — это наука, в которой с помощьюразличных методов исследуются общественные процессы, такие, как производство исоциальные структуры, социализация, учреждения и социальные движения вплоть домеждународных отношений, причем доминируют методы эмпирического социальногоисследования. Конъюнктура, развитие и распределение, рынок и план, деньги итовар в производстве и общест­ве являются предметом наук о производстве и потреблении в народномхозяйстве или предметом экономических наук.

Политология, сосвоей стороны, занимается политическими про­цессами в узком смысле, т. е.процессами, которые имеют дело с вла­стью и господством, с ихраспределением и контролем, с формами пра­вления как тоталитарных, так идемократических систем, с политичес­ким образованием и экономикой, вплоть до партий и союзов.Связанные с этим правовые проблемы рассматриваются юриспруденцией.

Каждая из названных наук развивала ирасширяла посредством соб­ственных исследований свою область знаний. Тем не менее повсюдуиме­ются области, ещене исследованные, малоизвестные области, которые освещаются весьма одностороннеили вовсе оставлены без внимания. Сюда прежде всего следует отнестиполитическую сферу общественной жизни. Скажем, партии «зеленых» с самого началасвоего появления крайне чувствительно реагировали на проблему загрязненияокружаю­щей среды, вто время как другим партиям потребовалось длительное время, чтобы вообщепризнать существование подобной проблемы. С другой стороны» традиционные партиинамного более реалистически расценивают связанные с экологией проблемыпроизводственные.

Ответственные политики в правительствепроизводят такое впечат­ление, точно они абсолютно позабыли о связи с теми, кто ихпервона­чально избрал.С другой стороны, и сами избиратели в своих разговорах создают образы этихполитиков, весьма далекие от реальности.

Таким образом, здесь существуютобласти, в которых сознатель­ные процессы мышления» решения и поступков в большей или меньшей степенинаходятся под влиянием бессознательныхпроцессов, фальси­фицируются, а порой и искажаютсяими.

Названные науки, конечно, пытаются внестибессознательные соци­альные процессы в область сознательного знания. Они дажедобиваются в этом успеха. Тем не менее, я не могу избавиться от ощущения, чтоэти науки периодически приближаются к границам, которые не могут бытьпреодолены методом одного лишь эмпирического социального иссле­дования. Речь идет о границахмежду сознательными и бессознатель­ными процессами.

Эти границы могут быть расширены с помощьюпсихоаналитиче­скихметодов получения данных. К этому относитсяпсихоаналитичес­кое «интервью» с отдельным человеком с использованием свободных ассоциаций ирегрессивного анализа. В небольших контролируемых группах может быть с успехомиспользован групповой аналитический метод для исследования бессознательных процессов аналогично тому. чтопроисходит в терапевтической группе. Относительно успешно пси­хоаналитические средства могутприменяться и в больших группах (до 50 лиц). Здесь также следует учитыватьгрупповые концепции желания и сопротивления, переноса и контрпереноса (Kreeger,1977).

Значительно труднее применять этот метод кучреждениям и орга­низациям в том их качестве, в каком они являются предметомизучения социологии и политологии. Тем не менее есть все основанияпредпола­гать, что вбольших коллективах, в большей или меньшей степени, соз­нательные акты мышления, речи ипоступков также управляются бессо­знательными процессами.

Уже Зигмунд Фрейд в своем известном эссе«Массовая психология и анализ человеческого Я» (1921) представил теорию,согласно которой массы, как и военнослужащие или церковные прихожане, более илименее идентифицируют себя со своим руководителем, которого возносят напьедестал собственного Я-идеала и одновременно ощущают с ним свою солидарность.У любого грамотного читателя вполне естественна аналогия с Гитлером и немецкимнародом (Сталиным и советским наро­дом —прим. русск. ред.).

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.