WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 47 |

Базой для разговорной психотерапии, как ив случае терапии пове­денческой, послужила экспериментальная психология. В разговорнойпсихотерапии практикуется описание клинических феноменов, уделя­ется большое внимание контролюрезультатов лечения и прежде всего намечается конкретная цель терапии. Вскрытиебессознательного содер­жания в планы терапевта не входит. Большое значение имеют трибазо­вых условия(Basisvariablen), разработанные Карлом Р. Роджерсом (Carl R. Rogers1957):

1. Подлинное, человеческоереагирование.

2. Добросердечное отношение и пониманиепациента.

3. Вербализация чувствпациента.

В разговорной психотерапии, как и впсихоанализе, существенным фактором признается личный опыт терапевта. Согласноразговорной психотерапии, для того, чтобы в полной мере понять скрытое значениечувств пациента, необходимо добиться так называемой «модификации поведения»(«Verhaltensmodifikation»). В отличие от поведенческой терапии здесь непрактикуются директивные методы лечения, поскольку считается, что пациент сампрекрасно понимает, в чем он нуждается и в каком направлении должен развиватьсятерапевтический процесс. Функция, отведенная психотерапевту, заключается, такимобразом, в сопровождении пациента на этом пути и вербализации, т. е. словесномобозначении его чувств.

Немаловажное значение в этой связиприобретают психотерапевти­ческие вмешательства в монолог пациента. Последнему могут задаватьразличные наводящие вопросы, например: «Как Вы чувствуете себя в на­стоящий момент», «Вас что-тобеспокоит», «Вы чувствуете себя всеми покинутым». При этом терапевт всегдадоверяет ответам пациента. Ожи­вления ранних образцов отношений, неизбежность которогоподчеркива­ется впсихоаналитической концепции переноса, избегают или вообще отрицают егозначение. Не делается никаких попыток проникнуть в бес­сознательное значение поведения иопределить тем самым наличие у че­ловека того или иного неосознанного конфликта. Придерживаясь такихпринципов, создатели разговорной психотерапии смогли избавиться от «пугала» *«священной коровы» психоанализа — от понятий сопротивле­ния, навязчивого повтора, переноса и контр-переноса. Спсихоаналити­ческойточки зрения 4 разговорнаяпсихотерапия, «не имеющая в своем распоряжении ни теории психическихрасстройств, ни конкретной, ори­ентированной на определенное заболевание, терапевтическойтехники», представляется лишь психологической методикой разговора.

Тем не менее Карл Р. Роджерс выдвинул в1959 году не только тео­рию личности разговорной психотерапии, но и теорию самой терапии.В своем труде он говорит, в частности, об использовании в терапевти­ческих целях противоречий междуреальными и идеальными образами, наличествующими в психике пациента. Несмотряна то, что это утверж­дение может быть с полным правом названо вполнепсихоаналитичес­ким,создатели разговорной психотерапии склонны отрицать любое сходство с неудобнымсоседом.

1.3. Прочие психотерапевтическиеметоды

Из обширного списка различныхпсихотерапевтических методов, применяемых сейчас для лечения душевныхрасстройств, необходимо отметить следующие:

* Приведенноевыражение впервые прозвучало на семинаре «Психоанализ и поведен­ческая терапия. Общность иразличия», проведенном совместно с К.Хейнертом — K.Heinerth — в зимнем семестре 1976/77гг.

Трансактивное анализирование(Transaktions-Analyse), разработан­ное Эриком Берне (Eric Berne 1974). Согласно Берне существует трисостояния человеческого Я: детское Я, взрослое Я и Я родительское. Человеческиеконфликты Берне рассматривает как своего рода «игру» ( «Spiele»), существеннымусловием которой он считает провоцирующее поведение одной из конфликтующихсторон. Поведение человека может, таким образом, иметь своей целью побуждениечеловека другого на определенные действия. Берне отмечает, в частности, такиепровока­ции, как«бросайся на меня» или «выгони меня» и т. д. В трансактивном анализировании также, как в психоанализе учитываются типичные образцы отношений и поведения,кроме того, оно способствует осознованию пациентом своего т. н.«бессознательного плана жизни» (unbewusster Lebensplan),—т. е. своеобразногобессознательного «предписа­ния» (Skript), управляющего определенными действиями человека. Темсамым трансактивное анализирование оказывается адаптированным аналогомпсихоанализа. Теория и методы трансактивного анализа под­робно описаны Леонардом Шлегелем впятом томе его «Основ глубин­ной психологии» (Leonhard Schlegel «Grundriss derTiefenpsychologie» Band 5. 1979).

Образная терапия (Gestalttherapie).Согласно теории образной терапии, заблокированные внутренние резервыпроявляются в про­цессе контакта человека со скрытыми в нем образами, видениями и т.п. И если феномены сопротивления (WiderstancJsphaenomene) при этом как и впсихоанализе подлежат интерпретации, то толкования бессознательного содержанияне дается (см. Hartmann-Kottek-Schroederl986).

Биоэнергетика (Bio-Energetik) представляетсобой метод лечения душевных расстройств, основанный на понимании тех или иныхтелес­ных симптомов. Всвоей книге, освещающей современное состояние био­энергетики. Александр Ловен(Alexander Lowen 1979) вслед за Виль­гельмом Рейхом (Wilhelin Reich),большое место в работах которого уделяется, в частности, рассмотрению различныхфизических проявле­нийнарушений психики, подчеркивает необходимость досконального изучения языкатела. Родство приведенной теории с психоаналитическими концепциями, вособенности, с анализом характеров (Charakteranalyse) Вильгельма Рейха (1933)представителями биоэнергетики признается и воспринимается, как фактор во многихотношениях поло­жительный.

Много общего с психоанализом имеет и т. н.«терапия первичного крика» («Urschreitheraple»). более известная как первичнаятерапия (Primaertherapie, Arthur Janovs 1970).

Основным инструментом данной терапииявляется регрессия, при которой пациент погружается в бессознательные областиболи, страха, страдания, отчаяния и гнева, недоступные ему при другихобстоятель­ствах попричине существования защитных механизмов. Посредст­вом этого вскрывается «первичнаяболь» («Urschmera»). связанная с драматическими переживаниями раннего детства.Повторное ожив­лениенеприятных эмоций или. иначе говоря, «примула» (Primein) позволяет пациентуоткрыто выразить подавленный «первичный крик» («Urschrei»). т. е. без всякогостеснения плакать, жаловаться, злиться и т. д. Это в свою очередь ведет кисчезновению беспокоящих его симптомов *.

В известном смысле первичная терапия— предприятие дажеболее смелое, чем сам психоанализ. Предпринимаемые в рамках первичной терапиидлительные групповые сеансы, проводимые в затемненном помещении, позволяютдостигать более глубокой и продолжительной регрессии и, в каком-то смысле, дажеболее эффективных результатов, чем сеансы психоаналитические.

Однако, необходимо еще раз подчеркнуть,что все вышеперечис­ленные виды терапий не совсем удовлетворительны: поведенческаятерапия упускает бессознательное значение человеческого поведения, проблемупереноса и контр-переноса; разговорная психотерапия, учи­тывая возможность переносныхреакций, воспринимает их, тем не менее, как нечто вредное; и только в рамкахтрансактивного анализа, ориентированного прежде всего на биоэнергетику, и в ещебольшей степени первичной терапии признается психоаналитическаяконцеп­ция, согласнокоторой психические расстройства являются следствием драматического опыта вранних отношениях человека и не могут быть преодолены без их повторногооживления. В последнем утверждении содержится, по сути, определение важнейшегопсихоаналитического принципа.

* Что касаетсяобщности между психоанализом и первичной терапией, то доказатель­ством этого может служить, вчастности, пример психолога и психоаналитика Аль­берта Герреса (Albert Goerres).практиковавшего в клинике Мюнхенского универ­ситета первичную терапию наряду спсихоанализом.

2. Условия, необходимые для успешногоприменения психоаналитических методов

2.1. Со стороны психоаналитика

Важнейшим фактором успешного примененияпсихоаналитического метода наряду с внешними условиями терапии представляетсяличность самого психоаналитика. К сожалению, этот факт достаточно скупоосве­щается влитературе, посвященной психоанализу. Недостаток такого рода информации вкакой-то мере восполнил недавно вышедший сбор­ник, в который включены работы наэту тему, написанные известными психоаналитиками (Kutter et al., 1988).Основную мысль этого сбор­ника можно сформулировать так: психоаналитик должен восприниматьсебя как важный субъективный фактор терапии и стремиться к самопо­знанию. Именно в связи с этимнеотъемлемой частью психоаналитичес­кого образования становится учебный анализ. Последнийпредостав­ляетначинающему терапевту возможность изучить самого себя, разо­браться в своих собственныхконфликтах и таким образом достичь довольно высокого уровня самопознания. В тоже время есть серьезные основания полагать, что высокий уровень познаниясобственной лич­ностигарантирует более успешное понимание других людей, т. е. в на­шем случае — пациентов.

Сказанное в равной степени относится кпсихоаналитикам, получив­шим психологическое образование и к тем. кто закончил медицинскоеучебное заведение.

Самопознанию аналитика способствует такжегрупподинамическии практикум. Атмосфера группы позволяет будущим специалистамсоста­вить наглядноепредставление о собственной манере поведения. Участ-

* Ранее бытовало мнение, что медицинскоеобразование, подразумевающее воспита­ние чувства ответственности зажизнь пациента, является лучшим гарантом подлин­но психоаналитического поведения,однако десятилетняя преподавательская деятельность во Франкфуртскомуниверситете убедила, лично меня, что и в чисто пси­хологическом образовании есть своинеоспоримые преимущества. Психология — это, говоря просто, наука опереживаниях людей. Поэтому студенты, изучающие психологию, занимаются преждевсего этим вопросом, что и является в некотором смысле залогом самопознания.Разумеется, нельзя не упомянуть в контексте психо­логии об опасности превращениячеловека в абстрактный объект статистического или какого-либо иногоисследования. Реальность такой угрозы доказала современ­ная медицина. Сконцентрировав своевнимание на патологии и химических лекар­ственных препаратах медики кажетсясовсем позабыли о человеческой личности.

ники групдодинамического практикумаоткровенно высказывают свое мнение по поводу коллег, открывая им глаза нанеизвестные им сторо­ны их личности. Критерием объективности высказанного мнения можетслужить в данном случае его поддержка большинством участников пра­ктикума. Максимум информации 6своих собственных положительных и отрицательных качествах, предоставляемыйтакими занятиями, облег­чает психоаналитику в будущем понимание реакции пациента, котораяво многих отношениях есть не что иное, как реакция на поведение ана­литика. Оно же, в свою очередь,должно соответствовать главному пра­вилу психоаналитической терапии — «сдержанности» (Abstinenz).Пси­хоаналитикунеобходимо научиться контролировать свои чувства по отношению кпациенту.

2.2. Со стороны пациента

Идеальный пациент не только жалуется наопределенные сим­птомы, но и связывает их с конкретными психическимипережива­ниями,поэтому, он готов активно участвовать в процессе анализирования. От успешностисотрудничества аналитика и пациента или, иными словами, от степени участияпоследнего в так называемом «лечебном альянсе» (Arbeitsbuendnis),подразумевающем лишенное невоотичности. рациональное и разумное отношениеанализируемого к аналити­ку, во многом зависит эффективность самой терапии (Greenson 1967).Под сотрудничеством понимают прежде всего готовность пациента сво­бодно ассоциировать, т. е.рассказывать обо всем. что придет ему в голову, не обращая внимание на чувствастыда, стеснения, страха или вины. Такая откровенность подразумевает высокуюстепень доверия, которая не может возникнуть сразу в начале анализировать, асозида­етсяпостепенно.

Краткий пример даст читателю представлениео том. каким образом психоаналитик выясняет, готов ли пациент ксотрудничеству:

Аналитик. Я пытаюсь Вас понять. Мне быочень хотелось сотрудни­чать с Вами. Это помогло бы нам лучше понять причину Вашихстраданий.

Пациентка. Но почему же тогда Вы мне непомогаете

Аналитик. Я Вам уже помогаю, просто я неделаю никаких поспеш­ных выводов. Меня ведь интересуют совсем не симптомы, меняинтересуют психические проблемы, которые симптомы вызывают. Почему бы Вам тожене заинтересоваться этим.

Пациентка. Хорошо. Но я сомневаюсь, смогули я Вам помочь. Мне кажется, причины мне неизвестны.

Аналитик. Я готов помочь Вам в нихразобраться. Главное — наша совместная работа, а она станеть возможной при одномусловии. Вам необ­ходимо сообщать мне обо всем, что Вы чувствуете. Итак, с чем, поВашему мнению, могут быть связаны Ваши страдания

Пациентка. Скорее всего с моей супружескойжизнью.

Аналитик. Это вполне вероятно. Мы займемсяэтим вопросом. Одна­коважнее другое: Вы сами понимаете, что несчастны в браке, а значит, разобратьсяв причинах несчастья будет уже легче.

3. Психоаналитическая ситуация

Обратимся теперь к рассмотрению самойобстановки (setting) психоаналитического сеанса. Классическая ситуация выглядитсле­дующим образом:больной лежит на кушетке, психоаналитик сидит в кресле, стоящем за кушеткой.Такое положение, при котором пациент не видит психоаналитика, призваноспособствовать свободному тече­нию ассоциаций анализируемого. Однако упомянутая в предыдущемпараграфе сдержанность психоаналитика, выражающаяся в том, что последнийизбегает непосредственной реакции на слова пациента и, в отличие от обычногоразговора, ограничивается молчанием и вопро­сами, способна приводить кдополнительной фрустрации анализи­руемого и создавать атмосферу своего рода вакуума человеческихотношений.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.