WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 47 |

Пациентка соглашается с этимутверждением.

Интервьюер просит пациентку подробнеерассказать о воровстве. Она соглашается. Впервые это произошло в октябре. Вмагазине никто ничего не заметил. Она испытала странное чувство, когда вдругзаметила, что у нее что-то в сумке, что она взяла что-то. У нее былавозможность положить украденную вещь на место, но ей не захотелось, ведь всевышло так удачно. Отвечая на вопрос интервьюера «что она крала», пациенткаговорит, что предпочитала воровать качественные и дорогие продукты питания,напри­мер, лангустыили разные сорта рыбы.

(Эти слова пациентки наводят интервьюерана мысль о ее происхожде­нии. Ему кажется, что она родом из северных провинций Германии, спобе­режья Северногоморя. Однако скорее всего на эту догадку, о которой интервьюер пока умалчивает,его натолкнуло не сообщение пациентки, а ее документы или характерныйсеверонемецкий выговор — так называемый «hochdeutsch».)

Случалось ли ей красть до этого,спрашивает интервьюер.

Пациентка поначалу отрицает этопредположение, но затем сознается, что в детстве таскала у матери деньги. Еебрат всегда получал на две марки больше, чем она. Это было несправедливо.Однажды пациентка похитила у своей подруги розовое портмоне. Кража открылась, ипортмоне пришлось возвратить. Тем не менее, она знает точно, что брат тожеворовал деньги у матери.

Стоит отметить, продолжает пациентка, чтов общем-то брату приходи­лось немногим, лучше, чем ей. Детьми пренебрегали. Мать всегданазы­вала отцаалкоголиком — что несоответствовало действительности,— и ко времени их зачатия отца уже не любила. У нее был другоймужчина, став­шийвпоследствии их крестным. Мать любила брать детей с собой, когда встречалась сэтим мужчиной. Пациентка и ее брат вынуждены были прово­дить время в обществе дочерикрестного, которая была старше ее на два месяца. Крестный относился к мальчикамлучше, чем к девочкам. Впрочем, к ней крестный относился хорошо, она могласидеть у него на коленях.

(Интервьюер интересуется, не было ли упациентки в фантазиях двух отцов) Крестный жил в деревне. В одну из поездоктуда (с крестным) мать тяжело пострадала. Крестный просил отца развестись сматерью, но отец отвечал отказом. Позднее мать рассталась с крестным. Еслимежду нею и отцом возникали какие-либо противоречия, она часто обращалась запомо­щью к пациентке.При этом мать совершенно не интересовалась состоянием своей дочери. Такоеотношение продолжает сказываться на пациентке. Она плохо Переносит любые формыгрубости. Например, она обижается, если спрашивает о чем-то своего мужа, а тоткак ни чем не бывало продолжает читать газету.

Уже помимо протокола пациентка сообщиласледующее:

Недавно она приобрела в книжной лавке двекниги. Ей понравилась еще одна книга, но платить за нее пациентка не хотела.Сумки у нее с собой не было и поэтому украсть книгу она не могла. Тогдапациентка прочитала кни­гу тут же в лавке и лишь после этого успокоилась.

Интервьюер: Вы составили впечатление осодержании книги

Пациентка подтверждает.

Пациентка рассказывает о своем муже. Ихбрак был чем-то само собой разумеющимся. На одной вечеринке, когда она была ещешкольницей, он пригласил ее на танец. Она нашла это совершенно несуразным.Долгое вре­мя послеэтого она ничего о нем не слышала, пока однажды он не позвонил ей. Этопроизошло через год. Они стали встречаться, решили пожениться. Дело шло оченьбыстро. Она знала, что будет с ним счастлива.

На вопрос интервьюера, оправдались ли ееожидания, была ли она счастлива, пациентка отвечает утвердительно. Отец плохоотнесся к ее решению выйти замуж. По его мнению, она поступала опрометчиво,поскольку рисковала расстаться с привычным уровнем жизни. Ее семья былапо-настоящему обеспеченной. Она прекрасно понимала, что многоепотеряет.

Пациентка сообщает о своей бездетности.Замуж она вышла семь лет то­му назад. У нее было два выкидыша. Менструации теперь весьманерегуляр­ны. Из-заприменения теплового метода прекратилось отделение яйцеклет­ки. Лечащий ее гинеколог полагает,что в этом повинны и психические фа­кторы.Усыновить ребенка пациентка не может, она боится, что не будет относиться кнему, как к ребенку родному, и он будет чувствовать себя столь же нежеланным,что и она. Однако в то же время она боится очеред­ного выкидыша. Разумеется,добавляет пациентка, любая женщина испыты­вает страх передродами.

Интервьюер: Как относится к этому Вашмуж

Муж хотел бы иметь ребенка от нее, будь унее ребенок, она вряд ли занималась бы всеми этими вещами.

Интервьюер: Но как я понимаю, Выобратились ко мне из-за воров­ства.

Пациентка: В общем-то да. однакобездетность для нее еще большая проблема.

Здесь интервьюер сообщает пациентке, чтоее сообщение о воровстве рыбы натолкнуло его на мысль о том, что она родом ссеверного побережья. Да, говорит пациентка, она действительно любит есть рыбу.Она могла бы готовить рыбные блюда каждый день. Хотя поначалу им с мужемприхо­дилось здесь вС. нелегко, она уверена, что со временем у них мог бы обра­зоваться свои круг знакомых. Обаони общительные люди, легко идут на контакт. Было бы замечательно ходить вгости, изредка отлучаться из дома. Но мать постоянно вмешивается в их дела,ищет у них поддержки, приходит к ним, даже тогда, когда никто ее не зовет. «Моямать всегда была готова сделать дерьмо,— резко выражаетсяпациентка.

В заключение интервью пациентка говорит,что она призналась наконец в своем воровстве мужу. Его реакция ее разочаровала.Муж просто посове­товал ей взять себя в руки и с тех пор каждый день расспрашиваетее, воро­вала ли онасегодня. Если она захочет что-либо с ним повторно обсудить. муж может сказать,что разговор на эту тему у них уже был. Он совсем не принимает во внимание, чтов первый раз она могла не высказать всего, что хотела. Когда же она обратиласьза помощью к психоаналитику, муж стал ревновать ее к терапевту. Интервьюерспрашивает пациентку, почему она решила, что в поликлинике ее консультировалименно психоаналитик. Так она предположила, отвечает пациентка. Она ходила вполиклинику пять раз и ей обещали помочь. Над ревностью ее мужа терапевт лишьпосмеялся. Ин­тервьюерспрашивает, знает ли муж пациентки, где она сейчас находится. Пациенткаподтверждает. «Может ли муж опять разозлиться — спраши­вает интервьюер». «Как бы то нибыло,— отвечаетпациентка,— мужпро­сто неправильно кэтому относится».

Интервьюер признается пациентке, что частопрерывал ее рассказ (фактически не позволяя ей выдерживать паузы), поэтому еевысказы­вания,занесенные в протокол, могут показаться несколько непоследова­тельными.

Пациентка: Я заметила это. Лучше бы Выпобольше меня критико­вали.

Интервьюер: Вы хотите, чтобы Васкритиковали Вам неприятно, когда Ваши слова поддерживают

Пациентке предъявляется протокол интервью.Просматривая его, паци­ентка говорит, что может понять практически любой медицинскийтермин, поскольку работала технической ассистенткой в медицине и прервала своюработу лишь для того, чтобы решить свои проблемы. Она желает во что бы то нистало от них избавиться.

(Интервью производит сильное впечатлениена аналитика. Глубина страданий, пережитых пациенткой, ее воля к выздоровлению— все это не можетоставить его равнодушным.)

Комментарий: Скорее всего этот диалогпроизвел на читателей столь же сильное впечатление. В связи с предельнойсодержательность дан­ного текста, комментарии представляются излишними.

2.4. Эмпирическое обоснование

Подобные вербальные протоколы,составленные на основе магнито­фонных записей или восстановленные по памяти, отлично годятся дляисследований. Высказывания пациента, интерпретация и ее диагности­ческое значение могут в любоймомент, по желанию терапевта, подвер­гнуться эмпирической перепроверке.Существует возможность сравни­вать протоколы интервью, проведенных с пациентом в различноевремя, а также сопоставлять его рассказ с запротоколированными интервью другихпациентов. Целью такой перепроверки является анализ содержа­ния интервью. Для этогоприменяются методы как количественного так и качественного типа. Оценкаинтервью экспертами дает возможность проверить правильность толкования, данногопсихоаналитиком в тече­ние разговора. В последнее время наряду с традиционнымиколичест­веннымиметодами получили применение методы компьютерного иссле­дования (Kaechele,1976).

Степень близости или дистанции междупациентом и психоаналити­ком во время разговора оценивается с помощью так называемогоAktan-tenanalyse (Rost, 1981). Те или иные фразы пациента, промелькнувшие вразговоре позволяют исследователю сделать заключение о том, какие именноаффекты выявились в течении интервью (Schoefer, 1980). Пос­ледний подход широко распространенво многих психоаналитических центрах Германии.

Большинство психоаналитиков использует дляэтих целей традицион­ную форму доклада о конкретном случае (Fallbericht). Докладцеликом посвящен определенному лицу и читается как новелла, живохарактери­зующаяпациента. Такого рода доклады весьма выразительны и напоми­нают литературный портрет, вкотором ярко проявляется своеобразие описанного индивида. Однако серьезнуюопасность в данном случае пред­ставляет собой возможность чересчур субъективной оценки со стороныавтора. Кроме того, следует учитывать, что аналитики могут обладать различнымиспособностями в восприятии той или иной ситуации, в пере­работке воспринимаего изапоминании произошедшего. В связи с этим исследователи, ориентирующиеся настрого эмпирические способы пере­проверки полностью отвергают протоколы по памяти, признавая лишьте методы, при которых полученные сведения и их оценка контролируемы и пригодныдля перепроверки, а значит, объективны. Тем не менее докла­ды о конкретных случаях имеютнемалое значение для психоаналитических исследований в целом. С поставляемымитакими докладами сведени­ями об индивидуальных особенностях анализируемого вряд ли смогутконкурировать анкеты и тесты. Именно поэтому психоаналитическое «ин­тервью» и детальный, обстоятельныйдоклад о конкретном случае по сей день не теряют своейактуальности.

Надо отметить, что уровень объективностидоклада о конкретном случае может возрасти, если, во-первых, в протоколе,составленном по памяти, четко расслежены отдельные этапы психоаналитическогоразго­вора, аво-вторых, когда в докладе проведено последовательное раз­граничение между сообщением опроцессе самого разговора и его отдельных этапов и интерпретацией интервью.Дополнительным факто­ром повышения уровня объективности будет научное обоснованиекаж­дого эпизодаинтерпретации.

Усовершенствованным диагностическимметодом психоанализа является так называемая супервизия. Закончив разговор спациентом, психоаналитик делится своими впечатлениями и интерпретацией сэкс­пертом, который,разбирая этот случай, старается идентифицировать себя как с пациентом, так и синтервьюером. Метод супервизии позво­ляет обнаружить недочеты,допущенные интервьюером в процессе раз­говора, а также оценитьправильность данных им интерпретаций. Супервизию может проводить не только одинэксперт, но и группа экс­пертов. что несомненно повышает общий уровень объективностидан­ного метода.Неточности, допущенные одним экспертом, выявляются во время этого своеобразногосимпозиума. Понятно, что у нас будет гора­здо больше оснований доверятьинтерпретации, данной одним или дву­мя аналитиками, если ее единодушно поддерживают пять авторитетныхсупервизоров. Другим способом проверки правильности конкретнойпсихоаналитической интерпретации служит тестовый метод. В том слу­чае. когда результаты тестовогоисследования в целом соответствуют интепретации психоаналитика, правильностьпоследней считается под­твержденной. Тестовый метод в этом случае напоминаетрентгено­графическоеисследование, результаты которого либо подтверждают, либо опровергают диагнозэксперта. Представляется логичным, поэто­му. обратиться в следующемпараграфе к рассмотрению психологичес­ких тестовых методов, которые, впервую очередь, позволяют сверить психоаналитическую и психологическую точкизрения, а во вторую —дополнить качественное, а значит, «субъективное» психоаналитическое «интервью»количественным, а следовательно, «объективным» тестом.

3. Психоаналитически ориентированныеметоды тестирования

3.1. Качественные методы

В этой связи широкую известность получилтест Роршаха (Rorschach-Test), в течение которого испытуемому предлагаетсярассмо­третьчернильные пятна неопределенной формы. Для психоанализа этот тест переработалРой Шафер (Roy Scyafer 1954). В случае необходим мости слова пациента заносятсяв протокол. Затем составляется коммен­тарий, в котором слова пациентаинтерпретируются на основании психо­аналитической теории личности и учения о болезнях. При этомучитыва­ются иформальные процессы: трактовал ли пациент всю картинку, или обратил внимание накакие-то конкретные детали; разглядел ли пациент в предложенной картинке что-тосовершенно непредсказуемое, или нет. Чернильное пятно может ассоциироваться уиспытуемого с хищником, человеком, определенными дружелюбными либо жестокимисценами. Содержание этих ассоциаций изучается с субъективной (качественной) иобъективной (количественной) точек зрения. Под количественным ис­следованием в данном контекстепонимаются определение количества времени, требующегося испытуемому для ответа,определение общего числа ответов, числа исчерпывающих и частичных ответов.Полученные данные сопоставляют со средними показателями, полученными путемтестирования большого числа людей, и выводят таким образом некий среднийрезультат исследования для конкретного пациента. Такой метод помогает расширитьпсихоаналитические возможности распознавания специфических страхов, защитныхмеханизмов и конфликтов.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.