WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 47 |

Этим я вовсе не хочу сказать, чтолегализованное преследование и наказание, а также взвешенное вынесениесудебного приговора, как это происходит в судебном праве, вообще искаженопроективными процес­сами и служит в конечном счете лишь заменяющим удовлетворением дляпредставителей исполнительных органов и суда. Я хочу лишь сде­лать предположение, что присуровых наказаниях, слишком бросаю­щихся в глаза, возможно, определенную роль играют вышеназванныепроцессы, поскольку психоанализ вполне допускает их существование и у юристов.Сюда относятся и те учителя, которые наказывают своих учеников тем строже, чемсильнее у тех переживания по поводу непере­житого самими учителями. В своейкниге «Преступник и его судьям (1929) Гуго Штауб и Франц Александер попыталисьвзглянуть на мир статей и параграфов закона психоаналитически, а в своей теориипре­ступленийзаклеймили бессознательное участие общества в объективно ошибочныхприговорах.

6.2. Индивидуальные аспекты

Люди с делинквентным поведением не всостоянии решить свои вну­тренние конфликты с помощью невротических защитных механизмов.Однако они не разрушают свой контакт с реальностью, как шизофрени­ческие больные, которыеотстраняются и уходят в мир иллюзий. Чтобы выстоять перед невыносимымвнутренним напряжением, они не прибе­гают и к помощи телесныхзаболеваний. И тем не менее они порывают с реальностью и спасаются отвнутренней действительности тем, что предпринимаютзапрещенные действия, пресекаемые полицией,преследуемые государством и наказуемые по закону. Если присмотреться кстереотипам поведения, бывших у этих людей в их детстве, то вполне возможноустановить наличие у них травматизирующих доэдиповыхнарушенных отношений, которые мыобнаружива­ли у людей,заболевавших психозами или психосоматическими заболе­ваниями. Предысторияделинквентного поведения не менее драматична:

делинквентных людей не любили в детстве.По меньшей мере, на них не обращали внимания, их воспитание оапускалим, этилюди пережи­валиэкстремальное состояние «недостатка», дефицита общения и внимания со сторонывзрослых. Трагическое последствие этого — острый дефицит в душевныхструктурах.

К этому часто присоединяютсядополнительные травматизации:

С. детьми жеcтоко обращаются (телесныенаказания) (Beiderwieden et all., 1986) или, что чаще, они воспитываются вусловиях душевной жестокости и безразличия. И тут снова проявляютсяпотенциально криминальные социальные условия «низов», стиль воспитания вкото­рых столь тесносвязан с наказанием. Ребенок, выросший в подобной среде, вряд ли научитсячему-то другому, кроме как знанию о наказа­ниях или жестоком обращений.Подобный опыт «жертвы», пострадавшего. распространяется от него в дальнейшем надругих людей. Проис­ходит типичная «идентификация с агрессором» (Анна Фрейд, 1936— Identifizierung mitdem Agressor),1 когданасильник проделывает со своими жертвами все то, что проделывали над ним самимв его детстве (MoserT., 1972).

Мы ознакомились с существеннойпсиходинамикой при делинквентном поведении; которая делает понятнойспецифически на­сильственную форму подобного стереотипа отношений; Стереотипа. взначительной степени и надолго препятствующего здоровому само­развитию.

В связи с этим голландские авторы изМездагской клиники в Гронингене говорят о «психопатии развития» (Reicher.1976). В дословном переводе это означает —»болезненное душевное развитие».Разруши­тельныебессознательные процессы, первоначально идущие извне, нано­сят вред развивающейся личности.Затем, по мере их «овнутрения» эти процессы причиняют зло собственному«Я».

Нельзя обойти здесь стороной и параллели сразработанным Балинтом фундаментальнымнарушением (Gmndstoerung), характеризую­щимся недостатком эмоциональногоучастия и более близким мне базиснымконфликтом при психосоматическихрасстройствах.

В то же время часто обнаруживаются иособенности пограничной личности (Kemberg, 1975, 1976). Сюда относятсяархаические страхи перед самоуничтожением, отсутствие способности любить,допускающее лишь беглые, поверхностные контакты, большая замкнутость и частыетяжело переживаемые психические состояния, связанные с чувствамибессмысленности, бессильного гнева и отчаяния. Подобные состояния переносятсялегче, когда есть возможность позабыть о невыносимости личной ситуации в группеединомышленников (по английски «gang», по немецки — «Bande»). Если же при этомсовершаются совместные пре­ступления, то нападению подвергаются представители общества,поскольку преступления такого рода являют собой среди прочего еще и акты мести.Соучастники в этом случае перестают быть жертвами тех своих родителей, которыеслишком дословно применяли воспитатель­ную силу. Но они и не жертвыанонимных инстанций, не позволяющих им занять удовлетворяющее их положение.Теперь они виновники (Tater), действующие активно. В конце концов можно найтиудовлетво­рение и втом, что ты по своей воле преступаешь запреты.

К фантазиям мести часто присоединяютсяфантазии величия и вели­колепия. Они тождественны фантазиям при нарцистическихнаруше­ниях личности.Наконец, делинквентный поступок дает возможность почувствовать себя лицом,противостоящим правоохранительным орга­нам государства иобщества.

Конечно, это тем более не трудно, еслипредставители государства и общества действительно в чем-то повинны. Однако приделинквентном поведении чаще действуют проекции на общество личных негативныхсоставляющих, в которых это общество выглядит (иллюзорно) более плохим, чем оноесть в действительности (полицейские, которых мож­но низвести до «бульдогов»или«ментов»; представители юриспруден­ции. которым не верят, что они всерьез пытаются выяснить истинноеположение вещей и соответствовать букве закона).

В заключение еще несколько слов по поводуспецифически полово­годелинквентного поведения. Согласно Каролю Смарту (Smart, 1976) убийство детей,проституция и воровство в магазинах чаще встречаются среди женщин, чем средимужчин. Мужчины чаще угоняют автомобили, учиняют разбои, кражи, наносяттелесные повреждения, убивают; не в последнюю очередь стоит назвать и типичномужское преступление — изнасилование. При судебном разбирательстве женщин намного легчепризнают невменяемыми и поэтому они, в отличие от мужчин, скорее попадают впсихиатрические клиники, нежели на скамью подсудимых. Тем не менее различия вкриминальном поведении за последние годы в целом сглаживаются, поскольку— и вследствиеженского движения тоже — женщины перестают воспринимать себя как домашних изави­симых существ иконкурируют с мужчинами. Они точно так же, как и мужчины, принимают участие ввыработке механизмов общественных требований, например, требований успеха ипотребления. Тем самым они неизбежно и в равной степени становятся жертвамигосподствую­щихсоциальных отношений, как и мужчины.

6.3. Терапия

Психоаналитическое лечение преступниковнепросто по причине крайнего дефицита душевного участия в условиях тюремной илилагер­ной жизни.Однако, предпринимая определенные усилия, как персонал так и отдельныйпсихотерапевт, получают возможность компенсиро­вать социализационный дефицит хотябы настолько, чтобы стала возмо­жной пост-социализация (Nachsozialisation). Необходимойпредпосыл­кой дляэтого является, однако, следующее условие: отвечающие за суд и наказаниеинстанции должны принять во внимание описанные здесь бессознательные процессы уделинквентных личностей. Тем самым, эти наказу ющие органы не будутбессознательно способствовать тому, чего должно избегать, а именно, стремлениюделинквента к повторению уго­ловного действия.

Судебные и юридические учреждения современ реформы уголов­ного права переменились к лучшему, не в последнюю очередьблаго­даря влияниюпсихоаналитической мысли. (Читатель, конечно, пони­мает, что речь идет о Германии— прим. редактора). К сожалению, из-заотсутствия поддержки со стороны значительных политических инстанций иограниченности материальных средств первоначальные планы ставить преступниковна путь добродетели не посредством наказания и заключения, а с помощью леченияв социальнотерапевтических учреждениях, до сих пор не реализуются на практике втой мере, в ка­койтого хотелось бы. Поэтому не стоит удивляться, что в больших го­родах преступность постояннорастет.

7. Алкогольная и наркотическаязависимость

7.1. Алкоголизм

Определение

В этой главе я ставлю тему алкоголизма напервое место, посколь­ку на сегодняшний момент очень многие люди страдают именно оталко­гольнойзависимости. Подсчитано, что 4% населения ФРГ являются алкоголиками. Этоприблизительно 2,5 миллиона человек (Feurlein, 1979). Часто складываетсявпечатление, что проблема злоупотребле­ния алкоголем не столь опасна дляобщества и менее интересна, нежели проблема злоупотребления наркотиками.Конечно, она возможно и не настолько экзотична, как проблема тех. кто нюхаеткокаин, не столь драматична, как героиновая зависимость, но вобщественно-политичес­ком смысле имеет, отнюдь, не меньшее значение.

В психоанализе само собой на первый планвыдвигаются проблемы влечений людей с алкогольной зависимостью. Орально-сосущее поведе­ние (oral-saugendes Verhalten)людей с алкогольной зависимостью столь очевидно, что позволяет углядеть в этомпродолжение поведения мла­денца по отношению к материнской груди. Бутылка или стакан могутиметь даже преимущество по сравнению с материнской грудью, по­скольку они всегда есть враспоряжении.

Акт выпивания подразумевает действиеалкоголя, заключенного в пиве, вине или водке; это легкое возбуждающее и в то же времяуспокаивающее действие.После такого благоприятного опыта чело­век, в особенности, внутреннеопустошенный или испытывающий силь­ное беспокойство, будет снова искать алкогольное наслаждение. Всевозрастающие у алкоголиков толерантность (привыкание) к действию алкоголя,требующая повышения доз, и похмельный синдром создают дополнительные условия,способствующие повышению алкогольной зависимости.

Психодинамика

Как непосредственное поглощение,так и действие алкогольных напитков, выступают вкачестве защитных механизмов, которые за­щищают алкоголика от невыносимыхвнутренних душевных состояний.

Это могут быть чувства страха, вины,стыда, не отражающиеся, как и при неврозах или психозах, или психосоматическихрасстройствах, с помощью специфических защитных механизмов, а просто-напросто«заливаемые» алкоголем. Тем самым строгие запреты и предписания 4 отключаются»,а «Сверх-Я». образно выражаясь, «растворяется» в алкоголе. Человек валкогольном опьянении побеждает свои депрес­сивные чувства, буквально,маниакальным образом, и в иллюзии опья­нения забывает свои мучительныезаботы.

В последнее время (Рост, 1987) все большевнимания обращают на саморазрушительныйаспект алкоголизма, ведь злоупотреблениеалко­голем ведет кзамедленному самоуничтожению. В этой связи я, не затра­гивая социальных последствийалкоголизма и связанных с этим индиви­дуальных бед и личностныхкатастроф, особенно обращаю внимание на токсическое действие алкоголя напечень, желудочно-кишечный тракт и нервную систему.

Если алкоголики подвергаются психоанализу,что случается не так уж часто, то они демонстрируют разрушительные процессы(действо­вавшие доэтого лишь в психике алкоголика) непосредственно в отно­шениях между анализандом ианалитиком. Здесь точно так же, как и у пациентов с психосоматическимирасстройствами или делинквентным поведением, действуют принципы « повторногонасилия» (Wiederhol-ungszwang — Фрейд, 1920). Либо пациент чувствует себя страдающим по винепсихоаналитика, который им злоупотребляет, который эксплу­атирует его или обращается с нимжестоко, либо он переворачивает кар­тину (тогда пациент ведет себя в отношении психоаналитика так,чтобы тот чувствовал, что им злоупотребляют, заставляют страдать, считаютникому не нужным).

Это образец интеракции, в которой одна власть мстит другой. При этом не следует упускать из виду известное удовольствие оттого, что му­чаешь илиподвергаешься мучению, удовольствие, которое встречается при садистических имазохистских перверсиях (ср. гл. VI. 8.). Частота проявлений садистических имазохистских стереотипов поведения при лечении алкоголиков говорит о том, чтоотношение между алкоголиком и алкогольным напитком по сути своей отношениесадо-мазохистское. Алкогольдействует не только возбуждающе и успокоительно. На стра­дающих алкоголизмом он производитзлое, вредное, разрушительное дей­ствие и в психологическом плане, воздействуя в основном на ихвообра­жение, неговоря уже о вреде алкоголя в фармакологическом смысле.

Фантазии в отношении реальности играют уалкоголиков весьма большую роль. Фантазии делают возможным попеременную сменубес­сознательногозначения алкогольного напитка: то предпочитаемый алко­голь превозносится до небес, тоего не признают, ненавидят, проклина­ют. Случается также, что обекрайности преодолеваются поиском абсо­лютного забвения, поскольку вфантазии пьяного в отношении идеализации и обесценивания существует полнаясумятица, переносить которую тяжело.

Не удивительно и то, что в случаяхалкоголизма психоанализ уста­навливает наличие серьезной детской травматизации. Подобныетравматизации обнаруживаются в раннем детстве и у тех людей, которые уже будучивзрослыми, заболевают психозами, психосоматическими рас­стройствами или оказываютсяделинквентными в своем поведении. Это серьезные нарушения в областиудовлетворения элементарных нарцистических и оральных желаний в смыслеописанного Балинтом « фунда­ментального расстройства» или в смысле «базисного конфликта»— фундаментального,угрожающего личному существованию столкнове­ния с реальностью Человекстремится избежать воздействия внешней силы, которая ощущается им как инстанцияпреследующая, давящая, наказующая.

Поэтому алкоголиков относят к категориибольных «пост-класси­ческими» неврозами, наряду с описанными в этой связи в главе VI.3. нарцистическими нарушениями личности, пограничными состояниями и случаямипациентов с неврозами недостачи.

Казуистика

Существует, однако, невротический тип лиц,злоупотребляющих алкоголем, который можно продемонстрировать на следующемпримере:

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.