WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 47 |

Существенную роль здесь играетбессознательный процесс, суть которого в последнее время проясняется у меня привоспоминаниях о ряде случаев из собственной практики равно как и из супервизий.Речь идет о процессе «повторного усвоения»(Wiederaneignung) тела, отчужденного в результате отношений с матерью илидругими близ­кимиродственниками. Во всяком случае именно матьизначально руко­водитребенком во время беременности, а затем, после физического рождения, выпускаетего во внешний мир. При психическом рож­дении — следуя Малер, Пине и Бергману(Mahler. Pine. Bergmann, 1975) — мать как бы отпускает растущего ребенка «на свободу « вовто­рой раз, давая емутем самым возможность постепенно узнать собствен­ное тело, научиться распоряжатьсяим и освоить его потенциал (Becker S., 1975).

Очевидно, что ребенок,«экспроприированный» матерью, освобож­дается от своей связанности и зависимости с большимтрудом. Если же он все-таки сделает это, то расплатится своим чувствомвины.

В других случаях освобождению препятствуют«интервенциям в манере поведения матери. Из-за патологического страха в случае, ска­жем, отсутствия стула, она можетсделать ребенку клизму. И делать это постоянно. Тем самым проявить неуважение квнутреннему телесному пространству ребенка. К сожалению подобныезлоупотребления черес­чур властной матери, не уважающей частные права своего растущегоребенка и постоянно их нарушающей, не столь уж редки.

Еще один, третий, патогенный примеротношений — этоне-отношение(Nicht-Beziehung). Оно состоит в том, что на ребенка не обра­щают внимания, пренебрегают им иливообще презирают его. В таком случае ребенок чувствует себя заброшенным иуниженным; его естест­венные потребности в эмоциональной поддержке и нарцистическомува­жении неизбежнофрустрируются.

Мы еще не упомянули один, много разописанный в последнее вре­мя, феномен, а именно «pensee operatoire» (от франц.— «механическое мышление»)французских авторов Marty и де Muzan (1963) или «алекситимию» (от греч.«а»—неспособность,«lexis» — слова.«thymos» — душа,настроение, чувство) работающих при Массачусетсом госпитале в Бостоне ученыхНэмая (имя англизировано от немецкого Ноймайер) и Сифнеоса (Nemiah and Sifneos.1970). Эти красочные выражения передают следующее.

Психосоматические больные мыслятавтоматически. Они говорято совершенно посторонних предметах — своей машине, погоде. У них малофантазий, воображения, слаборазвито чувствоприсутствия другого человека. Наибольшее, к чемуспособны такие люди, это представление других такими же. как и они сами. Темсамым происходит изготовление из другого человека собственного дубликата (Doppel) — редупликация(Reduplikation).

Сравнение с Буратино (Пиноккио)— деревяннымчеловечком, который ищет своих родителей — делает «деревянный» облик, покото­рому можнораспознать психосоматического больного, более явным и образным. Если жеобратиться к подобным людям со вниманием, дать им понять, что принимаешь ихманеру и воспринимаешь их заботы всерьез, эти люди раскрываются. Они начинаютрассказывать о своих болезненных переживаниях или о жестоком обращении с нимиблизких или родственников. Они снова начинают ощущать подавляемый годами гнев.способный подчас, привести к «психосоматическому кризу» (Wudok, 1978). Егоможно сравнить со спящей собакой, которая была раз­бужена и снова начала тявкать икусаться. Высвободились связанные с психосоматическими симптомами угрожающиеаффекты. Последние, и в самом деле, носят угрожающий характер, поскольку могутобра­щаться противдругих людей или самого себя.

У одного супервизированного мной пациента,страдавшего психосо­матическим расстройством, гневные вспышки, направленные противдругих пациентов и персонала клиники сменялись суицидными попыт­ками. В других случаяхнаправленный вовне гнев разряжается в делинквентном (криминальном) поведенииили (чаще всего) в алкоголь­ных эксцессах.

5.3. Стационарная психотерапия

В связи с вышеописанным психоаналитическаятерапия психосома­тических больных весьма затруднена. Амбулаторное лечение требует многовремени и терпения. С самого начала посредством участливого и понимающегообращения необходимо сформировать у пациента пред­посылки, с помощью которых можнобудет в дальнейшем разрешать многослойные защитные конфликты, проявляющиеся втечение психо­соматического процесса.

При стационарной психотерапии сами условияклиники позволяют пациентам, находясь под опекой медперсонала, предаватьсярегрессив­ныминфантильным желаниям, выполняющим роль защиты. Клиничес­кая замкнутость позволяет такжепроявляться личному существованию в форме угрожающих атак внутренне скрытогообъекта (verinnerlichten Objekt). Переживание агрессивности в ее разнообразныхпроявлениях (предоставленное психосоматической клиникой) позволяет, наконец,проработать оставшиеся нерешенными внутренние конфликты. Обяза­тельным условием подобнойпроработки является следующее: терапев­тическая группа должна терпетьрегрессивно оживляемые орально-глотательные (oral-verschlingenden) илиагрессивно-деструктивные аффекты и опознавать перенесенные на различные лицаобразцы пер­вичныхотношений, интегрировать их и в интегрированной форме воз­вращать пациенту (Janssen.1987).

Названные бессознательные процессы, какправило, идут по нара­стающей у пациентов, страдающих Психосоматическимирасстройст­вами. Чащевсего они реактивируются посредством психоаналитически ориентированной терапии.Подобная реактивация является предпосыл­кой, без которой проработка заднимчислом нарушенных стереотипов отношений и связанных с ними аффектов была бывообще невозможна. Индивидуальное развитие базисного конфликта в формеопределенной психосоматической болезни в данном случае не столь определенно.По­этому можноизбежать детального обсуждения картин психосоматичес­ких заболеваний в смысле частнойпсихосоматики. Если же поняты лежащие в их основе бессознательные процессы, томожно объяснить и отдельные болезни.

При основной ( эссенциальной)гипертонии, к примеру, такими про­цессами являются заранееназревающие аффекты гнева, неослабеваю­щие. поскольку с ними связанавнешняя опасность. Если, скажем, слу­жащий отреагирует своюнакопившуюся злость к своему начальнику, то ему гарантировано немедленноеувольнение.

При похудении сказывается предшествующийдиктат матери, предпи­сывавший подрастающей дочери когда, что и сколько есть.Единственная форма сопротивления дочери — отказ от еды. При этомбессознательно она демонстрирует матери, что не нуждается ни в ней, ни в еепище.

В отдельных случаях еда несет в себеразнообразное бессознатель­ное значение. Например, она означает: «Потом ты будешь толста какмать, также зависима от мужа, также покорна. Все из-за этого! Не смейстановиться такой же (fraulich und mutterlich), как мать!» Ценойоказы­ваетсяистощение. В экстремальных случаях — смерть.

При ожирении— еда возмещаетчувства, возбуждающие голод и успокаивающие страх остаться полностьюистощенным. Однако удовлетворения не наступает уже хотя бы потому, что едапредставляет собой лишь замену желаемому, но отсутствующему участию другихлюдей.

Особенно очевиден бессознательныйсаморазрушительный момент в актуальной на сегодняшний день булимии: в ненасытном поглощениибольшого количества пищи. После чего эта пища отрыгивается с по­мощью искусственно вызваннойрвоты. Тем самым пациент грубо вмеши­вается в естественно управляемыефизические процессы. Своим причуд­ливым поведением такие люди бессознательно выражают свое ощущениежизни в связи с пищей и ее перевариванием, как жизни, преимуществен­но не имеющей сколь-нибудьсущественной ценности. Жизнь, самое большее, представляется им чем-то вродетранзитного перехода или мимикрии.

Возможность осмысленных межчеловеческихотношений в обыден­нойчеловеческой жизни позволяет избежать подобного патологичес­кого развития. Драматичностьситуации заключается не в том, что люди, борющиеся с проблемами, связанными седой, потеряли смысл в жизни, еще будучи детьми. А в том. чтоздесь,— и этодемонстрирует психоаналитическое лечение — виноваты родители, которые неуважа­лисамостоятельность своего ребенка и постоянно, часто бессознательно еюзлоупотребляли.

5.4. Профилактика

В смысле профилактики из вышесказанногоможно извлечь, по крайней мере, один урок — следует уделять нашим детямдостаточное количество времени, правильно вести себя по отношению к ним длятого. чтобы иметь возможность хотя бы отчасти исполнять их разнооб­разные переменчивые желания. Апоскольку из-за своих многочислен­ных общественных предрассудков мы еще не готовы к этому, не стоитудивляться, что психосоматические нарушения встречаются в настоящее времявесьма часто, находясь, разумеется, в прямой причинно-следст­венной зависимости от внешних ивнутренних стрессовых факторов. Например, женщины, в особенности, боятсяразвода (85% страдает после него от телесных недомоганий). Постоянной нагрузкойявляется и стресс на рабочем месте. Его воздействие особенно возрастает тогда,когда всех способностей и сил уже не хватает на то, чтобы с требуемой отдачейпреодолевать существующие препятствия и добиваться поставленных целей. Текущиепаузы, восстанавливающие физическое здо­ровье, в этом случае, либочересчур коротки, либо вовсе отсутствуют.

Дополнительную опасность представляет таформа насилия, при ко­торой мы сами плохо обращаемся со своим телом. Подобное поведениеможно особенно отчетливо проследить на примере пациентов, имеющих склонность ксердечно-сосудистым заболеваниям и, как следствие,— к инфарктам. Эти люди постояннопереутомляются, не обращают вни­мания на необходимость в отдыхе и самым грубым образом принуждаюттело к нагрузкам, к которым оно биологически не приспособлено. Впси­хоанализепациентов, страдающих психосоматическими расстройствами, неизменно бросается вглаза нехватка эмоционального участия в раннем детстве. Внутренняяпсиходинамика этих людей показывает и избыток агрессивности. Эта та самаяагрессивность, которую они познали в дет­стве и теперь бессознательнораспространяют и на тело.

Итак. мы обозначили два центра тяжестипсихосоматических рас­стройств: 1) дефицит самости(Selbst-Defizit) и 2) базисный кон­фликт (Basis-Kon flikt).

Болезненный дефицит эмоционального участияпостоянно изнуряет душу и тело, а базисный конфликт не позволяет обрести покойиз-за связанного с ним экзистентного страха перед сверхвластнымобъектом.

6. Делинквентное поведение

6.1. Общественные аспекты

Делинквентное и криминальное поведениеподдерживается посред­ством многоуровневых общественных процессов. Поэтому стоит короткоперечислить их в начале этого параграфа. Было бы неверно рассмат­ривать лишь индивидуальнуюпроблематику отдельных делинквентных случаев и оставлять без вниманиясоциальные причины уголовного поведения.

Согласно Роберту Мертону (Merton, 1971)некоторым людям труд­но отречься от делинквентного поведения потому, что в нынешнемобще­стве потребленияподавляющее большинство любой ценой стремится к доходу, потреблению и успеху.Поэтому людям, выброшенным обще­ством, так или иначе отодвинутым в сторону, очень тяжело достичьвсех желанных целей легальным путем. В связи с этим они настроены или вынужденыпытаться достичь успеха криминальным образом. Такие люди совершают растраты,обманывают, воруют или грабят, короче добывают себе все то, что не могутзаполучить законным путем.

На первый взгляд кажется очевидным, чтоэто преимущественно люди неимущие. То есть, в основном, те, кто принадлежит кт. н. ниж­нему слоюобщества (Соеn, 1955). Но не стоит недооценивать и возро­сшую в последнее времяиндустриальную криминальность (подкупы. взятки, растраты) в « высшихкругах».

Подчас роковую роль в судьбе криминальнойличности играет склонность общества навешивать ярлыки (Labeling-Ansatz) (BeckerH., 1974: Schure, 1971), когда человек, однажды названный преступником, взначительной степени, утрачивает возможность жить иначе, как толь­ко совершая криминальные действия.Делинквентная «карьера»осуще­ствляется, такимобразом, в следующей последовательности:

1. Первичное, случайно совершенноепреступление (делинквентность).

2. Наказание.

3. Вторичная делинквентность.

4. Более тяжкое наказание.

5. Более серьезное Делинквентноеповедение.

Таким образом, возникает порочный круг.двигаясь по которому, делинквентные личности постоянно наносят вред и себе иокружающим. Между делинквентными личностями и людьми, которые их преследуют,возникает некий стереотип отношений, который уже рассматривался нами приобсуждении психосоматических нарушений. Это, главным образом, насильственныевзаимодействия, при которых одни демонст­рируют другим свою власть, несчитаясь с личностью потерпевшего.

С одной стороны находятся властныегосударственные учреждения (полиция, государственная прокуратура, суд), чьязаконность под­тверждена демократией (часто упускаемый факт), с другой— делинквентнаяличность, чувствующая себя в праве добыть себе якобы при­читающееся ей «добро». Процесс«добывания» осуществляется либо с помощью грабежа (квартиры, банка), либоразбоя, либо косвенным путем: мошенничество, растрата и др.

Согласно Паулю Рейвальду общество само,как это ни парадоксаль­но. посредством неоправданных действий и чересчур серьезныхнака­заний,воспитывает преступников, от которых хотело быизба­виться. Такой ход мысли многим покажетсяне столь уж очевидным, поскольку при оценке соотношений между индивидуальнымиделинквентными личностями и преследующим их обществом задействованы личныезащитные механизмы. Это проективные процессы,состоящие в том, что криминальные компоненты любого человека проецируются налюдей, реально совершающих те или иные преступления,и которые вследствие этого кажутся еще более криминальными, нежели являютсятаковыми на самом деле. Поэтому наказания часто бывают строже, чем человек тогореально заслужил. Можно даже допустить, что наказание представляет собойбессознательное заменяющее удовлетворение (Ersatz-befriedigung) личныхагрессивно-криминальных импульсов.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.