WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 47 |

V. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯЛИЧНОСТИ

1. Предварительные замечания

В психоанализе понятия личности(Personlichkeit). лица, персоны (Person) и характера (Charakter) употребляютсяразличным обра­зом. Вто время как одни рассматривают «персону» в качестве философского понятия,представляя личность в эмпирически-психоло­гическом смысле (как суммунаблюдаемого), другие причисляют к по­нятию личности всю внутреннююжизнь, включающую в себя чувства идентичности, самостоятельности исамосознания. В психологии 50-х годов под личностью понимали определенныйхарактер; существовало целое учение о характерах, об определенных типах; напередний план выступала характерологическая система как таковая, представленнаяв многочисленных книгах, из которых наибольшее количество пере­изданий выдержал труд ГубертаРорахеса «Краткое введение в учение о характерах» (1948). Согласно этомуучению, в структуре характера представлены различные слои (Lersch. 1948), илиполярности (Wellek. 1950). Интенсивность и глубина (Intensitaet, Tiefe),экстраверсия и интроверсия — (Extraversion, Introversion) являются стержневыми понятиями этойхарактерологии.

Сегодня современная психологиярассматривает личность в опре­деленном контексте и в зависимости от конкретной ситуации(«state»), всякий раз выделяя при этом независимые от ситуации отличительныеличностные черты (Merkmalen «trait»). Различные сферы проявления «персоны»— эмоции, познание,мотивации, восприятие, мышление, поведение — составляют областисоответствующей психологии: психо­логии познания (Kognitionspsyhologie). психологии мотивов(Motiva-tionspsychologie) и т. п.. так что целостный взгляд на личность приэтом теряется, и возникает снова уже в виде «концепции самости» (Selbstkonzept)в качестве последовательного накопления опыта (фе­номенальная самость — das phaenomenale Selbst) и какрепрезентация персоны (познающая самость — das kognitive Selbst). Этопроявляется в поступках и остается столь же устойчивым, что и характер персоны(Pervin, 1981).

В современном психоанализе личностьпроявляется в определенной динамике, как нечто, воспринимаемое с помощью«личностного измере­ния» (Persoenlichkeitsmessung), «измерительной техники»(Messtechnik), наблюдений и тестов или нечто, что согласно теории научения иповеденческой терапии разворачивается между стимуляцией или раз­дражением (Reiz) и реакцией(Reaktion). Таким образом, личность сво­дится к комплексу из «реактивныхдиспозиций» (Reaktiondispositionen), которые могут быть условными ибезусловными. Для более цело­стного понимания человека подобных теорий недостаточно. Поэтомувнутри самой психологии не прекращаются попытки устранить эти затруднения:здесь стоит упомянуть работу Абрахама Маслоу «Моти­вация и личность» (1954) иличностно —ориентированную теорию Карла Р. Роджерса (1961). Но и они не дают действительнополной картины того, что мы понимаем под личностью.

В связи с этим представляется уместным датьздесь по возможности более ясное разъяснение сущности психоаналитической теорииличнос­ти. Эта теориявозвращает нас к Фрейду, однако за последние десяти­летия она во многих отношенияхпроделала значительные шаги в своем развитии. Следуя исторической логике можноописать развитие психо­аналитической концепции личности в соответствии с тем, как онапосте­пенно выделиласьиз теории влечений через «Я — психологию», вплоть до «психологии самости» и теории объект— отношений. Однакомы можем выбрать и иной путь, и для начала изложить общие описанныепсихоанализом закономерности, чтобы затем, принимая во внимание единственный всвоем роде характер конкретной личности, рассмот­реть, -каким именно образом онотличается от характеров других людей. Впрочем, можно и объединить оба способа,если проследить развитие психоаналитической науки как в плане общей, так идифференцирован­нойтеории личности.

Для начала стоит коротко упомянуть, какпсихоанализ пришел к своим теориям: самоанализ Фрейда играл на этом пути стольже важ­ную роль. что итекущие наблюдения за невротическими пациентами. Разумеется, здесь можнозадаться вопросом —почему данные, получен­ные от невротических больных, могут быть применимы к «нормальнымличностям». В академической психологии это недопустимо, поскольку тамсуществуют идеальные, функциональные и статистические нормы. определяющие, чтоявляется здоровым, а что больным. В психоана­лизе. напротив, существует мнение,что границы между нормой и пато­логией не столь строги, т. к. здесь наличествуют очень текучиепере­ходные состояния,встречающиеся гораздо чаще, чем экстремальные формы патологий. Отсюда можнопредположить, что, преодолевая известное заболевание, мы начинаем осознавать,что наряду со здоро­выми компонентами психического мы несем в себе и патологическоеначало. Кому не нравится психоаналитический подход к личности вооб­ще тот может ограничитьсярассмотрением ее теоретической части в пла­не применимости к «невротикам» илилицам с иными психическими расстройствами.

Прежде чем вдаваться в детали, я хочу сразудать понять, что пси­хоаналитическая теория личности не во всем обоснована эмпирически.Так, например, критика экспериментальных штудий психоанализа Зиг­мунда Фрейда Айзенком и Уилсоном(1973) вполне справедлива. Одна­ко есть и возражение против подобной критики, например, хотяопросы студентов колледжей и не дают подтверждений — с желаемой точно­стью — важнейших положенийпсихоанализа, таких, как сексуальное развитие, роль эдипова комплекса изначения вытеснения, можно пред­ложить читателям самим в процессе чтения убедиться, в какойстепени представленные здесь теории могут подтверждаться на примере ихсоб­ственныхпереживаний и переживаний их друзей. Сюда можно вклю­чить и опыт других людей, а такжеанализ перечисленных в главе I драм и фильмов.

2. Образ человека по Фрейду

Образ человека у Фрейда сначала определялсявлечениями как управляющими силами. Доминирующее место отводилось половомувлечению. Проявление этого инстинкта Фрейд обнаруживал в снах, ошибочномповедении, оговорках, забывании, ошибках речи, в шутках, ироническихвысказываниях. Каждой из названных тем он посвятил по книге: «Толкованиесновидений» (1900). «Психология обыденной жиз­ни» (1901), «Остроумие и егоотношение к бессознательному» (1905). В этих книгах, снабженных многочисленнымипримерами Фрейд не­обычайно ярко живописал, как порой в той или иной степени мыпопа­даем под влияниебессознательных фантазий. Для иллюстрации образа человека «влечения», я хотелбы привести примеры из личной жизни и психоаналитической практики. Известно,что в разговоре те или иные вещи могут отторгаются наперед, если, скажем,говорящий не уверен, что не имеет дело с «непристойностью». Или передо мнойлежит книга, написанная автором, по отношению к которому я ощущаюбессозна­тельноепрезрение. Или из моей памяти начисто стирается болезненная для менясцена.

Всякий, при условии внутренней честности,отыщет в личной жиз­нимассу примеров фрейдовских оговорок и бессознательного забы­вания, ошибок в поведении и речи ит.д. То же самое касается и много­численных шуток, с помощью которых мы компенсируемразнооб­разныесостояния подавленности или угнетенности — не только сексуальногохарактера,— посколькув шутке мы, по меньшей мере, выражаем что-то недозволенное и получаемвозможность смеяться по этому поводу.

Возвратимся, однако, к серьезнымтеоретическим положениям.

2.1. Психоаналитическая теориясексуальности

Учение о фазах

В современном психоанализе нельзя оставитьбез внимания учение о фазах; следует определить развитие человеческой личностипо этой модели. Речь идет об известных «оральной», «анальной» и«фалличе­ской» или«генитальной» фазах, которые в психоанализе со времен Фрейда считаютсядлящимися с момента рождения до пятого года жиз­ни. Акцент классическогопсихоанализа падает на «инстинктное» разви­тие фаз. В оральной фазе раннегодетства мы непроизвольно ищем грудь, чтобы присосаться к ней (от латинского«os» — рот), позднеегрудь может заменить соска, большой палец руки или что-то другое (или сигаретав более взрослом возрасте). В анальной фазе (от латин­ского «anus» — превратный) мы включаем в сферунаших переживаний физиологические процессы, такие как дефекацию имочеиспускание. Но на отношение к таким «инстинктным выражениями влияет мнениеокружающих. Например, всякий читатель может представить себе раз­ницу между фанатично аккуратнойматерью, требующей от ребенка чистоплотности уже ко второму году жизни иматерью, которая дает малышу время научиться самому контролировать готовность«помо­читься» или«наложить кучу». В первом случае ребенок будет зависим от матери, во втором— он получаетспособность самостоятельно упра­влять своими выделениями и при этом ощущать комфортность— каче­ство, особо выделяемое вклассической теории влечений Фрейда. Не менее чреваты последствиями и влиянияокружающих людей. Выраже­нием этого влияния служат различные стили семейного воспитания,сказывающиеся, в частности, на развитие так называемой «генитальной»сексуальности. Например, родители могут быть убеждены в том. что сына следуетвоспитывать в духе традиционного представления о мужчинах — т.е. особенно«жестко».— когдаребенок не должен вы­казывать своих чувств (мужчины не плачут), однако, проявлятьотвагу. мужество, упорство и энергичность. Совсем противоположныетребова­нияпредъявляют родители, следующие традиционным представлениям о воспитаниидочери: мягкая, нежная, чувственная, податливая. При этом инстинктивнымвлечениям наносится существенный вред, посколь­ку такой подход к воспитаниюлишает и юношу, и девушку возможности свободного развития и выбора в каждомконкретном случае соответству­ющей формы женского или мужского образа. Девушки могут быть стольже энергичны, что и юноши, которые, в свою очередь, могут вполнераз­вивать своючувственность.

В этом случае, фалло — центрическая ориентацияклассического психоанализа с его теорией «зависти — к пенису» неизбежно уступила бысвое место полицентрической позиции, принимающей во внимание перспективу обоихполов. Мы еще возвратимся к этой новой точке зрения в параграфе3.1.

Проблема агрессивности

Сексуальность и агрессивность — два основных побудительныхмотива человеческой жизни и межличностных отношений. Проблема агрессивного, т.е. оскорбительного, разрушительного и жестокого обра­щения, не разрешена до сих пор.Поэтому этот вопрос не может быть упущен в представленной здесьпсихоаналитической теории личности. Фрейд испытывал определенные затруднения вопределении психоана­литической сущности феномена агрессивности. Какое-то время Фрейдполагал, что агрессивно-садистическое поведение является следствием влечения(Trieb). Вопрос лишь в том. понимать ли агрессивно-садисти­ческие влечения в духемонистической теории как относящиеся к сексу­альности, или в духедуалистической теории как представляющие собой самостоятельную группу влечений.Положение не прояснилось и тогда. когда Фрейд — скорее спекулятивно, нежелиосновываясь на наблюде­ниях,—выдвинул гипотезу влечения к смерти (Todestrleb). влечения. котороехарактеризуется стремлением к собственной смерти, но вторич­ным образом обращено надругих.

Следующая теория строится на том, чтоагрессивное поведение реактивируется в результате фрустрации. Фрейд долгоевремя не мог оста­новиться на чем-то определенном. В дальнейшем при рассмотрениифеномена- агрессивности психоаналитики столкнулись с такими же тру­дностями: если бы они отклонилигипотезу «влечения к смерти», тогда им следовало бы поддержать гипотезу опервичном влечении к агрессии. В любом случае следующее поколениепсихоаналитиков было вынуждено решать актуальный вопрос «экстремальнойагрессивности», как они обозначили историю преследования евреев нацистамиПодобные край­ности неоставляют иного выбора, кроме как согласиться с существующим в человекевлечением (Trieb) к агрессивности, цель которого — причинятъ вред другим,оскорблять, разорять, убивать их. В процессе социализации деструктивныепроявления инстинкта или влечения к аг­рессии могут быть ограничены путемих канализации в конструктивное русло. Первоначально необузданное,нескоординированное, беспощад­ное и грубое поведение можно превратить из беспредметной агрессиив агрессию конкретную, адресную, позволяющую человеку отстаивать свою точкузрения и защищаться от опасности, давая, в случае необхо­димости, нацеленныйотпор.

В молодости мы выясняем свои отношения впрямом соперничестве с себе подобными, в то время как в зрелом возрастепредпочитаем интеллектуальное противоборство» используя в качестве оружияаргументы и факты. Беспредметнаяая агрессивность угрожает межличностнымотношениям. Одна опасность — уничтожение другого человека или целого народа (геноцид). Другая— саморазрушение(суицид). Подобные экстремальные возможности человека свидетельствуют,насколько актуальна проблема человеческой и межличностной агрессивности.Следует признать очевидную истину: человек в основе своей отнюдь не«благороден, отзывчив и хорош», потенциально он зол и опасен. Удручающийфеномен агрессивности следует включить поэтому в драматический список conditiohumana наряду с сексуальностью, тревогой (Angst), страхом. Только таким образоммы сможем лучше управиться со скрытыми в нас разрушительными силами подчинитьих себе таким образом, чтобы они не стали, подобно атомной энергии, источникомпостоянного страха, а могли бы быть использованы во благо, как. например,рентгеновские лучи в медицине.

2.2. Развитие структурной модели

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.