WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 19 |

В целом раннее средневековье в Западной Европе не дало достижений, сопоставимых с высотами культуры античности, или культуры развитого средневековья. Однако итоги этого периода чрезвычайно важны для дальнейшего развития европейской цивилизации. Это начало создания духовного, культурного единства "большой" Европы. Это синтез христианства, античного наследия и культуры варваров как главных слагаемых средневековой культуры. Это зарождение культур тех народов, которым суждено было развиться в современные европейские нации. Это выработка новых форм хранения и передачи культуры: распространение книжного дела и просвещения. Наконец, это выделение из огромного "безмолвствующего большинства" особого слоя носителей интеллектуальной культуры. Словом, раннее средневековье не было культурным безвременьем, "темными веками", это была эпоха напряженной духовной работы и накопления, подготовивших расцвет следующего этапа.

Для зрелого средневековья уже можно говорить об определенном типологическом единстве культурного развития Европы по сравнению с его общемировым процессом. Ко времени так называемого "Возрождения XII века" противостояние варварской и романской культур перестает сдерживать весь процесс культурно-исторической эволюции, и Западная Европа, основываясь преимущественно на католическом мировидении, динамично обретает внутреннюю культурологическую специфику. В чем же заключалась особенность мировоззренческих установок этой культуры

В о - п е р в ы х, католическая церковь как институт возникла, подпитываемая опытом Римской империи. "На структуре католической церкви лежал отблеск римского юридического и административного гения".73 Это была самая развитая в структурном отношении церковь, и церковная иерархия воспринималась как пример общественной иерархии. В о - в т о р ы х, разнородность источников раннего христианства давала о себе знать в католичестве на каждом шагу, и задача согласования наследия древних, развивающегося знания с теологией евангелия оставалась актуальной и неотложной. Решая эту задачу, католическое вероучение не завершило своего развития и по сей день. В - т р е т ь и х, в католической доктрине, построенной на общехристианской идее Творца и Творения, содержится догмат о непрерывном Творении. Это означает, что картина мира не предполагает природы или порядка вещей самих по себе, все существует посредством Творца, автономии нет ни в чем. Но в Библии не сказано, как устроена Вселенная, и католики "дописывают" Священное писание, в том числе и по вопросу строения мира. В - ч е т в е р т ы х, сложившаяся помимо Библии католическая картина мироздания, воплощенная в "великой цепи бытия", статична и неподвижна, а изображенный в ней мировой иерархический порядок вечен. В - п я т ы х, проблема соотношения разума и веры получила любопытное разрешение: католические теологи полагали, что все содержание истины Писания может быть раскрыто человеческим разумом, изучающим природу. И п о с -л е д н е е: венец Творения - человек - после совершения грехопадения утратил возможность наслаждаться миром, созданным Творцом для него, "дольний мир" стал враждебным вместилищем соблазнов, греха, козней дьявола, все помыслы человека оказались обращенными в обитель Господа, за пределы земной жизни. После разделения христианства на восточную и западную ветви смысловая реальность западноевропейской культуры сделалась более определенной. Картина мира здесь предполагала строгий порядок соподчинения; высшим иерархом признавался Бог, силой Провидения продолжающий творить мир; Папа Римский выступал наместником Бога в мире земном; человек имел принципиальную возможность познать божественную мудрость через наблюдения за природой; только прошедший до конца земной путь страданий человек "заслуживал" покой и счастье в "горнем мире". Эта картина, по-разному воспринимающаяся церковным иерархом и простолюдином, и составила богатое противоречиями содержание западноевропейской культуры зрелого средневековья.

Фактически наступление зрелости средневековой культуры было связано с возвышением в X-XI вв. городов как центров ремесла, торговли и искусств: активно возрождалась так называемая "городская культура", способствовавшая консолидации Европы. Для раннего средневековья характерно было обилие крупных городских центров на востоке - в империи ромеев, не знавшей крутого перелома при переходе от античности к средневековью. По уровню развития ремесла и торговли Византия обгоняла Запад, переживший заметную варваризацию после падения Рима. На берегах Босфора природные условия всегда благоприятствовали процветанию городской экономики: значительные запасы полезных ископаемых стимулировали развитие горных промыслов, рост производства оружия, орудий труда для ремесла и сельского хозяйства, изготовление стекла, ювелирных изделий и предметов роскоши. Произведения византийских мастеров того времени были недосягаемым эталоном для ремесленников многих стран. Внешний вид поднявшихся позднее западноевропейских городов был во многом унаследован от византийских же градостроительных традиций. Облик античных городов в известной мере сохранялся: четкая планировка прямых улиц с портиками и площадями, украшенными античными статуями, с центральной агорой (форумом), окруженной красивыми общественными зданиями, с богато отделанным театром и цирком (ипподромом) - местами шумных зрелищ и столкновений городских партий. Особым богатством отличалась главная улица города с дворцами и 2-3-этажными домами богатых горожан. Акведуки и цистерны обеспечивали снабжение городов водой, всюду строились термы и фонтаны. Рядом с языческими храмами росли христианские базилики. С богатством центральной части городов контрастировали кварталы ремесленников с их скромными домами и лавками и городские предместья - пристанища бедноты. Крестьяне и ремесленники, стекавшиеся сюда в поисках заработка практически со всего света, и составляли основное население города.

В городах концентрировалась культурная жизнь. Новая городская культура подпитывалась народной и во многом противостояла официально-церковной. Ее носителями были ремесленники, зарождающееся бюргерство, простолюдины. Отсюда - демократизм, известная маргинальность и особая жанровость этой культуры.

Зрелое средневековье - время расцвета рыцарской культуры, ярко воплотившей светские антиаскетические настроения. Своими корнями она, с одной стороны, уходит в древние культы вождей варварских народов, с другой - в развитую христианскую концепцию служения. Максимальные требования к рыцарю сложились в высокий этический кодекс, который в идеале сплачивал рыцарство. Лучшие черты рыцарского эпоса вошли в мировую культуру. В XII в. возникает рыцарский роман, куртуазная поэзия. Кельтский эпос о короле Артуре и его рыцарях Круглого стола явился источником этой поэзии. Непреходящие человеческие ценности, рожденные не потусторонним миром Бога, а земным, героическим, прекрасным и самоценным миром человека, были главной темой куртуазных романов. Неподдельная искренность, великая сила любви воспета в романе французского поэта Томаса "Тристан и Изольда", счастливая любовь - в "Бедном Генрихе" немецкого поэта Гартмана фон Ауэ, поиски высшей духовности - в многочисленных романах о чаше святого Грааля. В рыцарском романе бушует сказочно-авантюрная стихия, но вместе с тем он символичен, ориентирован на архетипические образы и отношения, а потому традиционен и порой умозрителен. Культ дамы, бывший непременным атрибутом куртуазной рыцарской культуры, придавал исключительное значение любви, бросающей открытый вызов церковному аскетизму. Любовное служение становится своего рода "религией" высшего круга и вдохновляет поэтов-рыцарей (трубадуров), появившихся в Провансе в конце XI в. В следующим веке поэзия трубадуров становится поистине повелительницей европейской словесности. На севере Франции появляются труверы, в Германии - миннезингеры, провансальская поэзия расцветает и на Пиренейском полуострове.

Вольнолюбивая, антицерковная городская литература с самого начала создавалась на народных наречиях в противоположность господствовавшей церковной латиноязычной литературе. Излюбленные жанры здесь - стихотворные образные новеллы, сатирические басни, грубоватые шутки. Все это были формы "карнавально-смеховой" народной (М.Бахтин) культуры. Фаблио (юмористические произведения французской литературы), немецкие шванки дерзко спорили с куртуазным романом, рождая нового героя - неунывающего, плутоватого, смышленого. Он всеми своими проделками утверждает, что жизнь принадлежит простым горожанам ничуть не меньше, чем представителям высших сословий. Наряду с новеллами, фаблио и шванками складывается городской сатирический эпос, насыщенный аллегориями, философскими реминисценциями ("Роман о Лисе", "Роман о Розе" и т.п.). Основой этого эпоса были сказки, сложившиеся еще в раннем средневековье, воспевающие природу и разум, мечтающие о равенстве всех людей.

К периоду зрелого средневековья относится и зарождение городского театрального искусства. Литургические действия, церковные мистерии, известные еще со времен раннего средневековья, становятся более яркими, карнавальными, появляется специфический жанр - "миракль" - драматургическое произведение о жизни богоматери и святых. Постепенно в "миракли" проникают светские элементы. А городские "игры", т.е. театральные действа, носят уже целиком светский характер, их сюжеты - жизненны, а художественные средства заимствованы из фольклора и творчества бродячих актеров ("Игра о Робене и Марион").

Со второй половины XI в. начинается общий подъем в духовной жизни Западной Европы. Заметно улучшается система образования: появившиеся в каролингскую эпоху приходские (элементарные) школы получают развитие, кроме них появляются школы городские, возглавляемые магистрами (учителями). Некоторые школы специализируются на изучении тех или иных наук и становятся весьма известными в Европе. В Болонье - это юридические школы, в Салерно и Монпелье - медицинские, в Оксфорде изучали оптику, в Орлеане - античную поэзию, в Шартре - "семь свободных искусств", историю и литературу. В XII в. многие из этих школ получают статус университетов, становящихся выразителями новой западноевропейской культуры. Средневековый университет состоял из четырех факультетов: артистического (подготовительного) и трех высших - юридического, медицинского и теологического. На артистическом факультете (позднее философском) изучали семь свободных искусств тривиума и квадриума.

В своей рафинированной форме духовная культура зрелого средневековья получила выражение в схоластической философии. В схоластических спорах относительно оправдания бытия Бога оформилось противоборство номинализма (родоначальником считается Росцелин Компьенский (1050-1112)) и реализма (Ансельм Кентерберийский (1033-1109). Еще одно направление в философии определил Пьер Абеляр (1079-1142), утверждавший приоритет разума по отношению к вере. По его мнению, пропасти между человеком и Богом быть не должно, движение к Богу осуществляется не через человеческое самоуничижение, а через рациональное и духовное совершенствование. Проблема соотношения разума и веры, гуманистически осмысливаемая схоластами, получила воплощение и в литературе, изобразительном искусстве, музыке.

В конце XII в. на смену романскому стилю в искусстве приходит готический. Готические архитектурные сооружения уже не похожи на крепости, они легко возносятся к небу своими стройными башнями, стрельчатыми витражами и арками. Готическая базилика имела, как правило, план в виде латинского креста. Нервюрные своды и другие архитектурные новшества позволили "разгрузить" внутреннее пространство и устремить собор ввысь. Обилие вытянутых витражных окон насыщало интерьер удивительным и непрерывным светом. Главный феномен архитектурной готики - городской кафедральный собор, который уже не выступает "каменной библией". Он превратился в художественную модель универсума, в котором найдено определенное равновесие между "божественным" и "человеческим". Соединение экзальтированной одухотворенности с конкретностью и материальностью деталей рождало особую пронзительность восприятия, ощущение движения и взлета не только в пространстве, но и во времени. В каждом соборе выражается своя идея: в Парижском - богоматери, в Амьенском - мессианизма, в Реймсском - национальная и историческая, в Шартрском - энциклопедизма. К шедеврам архитектуры относятся и соборы в Солсбери и Йорке (Англия), в Кельне (Германия) и Страсбурге (Франция), в Милане и Венеции (Палаццо дожей) - в Италии. Произведения готической архитектуры можно встретить и в Прибалтике: Домский собор и церковь святого Петра в Риге, церковь святой Анны в Вильнюсе, Дом Пяркунаса в Каунасе, вся старая часть Таллинна. В готических соборах практически не остается свободного пространства стен для росписей. Фресковая живопись сохраняется только в Италии, где в творчестве Джотто ди Бондоне появляется округлая рельефность и светотень. В готическом стиле строятся не только соборы-храмы, но и ратуши (здания городского самоуправления) и здания общественно-бытового назначения, в т.ч. университеты.

Появляется круглая скульптура, подчиненная готической архитектурной конструкции. Последняя диктует пластические законы динамизму скульптуры: там и здесь формы беспокойны, угловаты, перерезаны зигзагами; там и здесь композиции маловато пространства, отчего линии "теснятся", подгоняя друг друга ввысь. Выразительные большие головы готических скульптур воспринимаются как бы отдельно от тела, доминируют над его массой. Чаще всего скульптура встречается в соборах (в Реймсском, к примеру, ок. 2500 фигур). Изображение святых постепенно утрачивает былую строгость, в их ликах проступают резкие, "народные" черты земных людей, отмеченные духовной значительностью. Аскетичность композиции и "простонародность" сюжета - непременные стилевые особенности готической скульптуры.

Готика появляется и в других областях человеческого творчества, вплоть до одежды. Модными становятся высокие конусообразные головные уборы, тесное платье и туфли с загнутыми носами. Весь силуэт человека приобретает типичное вытянутое S-образное положение, которое наилучшим образом выражает идеал готической стилизации тела. Любопытно, что эстетический идеал служения прекрасной даме в готической моде породил неожиданный после римского образа мужественного бойца, одетого в грубые одежды и доспехи, образ изнеженного молодого человека с длинными завитыми волосами, одетого подобно женщине.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.