WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 ||

При каких же условиях возможен хор в смысле свободно и со­гласно действующего коллектива, обставшего и как бы выделившего из своей Среды личность героя («протагониста») с его ближайшим окружением Ясно, что ни критика драмы по существу, ни разно­мыслие о ее предмете не уживаются с хором. Итак, содержание дра­мы не может быть при живом участии истинного хора только «серь­езным и величавым», как требовал Аристотель, —оно должно быть еще безусловным. Лишь нечто безусловное, то есть не подлежащее ни произвольной оценке, ни сомнению и отрицанию, способно слить театральный коллектив в хоровое сознание и действие. Но и это одно условие недостаточно. Коллективное действие впервые утвержда­ется хором как истинное, а не фиктивное — только если оно ответст­венно для всех совместно действующих.

Таковы два условия, осуществление коих необходимо для ра­дикального решения проблемы театра, — которая именно потому, что не допускает иного решения — решения посредством искусства только и в пределах только искусства, — поистине является цент­ральным очагом культурно-исторической революции, нами пережи­ваемой. Искусство бессильно создать хор; но жизнь может. Эта по­становка вопроса проводит межу, разделяющую «место свято» в об­ласти театральной проблемы, как момента культурно-исторической революции, от чисто эстетических исканий реформы театра. [...]

Норма театра. — Борозды и межи. — С. 283 —286.

тема 17

Советский период

развития культуры России

ЖДАНОВ АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Выступление на совещании деятелей советской

музыки ЦК ВКП (б) (1948)

(Совещание состоялось в январе 1948 г.)

Источник: В поисках своего пути :

Россия между Европой и Азией.

Хрестоматия по истории российской общественной

мысли XIX и XX веков: для вузов.

В 2-х частях. Ч. П. — С. 232—235.

Позвольте перейти к вопросу о соотношении музыки национальной и музыки зарубежной. Правильно здесь говорили товарищи, что име­ется увлечение, даже известная ориентация на современную бур­жуазную западную музыку, на музыку декаданса, и что в этом так­же заключается одна из существенных черт формалистического на­правления в советской музыке.

Очень хорошо об отношении русской музыки к музыке запад­ноевропейской сказал в свое время Стасов в статье «Тормозы нового русского искусства», где он писал: «Смешно отрицать науку, знание в каком бы то ни было деле, в том числе и в музыкальном, но только новые русские музыканты, не имея за плечами, в виде исторической подкладки, унаследованной от прежних столетий, длинной цепи схо­ластических периодов Европы, смело глядят науке в глаза, они ува­жают ее, пользуются ее благами, но без преувеличения и низкопо­клонства. Они отрицают необходимость ее суши и педантских изли­шеств, отрицают ее гимнастические потехи, которым придают столько значения тысячи людей в Европе, и не верят, чтоб надо было покорно прозябать долгие годы над ее священнодейственными таинствами» (Стасов В. В. Избр. соч.: в 2-х тт. Т. 2. — С. 223).

Так говорил Стасов о западноевропейской классической музы­ке. Что касается современной буржуазной музыки, находящейся в состоянии упадка и деградации, то использовать из нее нечего. Тем более несуразным и смешным является проявления раболепия пред находящейся в состоянии упадка современной буржуазной музыкой.

Если исследовать историю нашей русской, а затем советской музыки, то следует сделать вывод, что она выросла, развивалась и превратилась в могучую силу именно потому, что ей удалось

566

встать на собственные ноги и найти свои собственные пути разви­тия, давшие возможность раскрыть богатства внутреннего мира на­шего народа. Глубоко ошибаются те, кто считает, что расцвет наци­ональной музыки как русской, так ровно и музыки советских наро­дов, входящих в состав Советского Союза, означает какое-то умаление интернационализма в искусстве. Интернационализм в ис­кусстве рождается на основе умаления и обеднения национального искусства. Наоборот, интернационализм рождается там, где рас­цветает национальное искусство. Забыть эту истину — означает по­терять руководящую линию, потерять свое лицо, стать безродными космополитами. Оценить богатство музыки других народов может только тот народ, который имеет свою высокоразвитую музыкаль­ную культуру. Нельзя быть интернационалистом в музыке, как и во всем, не будучи подлинным патриотом своей Родины. Если в основе интернационализма положено уважение к другим народам, то нель­зя быть интернационалистом, не уважая и не любя своего собствен­ного народа.

Об этом говорит весь опыт СССР. Стало быть, интернациона­лизм в музыке, уважение к творчеству других народов развивают­ся у нас на основе обогащения и развития национального музыкаль­ного искусства, на основе такого его расцвета, когда есть чем поде­литься с другими народами, а не на базе обеднения национального искусства, слепого подражания чужим образцам и стирания осо­бенностей национального характера в музыке. Все это не следует забывать, когда говорят от отношениях советской музыки к музыке иностранной...

Новаторство не является самоцелью; новое должно быть лучше старого, иначе оно не имеет смысла. Мне кажется, что последователи формалистического направления употребляют это словечко главным образом в целях пропаганды плохой музыки. Ведь нельзя же назвать новаторством всякое оригинальничание, всякое кривляние и вихляние в музыке. Если не хотят лишь бросаться громкими словечками, то нужно отчетливо представить себе, от чего старого необходимо стараться отойти и к чему именно новому надо прийти. Если это не де­лается, то фраза о новаторстве может означать только одно: ревизию основ музыки. Это может означать лишь разрыв с такими законами и нормами музыки, от которых отходить нельзя. И то, что нельзя от них отходить, не есть консерватизм, а то, что от них отходят, вовсе не есть новаторство. Новаторство отнюдь не всегда совпадает с про­грессом. Многих молодых музыкантов сбивают с толку новаторством как жупелом, говоря, что если они не оригинальны, не новы, — зна­чит, они находятся в плену консервативных традиций. Но поскольку новаторство неравнозначно прогрессу, распространение подобных взглядов означает глубокое заблуждение, если не обман.

567

А «новаторство» формалистов, к тому же, вовсе и не ново, по­скольку от этого «нового» отдает духом современной упадочнической буржуазной музыки Европы и Америки. Вот где надо показать на­стоящих эпигонов!...

Главная задача — развивать и совершенствовать советскую музыку. Другая задача состоит в том, чтобы отстаивать советскую музыку от проникновения в нее элементов буржуазного распада. Не надо забывать, что СССР является сейчас подлинным храните­лем общечеловеческой музыкальной культуры так же, как он во всех других отношениях является оплотом человеческой цивили­зации и культуры против буржуазного распада и разложения культуры. Надо учитывать, что чуждые буржуазные влияния из-за границы будут перекликаться с пережитками капитализма в сознании некоторых представителей советской интеллигенции, выражающимися в несерьезных и диких стремлениях променять сокровищницу советской музыкальной культуры на жалкие лох­мотья современного буржуазного искусства. Поэтому не только музыкальное, но и политическое ухо советских композиторов должно быть очень чутким. Ваша связь с народом должна быть как никогда тесной. Музыкальный «слух на критику» должен быть очень развит. Вы должны следить за процессами, которые проис­ходят в искусстве на Западе. Но ваша задача заключается не толь­ко в том, чтобы не допускать проникновения буржуазных влияний в советскую музыку. Задача заключается в том, чтобы утвердить превосходство советской музыки, создать могучую советскую му­зыку, включающую в себя все лучшее из прошлого развития му­зыки, которая отображала бы сегодняшний день советского обще­ства и могла бы еще выше поднять культуру нашего народа в его коммунистическую сознательность.

Мы, большевики, не отказываемся от культурного наследства. Наоборот, мы критически осваиваем культурное наследство всех на­родов, всех эпох, для того, чтобы отобрать из него все то, что. может вдохновлять трудящихся советского общества на великие дела в труде, науке и культуре. Вы должны помочь народу в этом. Если вы эту задачу перед собой не поставите, если для служения этой задаче не отдадите себя целиком, весь свой пыл и творческий энтузиазм, то вы не выполните своей исторической роли.

Об опере «Великая дружба»

ВАНО МУРАДЕЛИ

(Постановление ЦК ВКП (б) от 10 февраля 1948)

В погоне за ложной «оригинальностью»музыки композитор Мураде­ли пренебрег лучшими традициями и опытом классической оперы вообще, русской классической оперы в особенности, отличающейся

568

внутренней содержательностью, богатством мелодий и широтой ди­апазона, народностью, изящной, красивой, ясной музыкальной фор­мой, сделавшей русскую оперу лучшей оперой в мире, любимым и доступным широким слоям народа жанром музыки...

Отдельные успехи некоторых советских композиторов в об­ласти создания новых песен, нашедших признание и широкое распространение в народе, в области создания музыки для кино и т. д., не меняют общей картины положения. Особенно плохо об­стоит дело в области симфонического и оперного творчества. Речь идет о композиторах, придерживающихся формалистического, антинародного направления. Это направление нашло свое наибо­лее полное выражение в произведениях таких композиторов, как тт. Д. Шостакович, С. Прокофьев, А. Хачатурян, В. Шебалин, Г. Попов, Н. Мясковский и др., в творчестве которых особенно на­глядно представлены формалистические извращения, антидемо­кратические тенденции в музыке, чуждые советскому народу и его художественным вкусам. Характерными признаками такой музыки является отрицание основных принципов классической музыки, проповедь атональности, диссонанса и дисгармонии, яв­ляющихся якобы выражением «прогресса»и «новаторства» в раз­витии музыкальной формы, отказ от таких важнейших основ му­зыкального произведения, какой является мелодия, увлечение сумбурными, невропатическими сочетаниями, превращающими музыку в какофонию, в хаотическое нагромождение звуков. Эта музыка сильно отдает духом современной модернистской буржу­азной музыки Европы и Америки, отображающей маразм буржу­азной культуры, полное отрицание музыкального искусства, его тупик...

Попирая лучшие традиции русской и западной классической музыки, отвергая эти традиции, как якобы «устаревшие», «старо­модные», «консервативные», высокомерно третируя композиторов, которые пытаются добросовестно осваивать и развивать приемы классической музыки, как сторонников «примитивного традиционализма» и «эпигонства» многие советские композиторы, в погоне за ложно понятым новаторством, оторвались в своей музыке от за­просов и художественного вкуса советского народа, замкнулись в узком кругу специалистов и музыкальных гурманов, снизили вы­сокую общественную роль музыки и сузили ее значение, ограничив его удовлетворением извращенных вкусов эстетствующих инди­видуалистов.

Печатается по изданию: Жданов А. А.

За большевистскую идейность. — Рига, 1951.—

С. 71—73, 92—95, 102—103.

569

САХАРОВ АНДРЕЙ ДМИТРИЕВИЧ

Источник: В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией.

Хрестоматия по истории российской общественной

мысли XIX и XX веков. В 2-х ч.Часть П —

М.: Наука, 1994. Часть II. — С. 237—238.

Мир, прогресс, права человека

(Нобелевская лекция. Прочитана 10 декабря 1975 г. в Осло

женой А. Д. Сахарова Е. Г. Боннэр.)

Все главные стороны прогресса тесно связаны между собой, ни одну из них нельзя отменить, не рискуя разрушить все здание цивилиза­ции, — прогресс неделим. Но особую роль в механизме прогресса иг­рают интеллектуальные, духовные факторы. Недооценка этих фак­торов, особенно распространенная в социалистических странах, воз­можно под влиянием вульгарных идеологических догм официальной философии, может привести к извращению путей прогресса или да­же к его прекращению, к застою. Прогресс возможен и безопасен лишь под контролем Разума. Важнейшая проблема охраны Среды — один из примеров, где особенно ясна роль гласности, открытости об­щества, свободы убеждений. Только частичная либерализация, на­ступившая в нашей стране после смерти Сталина, сделала возмож­ными памятные всем нам публичные дискуссии первой половины шестидесятых годов по этой проблеме, но эффективное ее решение требует дальнейшего усилия общественного и международного кон­троля. Военные применения достижений науки, разоружение и кон­троль над ним — другая столь же критическая область, где между­народное доверие зависит от гласности и открытости общества. Упо­мянутый пример управления массовым поведением людей, при своей внешней экзотичности, тоже вполне актуален уже сейчас.

Свобода убеждений, наличие просвещенного общественного мнения, плюралистический характер системы образования, свобода печати и других средств информации — всего этого сильно не хватает в социалистических странах вследствие присущего им экономическо­го, политического и идеологического монизма. Между тем эти условия жизненно необходимы не только во избежание злоупотреблений про­грессом, вольных и по неведению, но и для его поддержания. В особен­ности важно, что только в атмосфере интеллектуальной свободы воз­можна эффективная система образования и творческой преемствен­ности поколений. Наоборот, интеллектуальная несвобода, власть унылой бюрократии, конформизм, разрушая сначала гуманитарные области знания, литературу и искусство, неизбежно приводят затем к общему интеллектуальному упадку, бюрократизации и формализа­ции всей системы образования, к упадку научных исследований, ис­чезновению атмосферы творческого поиска, к застою и распаду.

570

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.