WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 19 |

«Всякое сравнение хромает», — говорит немецкая пословица. Хромает и мое сравнение литературы с винтиком, живого движения с механизмом. Найдутся даже, пожалуй, истеричные интеллигенты, которые поднимут вопль по поводу такого сравнения, принижающе­го, омертвляющего, «бюрократизирующего» свободную идейную борьбу, свободу критики, свободу литературного творчества и т. д., и т. д. По существу дела, подобные вопли были бы только выражени­ем буржуазно-интеллигентского индивидуализма. Спору нет, лите­ратурное дело всего менее поддается механическому равнению, ни­велированию, господству большинства над меньшинством. Спору нет, в этом деле безусловно необходимо обеспечение большего про­стора личной инициативе, индивидуальным склонностям, простора мысли и фантазии, форме и содержанию. Все это бесспорно, но все это доказывает лишь то, что литературная часть партийного дела пролетариата не может быть шаблонно отождествляема с другими частями партийного дела пролетариата. Все это отнюдь не опровер­гает того чуждого и странного для буржуазии и буржуазной демо­кратии положения, что литературное дело должно непременно и обязательно стать неразрывно связанной с остальными частями частью социал-демократической партийной работы. Газеты должны стать органами разных партийных организаций. Литераторы долж­ны войти непременно в партийные организации. Издательства и склады, магазины и читальни, библиотеки и разные торговли кни­гами — все это должно стать партийным, подотчетным. За всей этой работой должен следить организованный социалистический проле­тариат, всю ее контролировать, во всю эту работу без единого исклю­чения, вносить живую струю живого пролетарского дела, отнимая, таким образом, всякую почву у старинного, полуобломовского, полу­торгашеского российского принципа: писатель пописывает, чита­тель почитывает.

Мы не скажем, разумеется, о том, чтобы это преобразование литературного дела, испакощенного азиатской цензурой и европей­ской буржуазией, могло произойти сразу. Мы далеки от мысли проповедовать

548

какую-нибудь единообразную систему или решение за­дачи несколькими постановлениями. Нет, о схематизме в этой облас­ти всего менее может идти речь. Дело в том, чтобы вся наша партия, чтобы весь сознательный социал-демократический пролетариат во всей России осознал эту новую задачу, ясно поставил ее и взялся вез­де и повсюду за ее решение. Выйдя из плена крепостной цензуры, мы не хотим идти и не пойдем в плен буржуазно-торгашеских лите­ратурных отношений. Мы хотим создать и мы создадим свободную печать не в полицейском только смысле, но также и в смысле свобо­ды от капитала, свободы от карьеризма; мало того: также и в смысле свободы от буржуазно-анархического индивидуализма.

Эти последние слова покажутся парадоксом или насмешкой над читателем. Как! Закричит, пожалуй, какой-нибудь интеллигент, пылкий сторонник свободы. Как! Вы хотите подчинения коллектив­ности такого тонкого, индивидуального дела, как литературное твор­чество! Вы хотите, чтобы рабочие по большинству голосов решали вопросы науки, философии, эстетики! Вы отрицаете абсолютную свободу абсолютно-индивидуального идейного творчества!

Успокойтесь, господа! Во-первых, речь идет о партийной ли­тературе и ее подчинению партийному контролю. Каждый волен пи­сать и говорить все, что ему угодно, без малейших ограничений. Но каждый вольный союз (в том числе партия) волен также прогнать та­ких членов, которые пользуются фирмой партии для проповеди ан­типартийных взглядов. Свобода слова и печати должна быть полная. Но ведь и свобода союзов должна быть полная. Я обязан тебе предо­ставить, во имя свободы слова, полное право кричать, врать и писать что угодно. Но ты обязан мне, во имя свободы союзов, предоставить право заключать или расторгать союз с людьми, говорящими то-то и то-то. Партия есть добровольный союз, который неминуемо бы рас­пался, сначала идейно, а потом и материально, если бы он не очищал себя от членов, которые проповедуют антипартийные взгляды. Для определения же грани между партийным и антипартийным служит партийная программа, служат тактические резолюции партии и ее устав, служит, наконец, весь опыт международной социал-демокра­тии, международных добровольных союзов пролетариата, постоян­но включавшего в свои партии отдельные элементы или течения, не совсем последовательные, не совсем чисто марксистские, не совсем правильные, но также постоянно предпринимавшего периодические «очищения» своей партии. Так будет и у нас, господа сторонники бур­жуазной «свободы критики внутри партии: теперь партия у нас сра­зу становится массовой, теперь мы переживаем крутой переход к от­крытой организации, теперь к нам войдут неминуемо многие непо­следовательные (с марксистской точки зрения) люди, может быть, даже некоторые христиане, может быть, даже некоторые мистики.

549

У нас крепкие желудки, мы твердокаменные марксисты. Мы перева­рим этих непоследовательных людей. Свобода мысли и свобода кри­тики внутри партии никогда не заставят нас забыть о свободе груп­пировки людей в вольные союзы, называемые партиями.

Во-вторых, господа буржуазные индивидуалисты, мы долж­ны сказать вам, что ваши речи об абсолютной свободе одно лицеме­рие. В обществе, основанном на власти денег, в обществе, где нищен­ствуют массы трудящихся и тунеядствуют горстки богачей, не мо­жет быть «свободы» реальной и действительной. Свободны ли вы от вашего буржуазного издателя, господин писатель от вашей буржу­азной публики, которая требует от вас порнографии в рамках (в ис­точнике, во-видимому, опечатка; по смыслу следовало бы «в рома­нах». — Ред.) и картинах, проституции в виде «дополнения» к «святому» сценическому искусству Ведь эта абсолютная свобода есть буржуазная или анархическая фраза (ибо, как миросозерцание, анархизм есть вывернутая наизнанку буржуазность). Жить в обще­стве и быть свободным от общества нельзя. Свобода буржуазного пи­сателя, художника, актрисы лишь замаскированная (или лицемерно маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от со­держания.

И мы, социалисты, разоблачаем это лицемерие, срываем фальшивые вывески, — не для того, чтобы получить неклассовую литературу и искусство (это будет возможно лишь в социалистиче­ском внеклассовом обществе), а для того, чтобы лицемерно-свобод­ной, а на деле связанной с буржуазией, литературе противопостав­лять действительно свободную, открыто связанную с пролетари­атом литературу.

Это будет свободная литература, потому что не корысть и не карьера, а идея социализма и сочувствие трудящимся будут вербо­вать новые и новые силы в ее ряды. Это будет свободная литература, потому что она будет служить не пресыщенной героине, не скучаю­щим и страдающим от ожирения «верхним десяти тысячам», а мил­лионам и десяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет страны, ее силу, ее будущность. Это будет свободная литерату­ра, оплодотворяющая последнее слово революционной мысли чело­вечества опытом и живой работой социалистического пролетариата, создающая постоянное взаимодействие между опытом прошлого (научный социализм, завершивший развитие социализма от его примитивных, утопических форм) и опытом настоящего (настоящая борьба товарищей рабочих).

За работу же, товарищи! Перед нами трудная и новая, но вели­кая и благородная задача — организовать обширное, разносторон­нее, разнообразное литературное дело в тесной и неразрывной связи с социал-демократическим рабочим движением. Вся социал-демократическая

550

литература должна стать партийной. Все газеты, жур­налы, издательства и т. д. должны приняться немедленно за реорга­низационную работу, за подготовку такого положения, чтобы они входили целиком на тех или иных началах в те или иные партийные организации. Только тогда «социал-демократическая» литература станет таковой на самом деле, только тогда она сумеет выполнить свой долг, только тогда она сумеет и в рамках буржуазного общества вырваться из рабства у буржуазии и слиться с движением действи­тельно передового и до конца революционного класса.

тема 16

«Серебряный век»

русской культуры

БРЮСОВ ВАЛЕРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Источник: История эстетики. Памятники мировой

эстетической мысли. — В 5-и тт. Т. 4. — С. 58—586.

Об искусстве

(1899)

[...] Задача искусства — сохранить для времени, воплотить [...] мгно­венное [...] мимоидущее. Художник пересказывает свои настроения; его постоянная цель — раскрыть другим свою душу. Человек умира­ет, его душа, неподвластная разрушению, ускользает и живет иной жизнью. Но если умерший был художник, если он затаил свою жизнь. В звуках, красках или словах, — душа его, все та же, жива для земли, для человечества.

[...] Кто дерзает быть художником, должен быть искренним — всегда, без предела. Все настроения равноценны в искусстве, ибо ни од­но не повторится; каждое дорого уже потому, что оно единственное. Ду­ша по своей сущности не знает зла. Чем яснее поймет кто свою душу, [тем] чище и возвышеннее будут его думы и чувства. Стремление глубже понять себя, идти все вперед, уже святыня. Нет осуждения чувствам истинного художника. Иное в отдельности еще неполная правда, но как часть души может быть необходимым. Истинно поня­тое зло всегда ступень на бесконечном пути к совершенству.

Тот более велик из художников, кто глубже понял и полнее пе­ресказал свою душу. Это наша ограниченность делит художников на великих и меньших. В малом мире человека, как в великом мире все­ленной, все находится в связи, все дышит взаимным согласием. По одному искреннему созданию Великий Дух угадал бы всю душу творца. Но мы вступаем в мир новой души, как в чужую вселенную, и робко ждем указаний.— Пусть художник с новых и новых точек зрения озаряет свою душу. Пусть, как к цели, стремится он к тому, чтобы воссоздать весь мир в своем истолковании.

Единственный признак истинного искусства — своеобразие; искусство всегда создает нечто новое. Постоянный признак лжеис­кусства, что оно подражательно. [...] Лицемер в искусстве обречен по­вторять других; кто лжет, тот подражает.

Достойный имени художника может довольствоваться тем, что будет записывать свои мелькающие настроения. Вдохновение — миг более живого чувствования. В «искусстве для искусства» нет смысла. Повесть дорога не как рассказ о приключениях вымышленных лиц,

552

а как средство узнать душу написавшего. В картине важен замысел, а не красота изображенного моря или тела, — они красивее в действительности. Чем дальше в свою область вступает искусство, тем определеннее становится оно свободным излиянием чувства (ли­рикой).

Меняются приемы творчества, но никогда не может умереть или устареть душа, вложенная в создания искусства. Если язык сти­хотворения еще позволяет прочесть, если по собранным обломкам можно уловить намерение ваятеля, то не умерла душа творца и для нас, живущих. Искусство воплощает настроения; в настроении про­являет свою жизнь душа. Но что же и есть для сознания в этом мире, как не проявления души Душа первее мертвой природы, осужден­ной исчезнуть, как призрак. Вот почему создания искусства мы на­зываем бессмертными.

Наслаждение созданием искусства — в общении с душой ху­дожника. Читатель, зритель, слушатель — становятся причастны иной, просветленной жизни. И между собой общаются они чувства­ми. Это наслаждение —не то же, что обычное удовольствие. Многие создания искусства оставляют тягостное впечатление. Разве не пла­чут на представлениях, разве не закрывают повесть без сил дочи­тать Но над этими ощущениями господствует что-то сладостное, чувство удовлетворения, счастье единения. Ибо воистину бываешь едино с художником, переживая, что он чувствовал.

Художник не может большего, как открыть другим свою душу. Нельзя представлять ему заранее составленные правила. Он — еще неведомый мир, где все новое. Надо забыть, что пленяло у других, здесь иное. Иначе будешь слушать и не услышишь, будешь смот­реть, не понимая. Каждого художника должно судить — говоря сло­вами одного мудреца (Имеются в виду известные слова А. С. Пушки­на в письме а Бестужеву: «Драматического писателя должно судить по законам, им самим над собою признанным» (Пушкин А.С. Полн. собр. соч. в 10-и тт. Т. X.—М., 1966.—С. 121.—Прим. сост.)—по законам, им самим же поставленным. Этих законов не меньше, чем ху­дожников, у каждого свои.

[...] Если художник выразил в словах, или звуках, или внеш­них образах свое настроение, насколько сумел или насколько воз­можно, — он уже выполнил свое дело. Он дал возможность другому пережить свое чувство. Цель в художественном творчестве одна: выразить именно свое настроение, и выразить его полно. Общепо­нятность или общедоступность недостижима просто потому, что люди различны.

Чтобы истинно наслаждаться искусством, надо учиться и вду­мываться и быть живым. Чья душа застыла в ледяном покрове личи­ны, тот не жив, тот неспособен чувствовать чувствами других. Кто

553

умер для любви, умер для искусства. Чем глубже ум постигает все­ленную и человеческую душу, тем вернее сердце чувствует тайну образов или звуков. Но всего этого мало. Необходимо быть знакомым с внешними приемами художественного творчества, необходимо вполне освоится с ними. Ибо в искусстве много условно и долго еще будет условным; настроение и то, в чем оно выражается, — слово, звук, краски — разнородны. Учебники искусства нужны не только для творцов, но и для всех любителей. Вполне же наслаждаются ис­кусством только художники.

[...] Все свои произведения художник находит только в самом себе. Век дает только образы, только прикрасы; художественная школа учит внешним приемам, а содержание надо черпать из души своей. Кто изучает по произведениям искусства время и его особен­ности, — усматривает в искусстве не существенное, а второстепен­ное; с равным успехом можно изучать время по покрою платья. Не­верно видеть в искусстве только созданное историческим мгновени­ем; противоположное мнение, что жизнь и природа создаются искусством, несколько правильнее. Во всяком случае, если бы тот же художник явился позже на два столетия, он сказал бы, хотя и в иной внешности, то же, совсем то же. Человек — сила творческая.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.