WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

Под предлогом осмысления экспрессионисты сплотились в ли­тературе и живописи в поколение, которое уже сегодня страстно жаждет своего литературного и художественно-исторического признания, выставляет свою кандидатуру для почетного чествования со стороны граждан. Под предлогом пропаганды души в своей борьбе против натурализма они вернулись к патетически-абстрактным же­стам, истоки которых в бессодержательной, удобной, неподвижной жизни. Сцены полнятся королями, поэтами, фаустовскими натура­ми любого сорта; теория мелиористического мировоззрения, чья детская, психологически наивная манера должна якобы знамено­вать собой критическое завершение экспрессионизма, витает в без­деятельных головах. Ненависть к прессе, ненависть к рекламе, нена­висть к сенсации свидетельствует о людях, для которых их кресло важнее, чем шум улицы, и которые как достоинство выставляют то, что могут быть околпачены любым уличным спекулянтом. То сенти­ментальное сопротивление эпохе, которая не лучше и не хуже, не ре­акционней и не революционней, чем все другие эпохи, та вялая оппо­зиция, заглядывающаяся на молитвы и фимиам, когда ей не хочется делать бумажные пули из аттических ямбов, — это качество молоде­жи, никогда не умевшей быть молодой. Экспрессионизм, найденный на чужбине, стал в Германии, как это там водится, жирной идиллией

446

и ожиданием хорошей пенсии, со стремлениями людей деятельных он не имеет ничего общего. Поставившие подписи под этим манифес­том объединились под боевым девизом

ДАДА!!!!

для пропаганды искусства, от которого они ожидают осуще­ствления новых идеалов. Что такое ДАДАИЗМ

Слово «Дада» символизирует примитивнейшее отношение к окружающей действительности, вместе с дадаизмом в свои права вступает новая реальность. Жизнь предстает как одновременная пу­таница шорохов, красок и ритмов духовной жизни, которая без коле­баний берется на вооружение дадаистским искусством со всем сен­сационным гвалтом и лихорадкой ее лихого повседневного языка, во всей ее жестокой реальности. Здесь проходит резкая граница, разде­ляющая дадаизм со всеми предыдущими художественными направ­лениями, и прежде всего с футуризмом, который недоумки выдают за новое издание импрессионистской реализации. Первое из направ­лений, дадаизм не противостоит жизни эстетически, но рвет на час­ти все понятия этики, культуры и внутренней жизни, являющиеся лишь одеждой для слабых мышц.

БРУИТСКИЙ стих (шумовой стих — от франц. bruit-шум).

описывает трамвай таким, какой он есть, дает сущность трам­вая с зевотой рантье по имени Шульце и скрежетом тормозов.

СИМУЛЬТАННЫЙ стих

учит смыслу сумбурной переклички всего на свете: в то время как господин Шульце читает, балканский поезд мчится по мосту у Ниша (Ниш — город в Югославии. —Прим. перев.), свинья визжит в подвале мясника Нутке.

СТАТИЧЕСКИЙ стих

создает из каждого слова индивидуальность, из трех букв ЛЕС является лес с кронами деревьев, ливреями лесничих и дикими сви­ньями, быть может, даже с пансионатом, быть может, даже с бельве­дером или bella vista (красивым видом (из окна) — ит.). Дадаизм при­водит к неслыханным новым возможностям и формам выражения во всех видах искусств. Он превратил кубизм в эстрадный танец, он про­пагандировал шумовую музыку футуристов (чисто итальянские про­блемы которого ему не хочется обобщать) во всех странах Европы. Слово «Дада»указывает также на интернациональность движения, не связанного ни религиями, ни границами, ни профессиями. Дада — интернациональное выражение той эпохи, великая фронда художе­ственных движений, художественное отражение всех этих начина­ний, конгрессов в защиту мира, потасовок на овощных рынках, ужи­нов на Эспланаде etc, etc. Дада желает использования нового матери­ала в живописи. Дада — это клуб, основанный в Берлине, в который можно вступить, не беря на себя никаких обязательств. Здесь — каждый

447

председатель и каждый может сказать свое слово, когда речь идет о художественных проблемах. Дада — не повод для осуществле­ния честолюбивых замыслов некоторых литераторов (как хотелось бы думать нашим врагам). Дада — способ мышления, проявляющий­ся в любом разговоре, так, что можно сказать: этот — дадаист, тот — нет; клуб Дада имеет поэтому своих членов во всех частях света, и в Гонолулу, и в Новом Орлеане, и в Мезеритце. Быть дадаистом — зна­чит при других обстоятельствах быть больше купцом, партийцем, чем художником (и только случайно быть художником). Быть дадаи­стом — значит давать вещам овладеть собой, быть противником отло­жения солей. Просидеть лишь мгновенье на стуле — значит подверг­нуть жизнь опасности (мастер Венго уже вынул револьвер из карма­на брюк). Ткань под рукой рвется. Жизни, которая посредством отрицания стремится стать возвышенней, говорят — да! Говорить «да» значит говорить «нет»: потрясающий фокусник бытия окрыляет нервы истинного дадаиста — так он лежит, так он мчится, так он едет на велосипеде — Полупантагрюэль, Полуфрансиск, и хохочет, хохо­чет. Он против эстетически-этической установки! Против теории ли­тературных глупцов, взявшихся переделать мир! За дадаизм в лите­ратуре и живописи, за дадаистские события в мире. Быть против это­го манифеста — значит быть дадаистом!

1918

ХАУСМАН и другие

Что такое дадаизм и какие цели он ставит

(Хаусман, Хюлъзенбек, Голишефф)

Источник: Называть вещи своими именами.

Программные выступления мастеров западноевропейской

литературы.— М. Прогресс, 1986.— С. 318-323.

Дадаизм требует:

1. Международного революционного объединения всех твор­ческих и думающих людей во всем мире на основе радикального ком­мунизма.

2. Ведение прогрессивной безработицы путем всеобъемлющей механизации любой деятельности. Только по введении безработицы каждый получит возможность понять, что такое истина, и приучить себя к сопереживанию.

3. Немедленной экспроприации собственности (социализации) и введения коммунистического питания для всех, а также создания городов и парков, освещенных электричеством, которые создадут свободного человека.

Центральный совет выступает за:

а) введения ежедневного питания для всех творческих и дума­ющих людей на Потсдамской площади (Берлин);

448

б) обязательство всех священнослужителей и преподавателей в выполнении дадаистических догматов;

в) беспощадную борьбу со всеми направлениями, представ­ляемыми так называемыми интеллектуальными рабочими (Хиллер, Адлер) с их скрытой буржуазностью, борьбу с экспрессиониз­мом и постклассическим образованием, тем, которое представлено «Штурмом»;

г) немедленное строительство Государственного Дворца ис­кусств и отмену всех понятий владения в новом искусстве (экспрес­сионизм), понятие владения абсолютно исключается в надындиви­дуальном движении дадаизма, освобождающем всех людей;

д) введение в качестве коммунистической государственной молитвы общего для всех симультанного стихотворения;

е) передачу церквей для декламации бруитских и симультанных стихотворений;

ж) создание дадаистской комиссии по переустройству жизни в каждом городе, превышающем 50 000 жителей;

з) незамедлительное проведение грандиозной дадаистской пропаганды на 150 аренах для просвещения пролетариата;

и) контроль всех законов и предписаний Центральным дадаистским советом мировой революции;

к) незамедлительное урегулирование всех сексуальных от­ношений в интернационально-дадаистском смысле посредством создания центрального дадаистского управления по вопросам

пола.

Дадаистский революционный Центральный совет.

Немецкое отделение: Хаусман, Хюльзенбек, Голишефф

1919

ГОЛЛЬ ИВАН

Манифест сюрреализма

Художественное произведение должно создавать

сверхреалъную реальность. Лишь это поэзия.

И. Г.

Реальность — основа любого великого искусства. Без нее нет жизни, нет субстанции. Реальность — это почва у нас под ногами и небо над головой.

Природа — источник любого художественного творения.

Кубисты в своих начинаниях поклонялись простейшим, ни­чтожным предметам и доходили до того, что наклеивали на полотна кусочки раскрашенной бумаги, игральные карты или этикетки спи­чечных коробков, нисколько не изменяя их.

Из такого перенесения действительности на более высокий художественный уровень возник сюрреализм.

449

Сюрреализм — концепция, вызванная к жизни Гийомом Аполлинером. Если мы обратимся к его творчеству, мы найдем там те же элементы, что и в произведениях первых кубистов. Слова повсед­невной жизни заключают в себе странную магию — с ними, с первич­ной материей языка, работал он.

Макс Жакоб рассказывает, что однажды Аполлинер всего лишь записал предложения и слова, которые он услышал на улице, и сделал из них стихотворение.

С одним лишь этим элементарным материалом он создавал по­этические образы. Сегодня образ — пробный камень хорошей по­эзии. Быстрота ассоциаций в промежутке между первым впечатле­нием и окончательным его выражением определяет качество образа.

Первый поэт земли определил: «Небо — голубое». Позднее другой сделал открытие: «Твои глаза голубые, как небо». Потом мно­го, много лет спустя отважились сказать: «У тебя небо в глазах». Со­временный поэт написал бы: « У тебя глаза неба!». Самые прекрасные образы — те, что самым прямым и быстрым путем соединяют эле­менты действительности, далеко отстоящие друг от друга.

Так образ стал излюбленным атрибутом современной поэзии. До начала XX века слух определял качество стихотворения: ритм, звучание, интонация, размер — все для слуха. С 20-х годов торжест­вует зрение. Мы живем в век кино. Все больше и больше изъясняем­ся визуальными знаками. Быстрота сегодня определяет качество.

Искусство получает жизнь и человеческую природу. Сюрреа­лизму как выражению нашей эпохи свойственны характеризующие ее симптомы. Он выражает себя непосредственно, интенсивно, он от­вергает средства, опирающиеся на абстрактные понятия из вторых рук: логику, эстетику, грамматические эффекты, игру слов.

Сюрреализм не удовлетворяется тем, чтобы быть средством выражения какой-то одной группы в какой-то одной стране: он ин­тернационален. Все измы, расколовшие Европу, вберет он в себя и от каждого возьмет жизненно важный элемент.

Сюрреализм — далеко идущее движение нашей эпохи. Он оз­начает оздоровление, и он отразит все тенденции к разрушению и за­болеванию, появляющиеся везде, где идет процесс созидания.

Развлекательное искусство, легкий балет и мюзикл, щекочу­щее нервы, картинное искусство, искусство эгоистическое, фриволь­ное и декадентское перестанет вскоре забавлять поколение, искав­шее забвения после войны.

А подделка под сюрреализм, измышляемая некоторыми экс-дадаистами, чтобы озадачить бюргера, исчезнет с горизонта. Она провозглашает «всевластие сна» и называет Фрейда новой музой. Как будто учение Фрейда возможно перенести в мир поэзии! Не на­зывается ли это перепутать психиатрию с искусством

450

Ее психический механизм, базирующийся на сне и равнодуш­ной игре мысли, никогда не сможет разрушить наш психический ор­ганизм. Потому что последний учит нас, что реальность всегда права, что жизнь истиннее, чем мысль.

Наш сюрреализм вновь открывает природу, изначальные ощущения человека и пытается творить с помощью нового художе­ственного материала.

1924

ХАБЕРМАС ЮРГЕН

Модерн — незавершенный проект

(Речь по случаю вручения премии имени Адорно,

учрежденной городом Франкфурт-на-Майне за 1980 г.

Перевод сделан по тексту, опубликованному в:

Wege aus der Moderne: Schlusseltexte der Postmoderne-Diskussion.

Hrsg. von W. Welsch. Weinheim, 1988, S. 177—192.)

Источник: Вопросы философии.— 1992.— № 4.— С. 40-44.

На венецианское биеннале пускают теперь не только художников и киношников, но и архитекторов. Реакцией на это первое архитектур­ное биеннале было разочарование. Участники выставки являли со­бой авангард наоборот: под девизом «Современность прошлого»они принесли в жертву традицию модерна, уступающего место новому историзму: «Молчанием обходится то обстоятельство,.что модерн питался соками полемики с прошлым, что Фрэнк Ллойд Райт немыс­лим без Японии, как Ле Корбюзье, без античности и средиземномор­ских построек, а Мис ван дер Роэ — без Шинкеля и Беренса». Таким комментарием критик газеты «Франкфурте Альгемайне Цайтунг», подкрепляет свой тезис, значение которого — как диагноза эпохи — выходит за рамки повода, по какому он был высказан: «Постмодерн оказывается на поверку сугубым антимодерном».

Этот приговор относился к эмоциональному течению, проник­шему в поры всех интеллектуальных сфер и породившему теории «постпросвещения», «постмодерна», «постистории» и т.п., короче, вызвавшему к жизни новый консерватизм. На другом полюсе стоит Адорно и все его творчество.

Адорно настолько предан духу модерна, что уже в попытке от­личить аутентичный модерн от простого модернизма он видит аффек­тированный ответ на выпады модерна. В связи с этим будет, думается, вполне уместным облечь мою благодарность за присуждение премии имени Адорно в форму размышлений о том, как сегодня обстоят дела с сознанием модерна. В самом ли деле модерн так pass, так устарел, как твердят сторонники постмодерна Или же на всех углах рекламируе­мый постмодерн, в свою очередь, только phony, туфта А может быть, постмодерн — просто лозунг, а за ним незаметно сгущаются настрое­ния, родственные тем негативным эмоциям, которые с середины XIX столетия возбуждал против себя культурный модерн

451

Старые и новые

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.