WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

Из пуританской литературы можно извлечь любое количество при­меров того, как осуждалась жажда богатства и материальных благ, и противопоставить их значительно более наивной по своему характе­ру этической литературе средневековья. И все эти примеры свиде­тельствуют о вполне серьезных предостережениях; дело заключает­ся, однако, в том, что подлинное их этическое значение и обусловлен­ность выявляются лишь при более внимательном изучении этих свидетельств. Морального осуждения достойны успокоенность и до­вольство достигнутым, наслаждение богатством и вытекающие из этого последствия - бездействие и плотские утехи — и прежде всего ослабление стремления к «святой жизни». И только потому, что соб­ственность влечет за собой эту опасность бездействия и успокоенно­сти, она вызывает сомнения. Ибо «вечный покой»ждет «святых» в по­тустороннем мире, в земной жизни человеку, для того чтобы уве­риться в своем спасении, должно делать дела пославшего его, доколе есть день. Не бездействие и наслаждение, а лишь деятельность слу­жит приумножению славы Господней согласно недвусмысленно вы­раженной воле Его. Следовательно, главным и самым тяжелым гре­хом является бесполезная трата времени. Жизнь человека чрезвы­чайно коротка и драгоценна, и она должна быть использована для «подтверждения»своего призвания. Трата этого времени, на свет­ские развлечения, «пустую болтовню» роскошь даже не превышаю­щий необходимое время сон - не более шести, в крайнем случае вось­ми часов — морально совершенно недопустима. Здесь еще не вошло в употребление изречение «время - деньги», которое нашло себе место в трактате Бенджамина Франклина, однако в духовном смысле эта идея в значительной степени утвердилась; время безгранично доро­го, ибо каждый потерянный час труда отнят у Бога, не отдан приумно­жению славы Его. Пустым, а иногда даже вредным занятием счита­ется поэтому и созерцание, во всяком случае тогда, когда оно осуще­ствляется в ущерб профессиональной деятельности. Ибо созерцание

378

менее угодно Богу, чем активное выполнение его воли в рамках своей профессии. К тому же для занятий такого рода существует воскресе­нье. По мнению Бакстера, люди, бездеятельные в своей профессии, «не находят времени и для Бога, когда приходит час Его».

Все основное произведение Бакстера пронизывает настой­чивая, подчас едва ли не страстная проповедь упорного, постоянно­го физического или умственного труда. В этом обнаруживается вли­яние двух мотивов. Прежде всего труд издавна считался испытан­ным аскетическим средством, в качестве такового он с давних пор высоко ценился церковью Запада в отличие не только от Востока, но и от большинства монашеских уставов всего мира. Именно труд слу­жит специфической превентивной мерой против всех тех - доста­точно серьезных — искушений, которые пуританизм объединяет по­нятием «unclean life» (нечистой жизни— англ.). Ведь сексуальная ас­кеза пуританизма отличается от монашеской лишь степенью, а не основополагающим принципом, а поскольку она простирается и на брачную жизнь, то сфера ее действия более обширна. Ибо половая жизнь в браке также допустима лишь как угодное Богу средство для приумножения славы Его согласно завету: «Плодитесь и множи­тесь». В качестве действенного средства против соблазнов плоти предлагается то же, что служит для преодоления религиозных со­мнений и изощренного самоистязания: наряду с диетой, раститель­ной пищей и холодными ваннами предписание: «Трудитесь в поте лица своего на стезе своей».

Однако труд выходит по своему значению за эти рамки, ибо он как таковой является поставленной Богом целью всей жизни чело­века. Слова апостола Павла: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь»— становятся общезначимым и обязательным предписанием. Нежелание работать служит симптомом отсутствия благодати.

Здесь отчетливо обнаруживается отличие от средневекового отношения к этой проблеме...

С.189-191.

Квакерская этика также требует, чтобы профессиональная дея­тельность человека являла собой последовательное аскетическое воспитание добродетели, испытание его избранности; избранность воплощается в добросовестности, которая в свою очередь находит свое отражение в тщательном и методичном выполнении своих профессиональных обязанностей. Не труд как таковой, а лишь ра­циональная деятельность в рамках своей профессии угодна Богу. В пуританском учении о профессиональном призвании ударение делается всегда на методическом характере профессиональной ас­кезы в отличие от интерпретации Лютера, который рассматривает профессиональную деятельность как покорность своей предрешенной

379

Богом участи. Поэтому пуританское учение не только реши­тельно высказывается в пользу сочетания нескольких callings при условии, что это будет способствовать общему и собственному благу и никому не принесет ущерба и что такое сочетание разных профес­сий не приведет к недобросовестному (unfaithful) выполнению сво­их обязанностей в рамках одной из них, но пуритане отнюдь не счи­тают достойной порицания и перемену профессии, если только это не совершается легкомысленно и проистекает из желания заняться более угодной Богу — что, исходя из обшей принципиальной на­правленности пуританства, означает более полезной — деятельно­стью.

И еще одно, и это самое важное: полезность профессии и, сле­довательно, ее угодность Богу в первую очередь определяются с нравственной точки зрения, затем степенью важности, которую производимые в ее рамках блага имеют для «всего общества», одна­ко в качестве третьего и практически безусловно наиболее важного критерия выступает ее «доходность». Ибо если Бог, перст которого пуританин усматривает во всех обстоятельствах своей жизни, представляет кому-нибудь из своих избранников какой-либо шанс для извлечения прибыли, то он совершает это, руководствуясь вполне определенными намерениями. И верующий христианин должен следовать данному указанию свыше и использовать предо­ставленную ему возможность. «Если Бог указует вам этот путь, сле­дуя которому вы можете без ущерба для души своей и не вредя дру­гим, законным способом заработать больше, чем на каком-либо ином пути, и вы отвергаете это и избираете менее доходный путь, то вы тем самым препятствуете осуществлению одной из целей вашего призвания (calling), вы отказываетесь быть управляющим (steward) Бога и принимать дары его для того, чтобы иметь возможность упо­требить их на благо Его, когда Он того пожелает. Не для утех плоти и грешных радостей, но для Бога следует вам трудиться и богатеть». Богатство порицается лишь постольку, поскольку оно таит в себе искушение предаться лени, бездеятельности и грешным мирским наслаждениям, а стремление к богатству — лишь в том случае, если оно вызвано надеждой на беззаботную и веселую жизнь. В качестве же следствия выполнения профессионального долга богатство мо­рально не только оправдано, но даже предписано. Об этом как будто прямо говорится в притче о рабе, который впал в немилость за то, что не приумножил доверенную ему мину серебра. Желание быть бедным было бы равносильно, как часто указывается, желанию быть больным и достойно осуждения в качестве проявления синергизма, наносящего ущерб славе Божьей. Что же касается нищенствования, которому предается человек, способный работать, то это не только грех бездеятельности, но и, по словам апостола, нарушение завета любить ближнего своего.

380

Подобно тому как акцентирование аскетического значения по­стоянной профессии служит этической идеализации современной профессиональной специализации, так провиденциальное истолко­вание стремления к наживе служит идеализации делового человека. Аскетически настроенным пуританам в равной степени претит как аристократическая небрежность знати, так и чванство выскочек. Полное этическое одобрение встречает трезвый буржуа — self made-man (человек, всем обязанный себе — англ.). Слова «God blesseth his trade»( Да благословит Бог дела его — англ.) — принятое пожелание в адрес тех «святых» которые добивались успеха, следуя божествен­ным предписаниям. С точки зрения пуританина, контролировавшего по совету Бакстера свою избранность посредством сравнения своего душевного состояния с душевным состоянием библейских героев и толковавшего при этом библейские изречения «как параграфы су­дебника» в том же направлении действовала вся мощь ветхозавет­ного Бога, который награждал своих избранных за их благочестие еще в этой жизни.

С.197-198.

Подводя итог сказанному выше, мы считаем возможным утверж­дать, что мирская аскеза протестантизма со всей решительностью отвергала непосредственное наслаждение богатством и стремилась сократить потребление, особенно когда оно превращалось в излише­ства. Вместе с тем она освобождала приобретательство от психоло­гического гнета традиционалистской этики, разрывала оковы, огра­ничивавшие стремление к наживе, превращая его не только в закон­ное, но и в угодное Богу (в указанном выше смысле) занятие. Борьба с плотью и приверженностью к материальным блатам была, как наря­ду с пуританами настойчиво подчеркивает и великий апологет ква­керского учения Барклей, борьбой не с рациональным приобрета­тельством, а с иррациональным использованием имущества. Оно прежде всего находило свое выражение в привязанности к показной роскоши (проклинаемой пуританами в качестве обожествления ру­котворного), столь свойственной феодальной жизни, тогда как Богу угодно рациональное и утилитарное использование богатства на благо каждого отдельного человека и общества в целом.

Аскеза тре­бовала от богатых людей не умерщвления плоти, а такого употребле­ния богатства, которое служило бы необходимым и практически по­лезным целям. Понятие «comfort» характерным образом охватывает круг этих этически дозволенных способов пользования своим иму­ществом, и, разумеется, не случайно связанный с этим понятием строй жизни прежде всего и наиболее отчетливо обнаруживается у самых последовательных сторонников этого мировоззрения, у ква­керов. Мишурному блеску рыцарского великолепия с его весьма

381

шаткой экономической основой и предпочтением сомнительной эле­гантности трезвой и простой жизни они противопоставляли в каче­стве идеала уют буржуазного «home»(дома — англ.) с его безупреч­ной чистотой и солидностью.

Борясь за производительность частнохозяйственного богатст­ва, аскеза ратовала как против недобросовестности, так и против ин­стинктивной жадности, ибо именно ее она порицала как «covetousness», «мамонизм» и т. п., другими словами, против стремления к бо­гатству как самоцели. Ибо имущество само по себе, несомненно, является искусом. Однако тут-то аскеза превращалась в силу, «что без числа творит добро, всему желая зла»(Гете. Фауст. Перев. Б. Л. Пастернака.— М., 1953.— С. 90. — Прим. перев.) (зло в ее понимании -это имущество со всеми его соблазнами). Дело заключалось не только в том, что в полном соответствии с Ветхим Заветом и с этической оценкой «добрых дел» эта сила видела в стремлении к богатству как самоцели вершину порочности, а в богатстве как результате профес­сиональной деятельности — Божье благословение; еще важнее было другое: религиозная оценка неутомимого, постоянного, систематиче­ского мирского профессионального труда как наиболее эффективно­го аскетического средства и наиболее верного и очевидного способа утверждения возрожденного человека и истинности его веры неми­нуемо должна была служить могущественным фактором в распрост­ранении того мироощущения, которое мы здесь определили как «дух капитализма». Если же ограничение потребления соединяется с вы­свобождением стремления к наживе, то объективным результатом этого будет накопление капитала посредством принуждения к аске­тической бережливости. Препятствия на пути к потреблению нажи­того богатства неминуемо должны были служить его производитель­ному использованию в качестве инвестируемого капитала. Конечно, степень этого воздействия не может быть исчислена в точных циф­рах. В Новой Англии эта связь ощущается очень сильно, она не ус­кользнула от взора такого выдающегося историка, каким является Джон Доил. Однако и в Голландии, где действительное господство кальвинизма продолжалось лишь семь лет, простота жизненного ук­лада, утвердившегося в подлинно религиозных кругах, привела при наличии громадных состояний к ярко выраженному импульсу на­копления капитала.

С. 200-201.

Повсюду, где утверждалось пуританское мироощущение, оно при всех обстоятельствах способствовало установлению буржуазного рационального с экономической точки зрения образа жизни, что, ко­нечно, имеет неизмеримо большее значение, чем простое стимули­рование капиталовложений. Именно пуританское отношение к жизни

382

было главной опорой этой тенденции, а пуритане — ее единствен­но последовательными сторонниками. Пуританизм стоял у колыбе­ли современного «экономического человека».

...религия неминуемо должна порождать как трудолюбие (industry — лат.), так и бережливость (frugality), а эти свойства в свою очередь обязательно ведут к богатству. Там же, где увеличива­ется богатство, создается благодатная почва для гордыни, страстей и привязанности к мирским радостям жизни во всех их разновидно­стях. Как же можно рассчитывать на то, что методизм, эта религия сердца, сохранит свой первоначальный облик, пусть даже теперь эта религия подобна древу с пышной листвой Повсеместно методисты становятся прилежными и бережливыми. Их имущество, следова­тельно, растет. Вместе с тем растут и их гордыня, страсти, любовь к плотским мирским утехам и высокомерие. В результате этого сохра­няется лишь форма религии, но дух ее постепенно исчезает. Неуже­ли же нет такого средства, которое могло бы предотвратить этот не­прекращающийся упадок чистой религии Мы не можем препятство­вать тому, чтобы люди были радивыми и бережливыми. Мы обязаны призывать всех христиан к тому, чтобы они наживали столько, сколько можно, и сберегали все, что можно, то есть стремились к бо­гатству. (За этим следует увещевание, чтобы «наживающие сколько могут и сберегающие сколько могут» были готовы и «отдать все, что могут», дабы сохранить милосердие Господне и скопить сокровища на небесах.)

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.