WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

совершенно бессознательно, выбирает себе среди этих личин ту, что ему больше всего подходит, то есть наиболее соответствует его собственным наклонностям этого плана, так что можно сказать, что маска, будто бы призванная скрывать подлинное лицо индивида, на самом деле выставляет напоказ его внутреннюю суть, которую он обычно вынужден скрывать. Уместно заметить —и замечание это по­служит уточнением вопроса, — что здесь мы имеем дело со своего ро­да пародией на «обращение» которое, как мы в свое время объяснили, происходит на определенном этапе инициационного процесса; с паро­дией и поистине «сатанинским кривляньем», ибо здесь это «обращение» направлено не в сторону духовности, а, напротив, в сторону са­мых низменных наклонностей человека. (В некоторых традиционных цивилизациях были установлены специальные периоды, во время которых, по аналогичным причинам, допускалось свободное появле­ние «блуждающих духов»причем, разумеется, принимались все не­обходимые меры предосторожности, духи эти в космическом плане естественным образом соответствуют низшим слоям человеческой психики, о которых мы только что упомянули; учитывая все это, не­трудно понять, что и сам маскарад можно в каком-то смысле рассма­тривать как проявление «ларв»или злокозненных призраков).

Завершая эту заметку, добавим, что праздники подобного рода все более хиреют и уже едва возбуждают интерес толпы именно пото­му, что они полностью утратили свой смысл. Может ли, в самом деле, идти речь об «ограничении» беспорядка или о заключении его в строго определенные рамки теперь, когда он распространился повсюду и по­степенно проявляется во всех сферах человеческой деятельности

Таким образом, почти полное исчезновение этих праздников, ка­ковое можно было бы только приветствовать, если бы мы подходили к ним с чисто «эстетической» точки зрения, учитывая «безобразный» ха­рактер, который они принимают, — это исчезновение, повторяем, со­ставляет, напротив, если смотреть в суть вещей, тревожный симптом, поскольку оно свидетельствует о том, что разлад вторгся в самый ход су­ществования и стал до такой степени всеобщим, что мы, можно сказать, и в самом деле живем во времена непрерывного и зловещего карнавала.

Перевод Ю.Н. Стефанова

ГЕНОН РЕНЕ

Влияние исламской цивилизации на Европу

(Gunon R. L'influence de la civilisation islamique sur I'Europe.—

«Etudes traditionnelles»1950, N 12.)

Источник: Вопросы философии. — 1991.— № 4.— С. 54—57.

Большинство европейцев неспособно ни в должной мере оценить всю важность вклада, полученного ими от исламской цивилизации, ни осмыслить суть этих заимствований, а кое-кто не имеет обо всем

314

этом даже приблизительного понятия. Подобное положение дел объ­ясняется тем, что исторические дисциплины, в том виде, в каком они преподаются, привыкли не только произвольно истолковывать фак­ты, но и намеренно искажать их. Эта система образования кичится своим пренебрежительным отношением к исламской цивилизации и старается при каждом удобном случае умалить ее заслуги. Курсы истории, читаемые в европейских университетах, ни в коей мере не отражают влияния, о котором идет речь. То, что следовало бы всяче­ски распространять как в устной, так и в письменной форме, систе­матически замалчивается, особенно когда речь идет о наиболее важ­ных исторических проблемах.

Общеизвестно, например, что Испания в течение нескольких ве­ков жила по законам Ислама, однако никогда не говорится, что так об­стояло дело и в других областях Европы, скажем, в Сицилии и южной части теперешней Франции. В прошлом это умолчание еще можно бы­ло как-то объяснить наличием определенных религиозных предрас­судков. Но что сказать о современных историках, в большинстве своем людях безрелигиозных, а то и противниках любой религии, когда они спешат подхватить лживые домыслы своих предшественников

Причины всего этого следует искать в гордыне и самомнении европейцев, мешающих им осознать всю важность вклада, получен­ного с Востока.

Поразительнее всего в этом отношении то, что они мнят себя прямыми наследниками эллинской цивилизации, хотя факты пол­ностью опровергают подобные притязания. История со всей очевид­ностью установила, что греческая наука и философия дошли до ев­ропейцев через мусульманских посредников. Иначе говоря, духов­ное наследие эллинов было воспринято Европой лишь после того, как его серьезнейшим образом изучили и усвоили на Ближнем Востоке; не будь исламских ученых и философов, европейцы еще долго пре­бывали бы в полном незнании этого наследия, а может быть, так ни­когда и не познакомились бы с ним.

Следует заметить, что речь здесь идет о влиянии исламской цивилизации в целом, а не только ее арабской ветви, как это нередко понапрасну утверждается. Ведь большинство из тех, кто служил проводником этого влияния на Западе, не принадлежало к арабской расе и пользовалось арабским языком лишь вследствие того, что приняло религию Ислама.

Поскольку мы упомянули об арабском языке, приведем еще одно доказательство распространения мусульманского влияния на Западе: оно заключается в куда более широком, чем принято счи­тать, заимствовании арабских терминов и корней, которые вошли почти во все европейские языки и используются вплоть до тепереш­него дня, хотя большинство европейцев и не подозревают об их истинном

315

происхождении. А поскольку слова являются не чем иным, как переносчиками идей и средством передачи мыслей, нетрудно по­нять, что этот факт свидетельствует о передаче самих исламских идей и понятий.

Обширное влияние исламской цивилизации явственно ощу­щалось во всех областях жизни, в науке, в искусствах, философии и т.д. В свое время важнейшим оплотом и основным центром распрост­ранения этой цивилизации была Испания. В наши намерения не вхо­дит ни разбор каждой из данных проблем, ни определение размаха исламской цивилизации, мы хотели бы только указать на некоторые факты, представляющиеся нам особенно важными, хотя важность эту способны осознать лишь немногие из наших современников.

Возьмем проблему наук — как естественных, так и математи­ческих. Можно с уверенностью сказать, что некоторые из естествен­ных отраслей знания были в полном объеме заимствованы Европой у исламской цивилизации. Химия, например, до сих пор сохранила свое арабское наименование, восходящее, как известно, к древнему Египту, несмотря на то, что первоначальный и углубленный смысл этой науки стал совершенно недоступен нашим современникам и, можно сказать, навсегда утрачен для них.

Или астрономия. Соответствующие ей технические термины во всех европейских языках по большей части свидетельствуют об их арабском происхождении; названия большинства небесных тел тоже звучат по-арабски в устах астрологов всего мира. Это объясня­ется тем, что труды античных астрономов, таких как Птолемей Александрийский, стали известны в Европе только благодаря араб­ским переводам и сочинениям их мусульманских последователей. Столь же легко можно было доказать, что большинство географиче­ских знаний, касающихся наиболее отдаленных краев Азии или Аф­рики, долгое время добывалось исключительно арабскими путеше­ственниками, посещавшими эти края; подобные факты можно умно­жать до бесконечности.

Относительно многих изобретений, являющихся всего-навсе­го прикладной стороной естественных наук, можно сказать, что и они попадали в Европу через мусульманских посредников; достаточно вспомнить хотя бы о знаменитых водяных часах, подаренных Карлу Великому халифом Харуном эль-Рашидом.

Что же касается математических наук, то им в этой связи сле­дует уделить особое внимание. Дело в том, что данные, относящиеся к этой обширной области знания, полученные на Западе от арабской цивилизации, происходили не только из древнегреческих, но и из ин­дийских источников. Греки, как известно, особенно преуспели в раз­витии геометрии, так что даже арифметика у них была прежде всего связана с рассмотрением соответствующих геометрических фигур.

316

Предпочтение, отдаваемое, геометрии, особенно ясно видно на при­мере Платона. Существует, однако, раздел математики, родствен­ный арифметике, который, в противоположность остальным ее раз­делам, неизвестен в европейских языках под греческим названием по той причине, что сами древние греки не имели о нем понятия. Раз­дел этот именуется алгеброй и берет свое начало в Индии, а его араб­ское название ясно показывает, каким образом он попал на Запад.

Еще один факт, который, несмотря на его меньшее значение, будет уместно здесь привести, послужит лишним подтверждением всего вышесказанного: употребляемые европейцами цифры повсю­ду известны под именем арабских, на самом же деле они индийского происхождения, поскольку знаки нумерации, использовавшиеся арабами, были не чем иным, как буквами их алфавита.

Перейдя от наук к искусствам, заметим, что многие из идей, по­рожденных мусульманскими писателями и поэтами, развивались в свое время и в европейской литературе, причем иные из западных ав­торов не гнушались простым подражанием. Следы исламского влия­ния можно проследить и в архитектуре, причем особенно отчетливо они проявляются в средние века; так стрельчатый, или готический свод, давший название целому архитектурному стилю, несомненно берет свое начало из арабской архитектуры, хотя многочисленные на­думанные теории стараются всячески опровергнуть эти истины. Тео­рии эти противоречат традиции самих европейских строителей, ут­верждающей, что их знания были получены ими с Ближнего Востока.

Эти знания, носившие тайный характер, облекали их искусст­во символическим смыслом; они были тесно связаны с наукой чисел и неизменно возводились к тем зодчим, которые строили храм царя Соломона.

Каково бы, впрочем, ни было происхождение этих знаний, они не могли попасть в Европу иначе, чем через посредство мусульман­ского мира. По этому поводу уместно заметить, что члены зодческих корпораций, придерживавшихся специальных обрядов, ощущали и именовали себя «чужаками» даже находясь в своей родной стране, и это само их название сохранилось до наших дней, хотя происхож­дение его покрыто мраком и понятно лишь узкому кругу людей,

В этом беглом изложении следовало бы особо упомянуть еще одну область — область философии, в которой исламское влияние было в средние века столь значительным, что ни один из ярых противников Востока не смог бы отрицать его силу. Можно со всей уверенностью ска­зать, что в ту пору в Европе не существовало иных путей знакомства с греческой философией: бывшие тогда в ходу латинские переводы Пла­тона и Аристотеля делались не непосредственно с греческих оригина­лов, а с арабских переводов, к которым прилагались комментарии тог­дашних мусульманских философов, таких как Аверроэс, Авиценна и т.д.

317

Средневековая философия, известная под именем схоласти­ки, делилась на мусульманскую, иудейскую и христианскую. Но именно мусульманская ее отрасль являлась истоком двух осталь­ных, и в особенности иудейской, которая процветала тогда в Европе на основе арабского языка, как о том можно судить, например, по важнейшим трудам Мусы ибн-Маймуна, вдохновившим последую­щую иудейскую философию на целые столетия, вплоть до Спинозы, у которого еще прослеживаются некоторые идеи ибн-Маймуна.

Вряд ли необходимо продолжать перечисление подобных фактов, известных каждому, кто хоть сколько-нибудь знаком с исто­рией философии. Предпочтительней напоследок обратить внимание на вещи совершенно иного порядка, абсолютно неизвестные совре­менникам, особенно европейцам, тогда как с нашей точки зрения они представляют куда больший интерес, нежели все внешние познания в области науки и философии. Мы имеем в виду эзотеризм вкупе со всем, что к нему относится и из него проистекает, образуя совокуп­ность наук, не имеющих ничего общего с теми, что известны людям современности.

В сущности, в теперешней Европе не сохранилось ничего, что могло бы напомнить об этих науках; более того. Запад и понятия не имеет об истинных знаниях, каковыми являются эзотеризм и его аналогии, тогда как в Средние века все обстояло совершенно иначе; в данной области, как и в других, исламское влияние сказывалось в ту пору самым ясным и очевидным образом. Следы этого влияния легко прослеживаются в тех многозначных произведениях, чья ис­тинная цель не сводится к чисто литературным упражнениям.

Некоторые из европейских исследователей, занимающиеся, в частности, изучением Данте, начинают догадываться о подлинной природе его творчества, не поднимаясь, однако, до полного его ос­мысления. Несколько лет назад испанский ориенталист Мигель Асин Паласиос опубликовал исследование о мусульманских влия­ниях на творчество Данте, в котором показал, что многие из символов и выражений, использованных поэтом, уже употреблялись до него такими мусульманскими эзотеристами, как Мухиддин ибн-Араби; к сожалению, в этом исследовании не выявлена вся важность подоб­ной символики. Недавно скончавшийся итальянский писатель Луид­жи Валли, попытавшийся чуть глубже вникнуть в творчество Данте, пришел к заключению, что символическими средствами, заимство­ванными из персидской и арабской эзотерической поэзии, пользо­вался отнюдь не только этот поэт: многие из его литературных совре­менников и соотечественников были членами тайной организации, носившей название «Fidei d'Amoze», а сам он являлся одним из ее ру­ководителей. Но когда Луиджи Валли сделал попытку прояснить смысл их «тайного языка» ему оказалось не под силу раскрыть подлинный

318

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.