WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |

Если мы, после всего сказанного, проследим то, что происхо­дит, начиная с художественного творчества и оканчивая художест­венным наслаждением, то получим целый ряд очень сложных опера­ций, которые будут иметь такой смысл: художник известным соче­танием материальных предметов и явлений создает нечто, вполне отвечающее его представлениям. Зрители, слушатели, словом — публика получает от создания художника впечатления, и, сравнивая

174

вызванные им представления с теми, какие она уже носит в себе, чувствует или не чувствует себя удовлетворенной, смотря по тому, отвечает ли произведение ее представлениям и в какой мере.

В этом смысле, мир искусства есть одна из величайших побед человека над окружающим: художественные создания — плод по­дробного знакомства человека с обстановкой и ее законами, без чего нельзя и помышлять о сочетаниях фактов, с целью произвести изве­стное впечатление и вызвать известные представления. Мы иной раз небрежно перебегаем глазами от одной картины и статуи к другой, скользим, перелистывая, по лучшим литературным произведениям; а какое было нужно громадное накопление знания и опытов, в тече­ние многих тысячелетий, чтоб довести, не говорю уж целую литера­туру или целую школу живописи, музыки и т. д., а самомалейший стих или самую нехитрую музыкальную пьесу, самую несложную картину до того художественного совершенства, до которого дошли люди в наше время. Теперь нам кажется простым и легким писать порядочными стихами или взять кисть, натянуть полот но, наложить краски на палитру и написать картину; но пройдем мыслью весь путь, которым люди дошли до того, что это стало легко и просто, и нам придется повторить все ступени теоретического и практического знания, которые род человеческий прошел с величайшими усилия­ми, трудами и колебаниями от начала до нашего времени. Вспомним, сколько усилий, ума и замечательного таланта потрачено русскими художниками, писателями, музыкантами, чтоб только выучиться писать русские предметы и русские стихи, чтоб овладеть русскими мотивами. Какой же громадный труд нужен был, чтоб создать целый мир искусства! Ведь сделанное у нас — капля в море, в сравнении с тем, что сделано человеческим родом для живописи, изящной литерату­ры, музыки и других отраслей искусства от их первых зачатков до нашего времени.

Что это был тяжкий труд, великий подвиг, видно из того, как люди неохотно шли на него сначала и как им тяжело было за него приниматься.

В древнейших преданиях сохранились следы какого-то непо­нятного нам теперь отвращения первобытного человека от художе­ственного творчества; такое же отвращение проявлялось и гораздо позднее, на памяти истории, в эпохи глубочайшего одушевления и нравственного перерождения людей. Это происходило, может быть, оттого, что наполнявшее душу человека еще не сложилось в определенное, ясное представление или представление уже сложи­лось, но человек еще не умел подыскивать и сочетать внешние фак­ты и явления так, чтоб они отвечали представлениям и вызывали их. Первый шаг на пути к художественному творчеству, по своей ново­сти, необычайности и крайней трудности, не мог не страшить людей,

175

не внушать им суеверной боязни. Но кроме того, замечается и другой мотив: то, что человек носил в своей душе, так владело всем его суще­ством, он до того им был проникнут, им жил, был в него погружен, что создавать его внешнее подобие казалось посягательством на святы­ню. Известно, что сильное чувство, разрешаясь в мысль или образ, теряет свою напряженность.

Первоначальной неумелости людей создавать во внешнем ми­ре образы, соответствующие представлениям, есть параллельные явления в другой области. Такая же неумелость справляться с окру­жающим лежит в основании философских воззрений Будды. Мир ис­полнен зла и страданий. Христианство указывает на дела любви и са­моотвержения как на средство исцеления. Европейцы, воспитанные на этом учении, приспособляют окружающий мир к своим потребнос­тям и нуждам16; буддизм не имеет никакого понятия о приноровлении окружающего мира к требованиям человека, о деятельном, преобра­зовательном отношении к этому миру. Поэтому он рекомендует чело­веку уйти в себя, стать совсем бесстрастным, нечувствительным к злу и страданиям. Нирвана, восточный квиетизм, восточный фата­лизм выражают беспомощность человека, неуменье его заставить природу и окружающий мир служить себе и своим нуждам17.

Другой мотив, внушавший отвращение к художественному творчеству и всякой внешней деятельности, — боязнь осквернить святыню чувства, ослабить его поднятую силу внешним образом, внешнею деятельностью, замечается при глубочайшей религиоз­ной восторженности и психическом сосредоточении сил. Художест­венное творчество, с этой точки зрения, есть огромный шаг вперед в отношениях человека к окружающему; создавая мир искусства, он подчиняет природу своим нуждам и требованиям, заставляет ее служить себе. Подобно тому, как он мало-помалу выучивается гото­вить себе пищу и запасать ее впрок, прикрываться от холода, жары и непогоды, защищаться от животных и людей, он выучивается со­здавать сочетания фактов и явлений, которые отвечают его пред­ставлениям и вызывают их в других. Сначала эти создания, разуме­ется, очень несовершенны, но мало-помалу, с успехами знания и опытности, они становятся все более и более совершенными и, на­конец, достигают виртуозности, которой мы изумляемся в произве­дениях великих мастеров. На этом пути, как и на всех других, посте­пенным совершенствованиям не видно конца, и то, что нам теперь кажется венцом художественного творчества, может через пятьсот, тысячу лет оказаться чуть не ребяческими опытами. Но с первых же шагов к художественному созданию человек открывает себе новые пути завоеваний в окружающем мире, и в этом, между прочим, за­ключается одна из причин великого образовательного значения ис­кусства.

176

Искусство, говорят нам, творит для человека новый мир. Это не иносказание, а совершенная правда, потому что оно создает мате­риальные предметы и явления, которые вызывают в людях такие же представления, как и сама жизнь, сама действительность. Рядом с действительным миром появляется другой мир, вовсе на него не по­хожий. Между ними только то общего, что оба вызывают одинаковые представления. При высоком развитии искусства обольщение быва­ет до того полное, что человек принимает художественное создание за самую действительность и наоборот: каждому случалось, наслаж­даясь впечатлением действительного предмета, чувствовать, что, только благодаря художественным созданиям, он выучился вполне ценить действительность. И в этом нельзя не признать важного обра­зовательного значения искусства. Создавая новый мир, соответству­ющий представлениям, оно выясняет их, а с ними и отношения дей­ствительного мира к нашим впечатлениям, до поразительной опре­деленности и точности. Искусство, наперерыв с наукой, выучивает нас смотреть и слушать правильно.

Мало того: создавая рядом с действительным миром другой мир, вызывающий одни с ним представления, искусство выводит нас из условий пространства и времени. Давно умерших мы видим как живых; то, чего мы никогда не видали и, может быть, никогда не уви­дим, мы узнаем со всей живостью непосредственного и личного зна­комства. Благодаря художественным созданиям, мы можем по про­изволу вызывать в себе живые представления тех или других пред­метов и явлений, которые в действительности отделены от нас громадными пространствами и целыми веками или которые когда-то существовали, но уже исчезли и более никогда не будут действовать на наши чувства.

Но как бы ни было велико обаяние художественных созданий, как бы их действие на нас ни совпадало с действием окружающего мира, не должно забывать ни на минуту, что произведения искусст­ва относятся только к нашим представлениям, только для них суще­ствуют и для них одних имеют смысл.

Помимо представлений художественные создания и не имеют художественного значения. Говоря об объективности в искусстве, о реальности художественных произведений, надо всегда помнить, что речь идет только о реальности и объективности условной, а имен­но, только по отношению к представлениям. Эта объективность и ре­альность всегда зависят от определенности, ясности представлений, от их характера и свойства. Этим объясняется, каким образом люди образованные и развитые могли сравнительно еще недавно наслаж­даться крайне несовершенными, по нашим понятиям, даже совсем безвкусными произведениями искусства, почему были возможны уклонения искусства в разные ложные направления — в аллегорию,

177

символизм, манерность и рутину. Человеку в художественных про­изведениях в конце концов всего дороже его собственные представ­ления, вызываемые, освежаемые, оживляемые внешними возбуж­дениями, и он невольно, сам того не замечая, переносит их в создания искусства. Объективная, реальная оценка дается страшно трудно, и вполне объективной она никогда не может быть и не будет. Только долгое развитие и опытность, образовавшаяся под влиянием самых разнообразных и противоречивых направлений и взглядов, более и бо­лее смягчает крайности и угловатости субъективной оценки; но ни­когда она не может быть исключена вполне и обратиться в исключи­тельно и чисто объективную, потому что самая почва художествен­ности — представление — не может быть вырвано из человека и перенесено в мир объективных явлений.

В ошибочном понятии об объективности художественных со­зданий лежит источник всех недоразумений и бесконечных споров об искусстве. Представление, к которому сходятся и из которого рас­ходятся все явления в области искусства, — это двуликий Янус, од­ною своею стороною обращенный к объективному миру, окружаю­щему человека, а другою к его ощущениям, чувствам, стремлениям, желаниям и движениям воли: их человек носит в себе, ими он живет; рядом с внешними возбуждениями, они служат источником его вну­тренней и внешней деятельности, а со всеми этими психическими состояниями и движениями представления связаны тысячью нитей.

Отношения представлений к внешним предметам и явлениям, создаваемым с целью вызвать и воспроизвести эти представления, — вот объективная, внешняя сторона искусства и художественного творчества; чувства и вообще душевные движения, возбуждаемые в нас произведениями искусства чрез представления, составляют внутреннюю, субъективную сторону художественных созданий и творчества. Все сказанное мною до сих пор об искусстве касалось только его внешней, объективной стороны. Оно дает удовлетворение или наслаждение особого рода, которое, явно или скрыто, сознатель­но или бессознательно, но непременно входит в художественное впе­чатление. Как бы ни была велика живость, реальная правда художе­ственного произведения, мы все же относимся к нему иначе, чем к са­мой реальной действительности. К впечатлению художественного произведения всегда примешивается ощущение, что мы имеем дело не с самой реальностью, а с более или менее совершенным ее подоби­ем. Таким образом, в художественном впечатлении непосредствен­ное чувство реальности осложняется и ослабляется другим чувством, ощущением сходства художественного произведения с действитель­ностью, которой впечатление оно в нас воспроизводит. Когда мы ви­дим на мастерской картине или на сцене страдания, мучительную смерть или порывы страсти, они не потрясают нас так, как если б то,

178

что мы видим, совершалось в действительности перед нашими глаза­ми. Мы потрясены, но вместе с тем и наслаждаемся поразительно верным воспроизведением реального события, тем, что картина или игра актера вызывают в нас те же представления, какие бы вызвала сама жизнь. Тайна художественного наслаждения всегда скрывается в этом ощущении, хотя мы редко отдаем себе в этом отчет.

Художественное наслаждение лежит на рубеже объективной и субъективной стороны искусства. Такое же серединное положение между ними занимают художественные идеалы. Реалисты в искус­стве их отвергают18; художники-идеалисты и философы отстаивают, ссылаются на то, что художественные произведения не рабские вос­произведения действительности и содержат в себе нечто такое, чего в ней нет. Это справедливо. Но, не довольствуясь этим, они идут дальше и выводят отсюда, что художественно прекрасное, художе­ственная красота существует как-то отдельно от действительности и реальности, вносится в нее художником извне, и потому говорят об искусстве для искусства, в противоположность реалистам, не при­знающим идеи красоты и требующим подчинения искусства разным положительным целям, требующим, чтоб оно приносило ту или дру­гую пользу. Эти бесконечные споры вытекали из ошибочных взгля­дов на объективную сторону искусства, общих и идеалистам, и реа­листам. Еще недавно считали возможным выделить эту сторону и на ней построить теорию искусства. Но мы теперь знаем, что оно не вос­производит объективного или реального мира, а только создает то, что вызывает в людях такие же представления, как реальная дейст­вительность. Художественные идеалы — это представления худож­ника, идеальные по своей природе, так как в них впечатления пере­группированы под особым углом зрения, свойственным художнику. Говорить о художественном идеале в объективном смысле, после то­го как сменилось столько художественных идеалов, невозможно. Объективный художественный идеал, идея прекрасного, воплоща­ющаяся в художественных созданиях, есть лишь вывод ума, обоб­щение знаний, а не объективный факт. Художественный идеал создан философским идеализмом и безвозвратно пал вместе с ним. Теория искусства для искусства справедлива как требование известного на­строения при художественном создании, но в том смысле, как ее по­нимают поборники неизменной идеи прекрасного, воплощающейся в действительности, она не выдерживает критики. Об «искусстве для искусства »можно говорить с таким же основанием, как и о «науке для науки»или о «любви для любви»или о «правде для правды». На­ука не будет наукой, когда мы, вместо искания научной истины, бу­дем преследовать какие-нибудь другие цели и к ним прикраивать научные выводы; правда не будет правдой, когда мы подчиним ее соображениям житейских выгод и т. п. Художественное творчество не

179

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.